Содержание основных ступеней общественного прогресса


Выделенные три ступени можно было бы охарактеризовать более подробно в содержательном плане по таким признакам, как состояние производственно-технической базы, характер присвоения средств производства и состояние работника.

Традиционная экономика характерна примитивными, ручными средствами труда; энергетической базой в виде естественной силы животных и самих работников; медленным экстенсивным развитием. Главным средством труда здесь остается земля, что и определяет другое название этой ступени как аграрного общества. Характерная форма собственности — общественная: либо в виде государственной, что свойственно восточной цивилизации, либо в виде сословной, как в западноевропейских странах. Для организации труда характерны или индивидуальная форма труда (крестьяне, ремесленники), или его простая кооперация. Соответственно работник в этих условиях лично не свободен.

Если первоначально он находится в полной зависимости от сил природы, то в дальнейшем — это зависимость от общины как одной из первых форм общественного устройства. В свою очередь, разложение общинных отношений ведет к двум различным формам внеэкономической зависимости людей: для восточной цивилизации это развитие вертикальной деспотической зависимости от центра (государства); для западной — это существование относительно локальных форм рабской и крепостной зависимости.

Рыночная экономика развивается на базе индустриального строя. Средства труда здесь — сложные машинные устройства. Энергетика — преобразованные силы природы в виде пара и электричества. Для нее характерен быстрый рост производства, развитие его интенсивного типа. Для организации труда — его совместные формы, сложная (фабричная) кооперация. Типичная форма собственности — частная. Развитие производительных сил обусловливает соответствующее развитие работника, его способностей и потребностей (физических, интеллектуальных и социальных).

Он лично свободен, принимает участие в функционировании различных демократических институтов (партии, профсоюзы, парламентская система и т.п.). Однако все это осуществляется в условиях сохранения вещной зависимости людей, ибо вся их деятельность, мотивация и само существование обусловлены необходимостью воспроизводства вещного богатства, опосредованного в свою очередь рыночными отношениями.

Человек в рыночной экономике в этом смысле есть лишь «экономический человек», деятельность которого полностью подчинена внешней для него силе производственно-экономических (уже не природных) факторов. Наибольшее развитие рыночная экономика получила в рамках западной цивилизации.

Будущая (пострыночная) экономика развивается на базе принципиально иных факторов и технологий: определяющее значение здесь приобретают информация, сила знания, творческий труд и т.п. С точки зрения собственности она трактуется как смешанная экономика, включающая разнообразие государственной, частной, коллективной и др. форм. Универсальное развитие способностей (и потребностей) человека в условиях принципиально изменившейся производственно-технической базы устраняет господствовавшее над «экономическим человеком» материально-вещественное богатство.

Изменяется система ценностей и ориентаций. В производственно- общественных отношениях людей место вещной зависимости вновь (но уже на качественно ином уровне) занимают личные отношения: в этом смысле, как отмечают ученые, такие черты, как доверие, честность, гуманность, коллективизм и т.п., становятся элементами самих производственных отношений. Работник (человек) утрачивает односторонние функции исполнителя, в той или иной форме и мере принимает участие в управлении производственными и другими процессами. Поскольку речь идет о будущей экономике, описать ее основные черты подробно нет возможности — во-первых; к тому же любое возможное описание совершается через призму категорий теории, сложившейся в условиях рыночной экономики, — во-вторых. Поэтому во многом в этих описаниях прежде всего важен учет проявляющихся тенденций роста нового в условиях старого. В этом смысле заслуживает внимания концепция Р. Коуза развитая им еще в 30-е годы.

Согласно ей институциональная структура экономической системы включает такие институты, как рынок и фирма. Их существование есть сосуществование в единой (рыночной в принципе) системе двух типов отношений: традиционно рыночных и альтернативных ей внутрифирменных отношений, которые Коуз трактует как отношения сознательного регулирования производства, отношения координации и т.п. для эффективности которых важное значение имеют нерыночные методы и формы (приказы, личное доверие, внутрифирменные правила, традиции, различного рода моральные факторы и т.п.).

Естественно, что увеличение количества фирм, а также расширение многих из них приводит к расширению данных отношений. Показательно то, что развитие этих процессов Коуз показывает, обращаясь к законам рыночной экономики: соотношение тех и других связей определяется движением рыночных трансакционных издержек — их сокращением или увеличением. Показательно и то, что буквально второе рождение эта концепция получила лишь при реальной актуализации этой проблемы — в конце XX века.

Сам характер третьей, основной, ступени (это общество будущего) обусловливает неопределенность ее названия. «Рабочие» названия, которые используются в настоящее время, не вполне корректны, если рассматривать эту ступень в ряду традиционной и рыночной экономики. «Пострыночная» — не заключает в себе содержательного начала, отмечая лишь то, что эта ступень идет «после» рыночной. То же самое можно сказать и об определении «постиндустриальное» общество. Кроме того, оно, как и «информационное» общество, выражает иной критерий классификации, чем избранный в настоящем анализе.

Казалось бы ближе к истине термин «смешанная» экономика. Он действительно отражает, хотя во многом внешне, процессы, происходящие в производственно-экономических отношениях. Однако этот термин, акцентируя внимание на внешней стороне процесса, не подчеркивает глубинных изменений в обществе.

Становление третьей ступени выступает в ряду «традиционная экономика — рыночная экономика» как отрицание отрицания. Это означает, во-первых, что элементы первой и второй ступеней проявляются в условиях третьей ступени с иным содержанием и в иных формах; во-вторых, здесь наблюдается не просто «смесь» старых и новых элементов, но именно качественно новое целостное образование.