Предмет экономической теории


Сложность социально-экономической жизни общества, влияние на нее идеологий, политики властных структур, происходящие в постсоциалистических странах существенные изменения в отношениях собственности усложнили содержание предмета экономической теории.

Начавшиеся в 1989-1992гг. преобразования советской политической и социально-экономической системы не могли не отразиться на экономической теории. Отрицательное отношение к марксизму и всему советскому при явном тяготении ко всему американскому привело на первых этапах перестройки к признанию в качестве единственного учебника «Экономикс» американских авторов. Но по истечении 10-летних неудачных преобразований в социально-экономической жизни российского общества оказалось, что заимствованные из «Экономикс» знания не только не помогают изменить ситуацию в экономике России, но и не способствуют объективному объяснению происходящего.

«Экономикс» с его предметом, исследующим поведение людей, отражает социально-экономическую ситуацию стран с развитой рыночной экономикой, с высоким уровнем доходов и потребления населения. В этой экономике проблемы обмена, реализации, потребительских запросов и потребительского поведения людей действительно наиболее актуальны. Для развивающихся же стран, как и стран с переходной экономикой, первостепенное значение имеют проблемы производства и распределения.

Производительность труда и ее соотношение с заработной платой, отношения собственности, достижение сбалансированности в системе интересов и конкурентной борьбе, эффективность производства и научно-технического прогресса и другие находят отражение в рамках классической (в том числе марксистской) и кейнсианской теорий.

Анализируя экономику развивающихся стран, М. Тодаро приходит к выводу, что для этих стран наиболее приемлемым является политэкономический подход, основанный на достижениях классической политэкономии и позволяющий реалистически оценить проблемы развития. Вместе с тем вряд ли оправданным является отказ от исследования поведения людей в социально-экономической жизни общества. С развитием рыночных отношений в России исследование потребительского поведения людей будет приобретать все большее практическое значение.

Современную социально-экономическую ситуацию в России целесообразно изучать с позиций классического подхода, рассматривающего в качестве предмета экономической теории систему социально-экономических или производственных возможностей, хозяйствующих в производстве, распределении, обмене и потреблении субъектов; и неоклассического подхода, основанного на теории предельной полезности, рассматривающего в качестве предмета экономической теории поведение людей.

Одностороннее определение предмета экономической теории с позиций только одной из теорий не объясняет, почему «нельзя» использовать одно, но «нужно» использовать другое. С позиций классической политической экономии, определение предмета экономической теории как взаимоотношения между хозяйствующими субъектами по поводу воспроизводства материальных благ и услуг отражает реальную практику функционирования рыночной экономики, основанную на частной собственности на средства производства.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что прогнозы Маркса о разрушении капиталистической системы под воздействием все обостряющихся внутренних противоречий капитализма, — не оправдались. Капиталистическая система оказалась более способной к обновлению и мирному разрешению социальных конфликтов, чем это виделось Марксу и его современникам в конце XIX в.

Определение предмета экономической теории с позиций предельной полезности как поведение людей в мире ограниченных ресурсов — это сознательное уклонение от реальной жизни, объективное исследование которой неизбежно выводит здравомыслящего экономиста на необходимость взаимодействия и взаимосвязи экономических отношений всех хозяйствующих в обществе субъектов для удовлетворения системы своих экономических потребностей.

Стремление выдать за предмет экономической теории категорию «богатство», ссылаясь на авторитет А. Смита,— не оправданно. А. Смит исследовал не собственно богатство, а то, как оно увеличивается. А. Смит доказывает, что главным источником богатства является труд, взаимный обмен результатами труда на основе взаимодействия эгоистических интересов, конкуренции, игры спроса и предложения и т.д.

В западной учебной литературе наиболее близкое к современному понимание места политической экономии в системе общественных наук и ее предмета дано французским экономистом и государственным деятелем Р. Барром в его учебнике «Политическая экономия».

Исследуя основные этапы развития экономической науки и те ее определения, которые возникали на каждом этапе в зависимости от собственных воззрений авторов или преобладания той или другой экономической политики, Р. Барр обосновывает необходимость «дать определение ориентированной на человека концепции политической экономии», отвечающей требованиям социально-экономического развития современного общества: «политическая экономия является в двояком смысле гуманитарной наукой: с одной стороны, она говорит об отношениях человека с вещами и с другими людьми; с другой стороны, чтобы выполнить свою разъяснительную задачу, она должна постичь человеческую деятельность во всем ее разнообразии и богатстве». И далее: «Чтобы выполнить стоящую перед ней задачу, политическая экономия должна поэтому действовать совместно с другими дисциплинами, объектом изучения которых является человек».

Наибольшее возражение вызывает утверждение о том, что поиски точного определения предмета политической экономии не столь важны. Так, П. Самуэльсон, приводя более шести определений предмета экономической теории, заключает: «Определение предмета экономической теории не может быть точным, да в этом, по сути, и нет необходимости».

Между тем от того, как определен предмет экономической теории, зависит, что подлежит исследованию: богатство, деньги, поведение людей или экономические взаимоотношения хозяйствующих субъектов.

Более чем 200-летнее формирование политической экономии (если считать первой попыткой системного осмысления политической экономии как науки опубликование в 1776 г. работы А. Смита «Исследование о природе и причинах богатства народов») позволяет не только ставить, но и решать вопрос о четкости в определении ее предмета.

Обобщая исследования отечественной и зарубежной экономической науки, следует признать, что отражением реальной действительности является определение предмета экономической теории как совокупности производственных или социально-экономических взаимоотношений хозяйствующих в обществе субъектов (во взаимодействии с производительными силами общества и его политической надстройкой) по поводу воспроизводства материальных благ и социальных услуг.

Следовательно, четко определяется и объект экономических отношений — воспроизводство (как постоянно возобновляющийся процесс производства, распределения, обмена и потребления) материальных благ и услуг, необходимых для развития каждого из субъектов хозяйствования и общества в целом. Иначе говоря, экономическая теория четко выделяет предмет и объект своего исследования— отношения, связанные с воспроизводством материальных благ и услуг.

Естественно, эти отношения тесно переплетаются и взаимодействуют с другими отношениями в обществе — национальными, правовыми, культурными, религиозными, социальными и т.д., самостоятельность которых относительна, но они существуют, имеют свою специфику (как и другие) и выступают предметом исследования экономической теории.

Богатство, экономика — объект экономической теории, который подлежит объективному исследованию каждым из хозяйствующих субъектов для выработки своих стратегии и тактики в реализации экономических интересов.

Отечественная экономическая наука вследствие ее отстраненности от объективной оценки советской действительности достигла существенных успехов в углублении общеэкономического содержания категорий и законов политической экономии. В частности, большой вклад внесен отечественными экономистами в исследование предмета политической экономии, ее категорий и законов.

Однако в официально допущенных учебниках политической экономии находили отражение, в основном, положения, противопоставлявшие социализм капитализму и утверждавшие социально-экономическое превосходство социалистической системы хозяйства. Но нельзя забывать, что в течение почти 70 лет в мировом хозяйстве развивались две политические системы — капиталистическая и социалистическая.

Экономическая наука и особенно учебная литература как в социалистических, так и в капиталистических странах формировались под сильным влиянием противоборства идеологий. Это противоборство достигло кульминации в главном вопросе политической экономии — отношениях собственности на средства производства.

Если учебники политической экономии социализма утверждали превосходство общественной собственности (хотя форм ее реализации не было найдено, и она превратилась в неэффективную государственную), то западные учебники уже с момента опубликования первых экономических работ К. Маркса, раскрывающих эксплуататорскую сущность частнокапиталистической собственности, противопоставили теории трудовой стоимости маржиналистскую (предельной полезности) теорию, исходящую из того, что в основе формирования спроса и цены лежат количество предлагаемых к реализации благ и субъективная оценка их полезности участниками процесса обмена.

Современные западные учебники проблему социально-экономических взаимоотношений в обществе, в том числе отношений собственности, обходят вообще.

Важность проблемы отношений собственности в экономической теории вынуждает официальную политическую экономию Запада использовать понятия «богатство», «поведение людей» при определении предмета экономической теории.

Пытаясь освободиться от заидеологизированности, отечественные ученые в годы трансформации советской системы «выбросили» и теорию К. Маркса, и сформировавшееся, объективно обоснованное определение предмета экономической науки, и само название «политическая экономия». Однако игнорирование социально-экономических отношений в обществе и их ядра — отношений собственности на материальные условия производства вовсе не означает, что они больше реально не существуют, не являются фактом, который можно не замечать. В любой политической системе люди вступают в социально-экономические взаимоотношения, сущностную характеристику которым придают отношения собственности.

«Экономическая единица находится в положении, определяемом такими понятиями, как основные принципы экономической жизни, условия экономической действительности, правила экономической игры и т.д.». Человек «располагает большим или меньшим влиянием, он либо господствует, либо подчиняется», — утверждает Р. Барр.

Учитывая явно обозначившуюся «человеческую» концепцию в современной политической экономии, социальную направленность рыночной экономики, значительное «смягчение» отношений собственности в последнюю четверть XX в., целесообразно заменить понятие производственных отношений как предмета политической экономии на более «мягкое», отвечающее современному состоянию общества, — социально-экономические отношения.

Http://inkabel.ru/avvg/

http://inkabel.ru/avvg/ кабель аввг 3x10 цена за метр.

inkabel.ru