Государственная собственность и собственность общественных организации


Уже давно стало «общеизвестным», ЧТО бюрократическая государственная собственность является основным камнем преткновения на пути к радикальным экономическим реформам и соответственно к благосостоянию в странах, которые уходят от тоталитарного режима. При этом сознательно или бессознательно совершаются по меньшей мере две ошибки: отождествление, во-первых, государственной собственности с бюрократической и, во-вторых, экономических реформ с обязательной приватизацией и переходом к частной собственности.

Между тем существуют (как было отмечено выше) эффективные и более или менее демократически управляемые государственные предприятия. Существуют и варианты экономических реформ, при которых государственная собственность остается доминирующей, а мелкий бизнес, другие формы частной собственности развиваются параллельно с ним и преимущественно на собственной основе, а не как результат приватизации. Так проходят, например, реформы в Китайской Народной Республике и в ряде других юго-восточных стран. Значительную роль государственная собственность играла и в экономике «Азиатских тигров».

В то же время в любой из экономик (и отечественной, и китайской, и развитых стран) одной из ключевых болезней этой формы, как и других форм крупной собственности, является бюрократизация, создание иерархических структур без обратной связи, ориентированных на формальные, внешние, оторванные от реальной экономической действительности показатели (например, план-фетиш, механизмы «плановой сделки», «псевдоадминистративных цен», другие компоненты реальной экономики тоталитарного прошлого).

Логично предположить, что за этими разнонаправленными тенденциями скрыто внутреннее противоречие государственной собственности, которое характерно для нее в любой социально-экономической системе, а в нашей — особенно: между статусом государства как представителя интересов всего общества, и как обособленного института, способного бюрократически подчинять общество.

В первом случае государство призвано выражать действительно общенародные интересы. К таким интересам относится большая часть вопросов экологии, значительная часть вопросов социальной справедливости (например, обеспечение уже и еще нетрудоспособных), развития экономической и социальной инфраструктуры и многие другие.

Но это долженствование. На самом деле в большей или меньшей степени государство всегда обособлено как экономический и политический институт и в своей хозяйственной деятельности в определенной (большей или меньшей) мере реализует интересы государства как особого, «сверхкрупного» частного собственника. Эта вторая сторона медали в ряде случаев может оказаться доминирующей. Более того, в предшествующие десятилетия в странах «реального социализма» она оказалась абсолютно доминирующей.

Между тем, развитие государственной собственности возможно и в направлении дебюрократизации, которая позволяет преодолеть основные пороки прежней бюрократической системы отношений собственности, но не разрушить те преимущества, которые характерны для общественной точнее, общенародной) собственности, имеющей государственную форму. Каким образом можно реализовать эту задачу?

Прежде всего необходимо понять, что из себя может представлять демократически управляемое самостоятельное предприятие, находящееся в государственной собственности. Для таких предприятий, как правило, применяется понятие «народного предприятия» (в ряде случаев арендного предприятия, хотя аренда — это форма переходная от государственной к коллективной форме собственности).

Статус предприятия как народного предполагает, что народ обладает реальными правомочиями в распоряжении своим богатством, в данном случае конкретным предприятием: фабрикой, станками, оборудованием, продукцией, которая на нем выпускается. «Народ» — это трудовой коллектив предприятия, но прежде всего — это общество в целом. Следовательно, появляется важнейшая проблема распределения полномочий между государством, представляющим единые для всех граждан данной страны интересы, и коллективом данного предприятия (именно коллективом, а не администрацией, которая отнюдь не тождественна первому).

Какие же правомочия принадлежат в этом случае государству? Государству и только ему принадлежит право продажи предприятия, определения политики слияния, образования сложных форм собственности или хозяйствования на базе государственных предприятий (концернов или других объединений) или, наоборот, разукрупнения, когда отдельный филиал или одно из производства становится независимым, самостоятельным предприятием, а также вопрос о его выкупе трудовым коллективом или продаже частному собственнику. При этом инициатива таких слияний или разукрупнений может принадлежать и трудовому коллективу, но решение остается за государством.

Второе полномочие, которое сохраняется в этом случае у государства — предоставление коллективу государственных заказов, обеспечивающих средний для данных условий хозяйствования уровень рентабельности и обязательных для выполнения. Аналогия с директивным планом, планом-фетишем, который был результатом закулисной плановой сделки, торга между дирекцией и государственной бюрократией, в данном случае будет уместна только в том случае, если государство останется прежней бюрократической структурой, а предприятие будет представлено исключительно номенклатурой среднего уровня — директорским корпусом.

Если же права по распоряжению имуществом принадлежат прежде всего трудовому коллективу, то он не будет заинтересован в неэффективном для самого себя экономическом решении. С другой стороны, государство, сохраняя свою собственность на средства производства, должно обладать и определенными возможностями для их целенаправленного использования для реализации неких конкретных общенародных интересов.

Третий компонент правомочий государства: оно должно обладать возможностью получения определенной доли прибыли от деятельности государственного предприятия сверх налогов, обязательных для любых других хозяйственных звеньев: ведь это предприятие, хотя и находится в ведении данного трудового коллектива, но является собственностью всех членов общества. Следовательно, определенная часть прибавочного продукта должна принадлежать собственнику, а им являются все граждане государства.

За этими исключениями остальные правомочия по организации функционирования госпредприятий передаются трудовому коллективу. Именно он определяет, каким должно быть производство, что и как производить, а также модель внутренней хозяйственной деятельности — то, как будет построена система экономических отношений внутри предприятия, оплата труда его работников и распределение доходов (на потребление, расширение производства, социальное развитие), которые получит этот коллектив, самостоятельно зарабатывающий себе на жизнь.

Наконец, одним из ключевых правомочий государства является определение направлений определенной части инвестиций, — чтобы государственные предприятия становились стержнем общегосударственных (общенародных), отраслевых или региональных программ, призванных осуществить структурную перестройку экономики.

Однако собственность, в том числе и государственная, — это не только правомочия, но и ответственность. Вопрос об ответственности за использованием госсобственности решается опять-таки на основе разделения правомочий между трудовым коллективом, как частью народа, которому принадлежит это имущество, и государством, как представителем общества в целом, единых интересов народа. Государство отвечает за обеспечение своего госзаказа поставками, трудовой коллектив отвечает за безубыточность производства, сохранение выделенных ему государством фондов в том количестве и качестве, которое определено уставом.

Как может отвечать государство или трудовой коллектив за невыполнение своих обязательств? С точки зрения коллектива, ответственность состоит в простом факте зависимости его дохода от результата деятельности предприятия. Если на предприятии вследствие неэффективного хозяйствования начинается «проедание» основных фондов, сокращение уставного капитала, в ход идет целый набор штрафных санкций, прежде всего — компенсационные выплаты за счет фонда заработной платы или иных фондов, которые служат основой для доходов работников предприятия.

Если же коллектив в течение длительного времени не справляется со своими обязательствами и не может обеспечить эффективного функционирования государственных средств производства, предприятие может быть закрыто.

Что же касается государства, то в случае предоставления предприятию невыгодных заказов, их необеспечения необходимыми поставками или иных нарушений своих обязательств, оно обязано компенсировать потери трудовому коллективу. Коллектив же может использовать эти средства для выкупа государственного предприятия, превращения его в коллективное, если он сочтет такую модель хозяйствования более эффективной.

Не исключено, что государственные предприятия могут иметь акционерную форму собственности и при этом часть акций может котироваться на рынке, что достаточно типично для переходной экономики.

Далее, коллектив никогда не сможет осуществлять эффективного экономического и социального управления, если он не будет нанимать по контракту профессиональную команду управляющих, которая получит, в свою очередь, часть правомочий и часть ответственности трудового коллектива. В этом случае возникает довольно сложный пучок правомочий и сложная система отношений собственности, перераспределение правомочий и ответственности. Ничего удивительного в этом нет. Государственная собственность — это сложная форма, и она включает в себя сложную систему отношений.

Еще сложнее проблема формирования и развития отношений демократической государственной собственности на макроуровне. Государственная собственность — это не сумма предприятий, а "Целостная макроэкономическая система. Каким же образом реализуется государственная собственность на макроуровне? Именно здесь в первую очередь возникает вопрос о том, какой по содержанию является государственная собственность — бюрократической, т.е. отчужденной от народа или общенародной, только имеющей государственную форму.

Эта дилемма требует своего разрешения, которое достаточно сложно. Для того чтобы собственность была общенародной, государство должно фактически выражать интересы, общие для большинства граждан. Иными словами, государство должно быть последовательно демократическим. Предположим, что эту проблему решить удалось.

Еще сложнее решаются социально-экономические проблемы демократизации государственной собственности. Так, собственник имеет право на реальное присвоение и распоряжение тем, что ему принадлежит. Если граждане все вместе являются собственниками государственного имущества то как каждый может свободно использовать эту собственность?

Чтобы создать систему отношений, обеспечивающих совместное присвоение и распоряжение государственным имуществом, необходимо сформировать механизм реализации общественного содержания государственной собственности.

Во-первых, механизм совместного распоряжения средствами производства, который реализуется через систему отношений самоуправления трудящихся на всех этажах экономической системы: от бригады до предприятия, региона и страны в целом.

С самоуправлением в госсекторе переходной экономики непосредственно взаимосвязан еще один компонент, обеспечивающий экономическую реализацию государственной собственности как общенародной — демократическое программирование экономики, в частности, реализация программ структурной перестройкой, социальных и экологических программ, которые позволяют использовать экономический потенциал государства (в том числе находящихся в его собственности средств производства) для осуществления коренных качественных сдвигов в технологической структуре, социальном и гуманитарном развитии, в области экологии.

Эти сдвиги являются крайне актуальными и необходимыми для переходной экономики и поэтому здесь концентрация определенных ресурсов в рамках государственной, по форме, собственности является важной предпосылкой такого структурного маневра, а успешные примеры такого рода маневров хорошо известны. Это и опыт новой экономической политики в нашей стране, и опыт Китайской народной республики, и опыт «Азиатских тигров».

Во-вторых, необходимо обеспечить равные возможности присвоения гражданами государственных средств производства. Общественная собственность, имеющая государственную форму, несовместима с наемным трудом, ибо граждане в данном случае должны быть не служащими по найму у государства, а одновременно и работниками и собственниками. Несовместима общественная собственность и с внеэкономическим принуждением к труду — такими феноменами как прописка, лимиты, «оргнаборы», ведомственное жилье и многие другие механизмы внеэкономического подчинения гражданина государству.

Между тем эти феномены не только были весьма характерны для нашего прошлого, но и сохраняются до сих пор. От всех этих «пережитков» прошлого нам предстоит как-то избавиться, но в экономике это можно сделать только одним путем — «выращивая» иную, более эффективную систему отношений, в которых госсобственность перестает быть по содержанию госкапиталистической или госфеодальной и становится общенародной.

Для этого надо решить положительную задачу — на деле равного присвоения гражданином любых государственных средств производства, что означает возможность работника участвовать на конкурсных началах в использовании государственных средств производства, либо на индивидуальной основе (это может быть индивидуальная аренда государственных средств производства, скажем в рамках мелкого производства, торговли или сферы обслуживания), либо на началах коллективных.

Последнее предполагает обеспечение свободы трудящихся создавать ассоциации, формировать коллективы, которые могут выступать с инициативой аренды государственных средств производства или использования их на началах полного хозяйственного ведения, т.е. в рамках модели «народного предприятия».

Государственные органы в свою очередь могут решать, кто из граждан может обеспечить наиболее эффективное использование этой собственности. Безусловно, этот механизм является переходным, как и все то, что мы описываем в рамках нашего предмета — исследования переходной экономики.

В результате работники становятся собственниками не только на уровне предприятия, но и имея право выбора (участия в конкурсе) на макроуровне, имеют возможность участвовать в присвоении государственных средств производства на равных началах.

В-третьих, условием общенародного содержания государственной собственности являются равные возможности использования дохода, получаемого от этой собственности. Доход от государственной собственности, а также налоги с предприятий, находящихся в других формах собственности и граждан, должны обеспечивать всем равные возможности в системе социального обеспечения, возможности, которые нам даются именно потому, что мы являемся гражданами государства, обладающего определенным общественным богатством.

Если говорить конкретно об экономике России, то даже с учетом нынешнего кризиса и гримас приватизации это общественное богатство окажется весьма немалым и при эффективном использовании даст возможность для решения многих социальных проблем. Основанием для такого оптимизма служит то, что даже в условиях крайне неэффективной хозяйственной системы прошлого социальные гарантии в СССР находились на высоком уровне для государства со столь низким уровнем производительности труда.

Как именно гражданин может получать свою «долю» дохода от госсобственности? — Через последовательное осуществление принципа свободного и равного доступа любого гражданина к любым общественным (государственным) фондам потребления в сферах здравоохранения, отдыха, образования, культуры, а также имея право на пенсионное обеспечение равно и как права на поддержку еще нетрудоспособной молодежи. Все это является важнейшими компонентами экономической реализации общенародной по содержанию и государственной по форме собственности.

В-четвертых, важным компонентом государственной собственности является реальная гарантия занятости для работника при значительной доле государственной собственности в переходной экономике. Государство может и должно осуществлять (совместно с общественными организациями — прежде всего профсоюзами и союзами трудовых коллективов) активную политику занятости, политику гарантированного обеспечения рабочим место любого трудоспособного гражданина, который хочет реализовать свою способность к труду, а в случае необходимости готов изменить или повысить свою квалификацию и принять те предложения, которые ему даются государством и профсоюзами для осуществления трудовой деятельности.

Активная политика переобучения, переквалификации работника, гарантии для любого трудоспособного гражданина, желающего и умеющего работать, — таков один из абсолютно необходимых механизмов экономической реализации государственной собственности.

Наконец, в-пятых, общенародная собственность предполагает реальные равные права на гарантированную минимальную зарплату и гарантии соблюдения принципов социальной справедливости при распределении доходов (необходимого и части прибавочного продукта) среди работников предприятий, находящихся в государственной собственности.

В данном случае приоритетным становится механизм распределения по труду, устанавливающий определенный уровень дохода в зависимости от квалификации и реальных результатов деятельности конкретного работника, т.е. зависимости от качества (во многом определяемого результатом) и объема труда.

Фактически выделенные пять пунктов могут быть использованы как критерии действительно общественного (в данном случае — общенародного) характера отношений государственной собственности. Не следует забывать и то, что эти отношения в переходной экономике не могут не иметь переходного характера (т.е. соединять в себе противоречия общественной и государственно-капиталистической, бюрократической собственности) и будут сосуществовать и взаимодействовать с другими отношениями — частной и коллективной собственностью.

Характеристика существенных черт государственной собственности в переходной экономике включает и анализ более поверхностных черт.

К их числу относится децентрализация государственной формы собственности. Последняя включает по меньшей мере три уровня своей организации: муниципальный, республиканский и федеральный. К первому, как правило, относятся объекты коммунального хозяйства и региональная инфраструктура, а так же часть социальных и производственных объектов, находящихся в государственной собственности. На уровне республик (государств, входящих в федерацию) объектами государственной собственности становятся все те структуры, которые могут и должны эффективно функционировать как государственные за исключением объектов общефедерального назначения.

Кроме того, на всех уровнях («этажах») государственной собственности ее объекты могут находиться в полном ведении работающих на них трудовых коллективов (что, в принципе, должно быть правилом) или под жестким контролем государственной администрации, лишь дополняясь участием работников в управлении (что должно быть исключением, распространяющимся на особо важные или опасные объекты типа атомных электростанций).

Какова возможная сфера распространения государственной собственности в переходной экономике? Прежде всего, государственная собственность наиболее адекватна для использования неделимых, уникальных или всеобщих ресурсов, принадлежащих действительно всему народу. Примером являются невоспроизводимые природные ресурсы, в частности, земля и ее недра; те или иные объекты, использование которых связано с большим риском для всего населения, или, наоборот, с возможностью присвоения этих результатов всем населением. К последним объектам относится значительная часть энергетики, транспорта, вообще экономической инфраструктуры, с одной стороны, и ультраструктуры, т.е. той части экономической системы, которая работает на население непосредственно и создает творческий потенциал нации, — с другой.

Наука, искусство, образование и т.п. требуют не огосударствления, а государственной поддержки этих сфер, при развитии государственной формы собственности, лишь в масштабах, гарантирующих ученому, художнику, деятелю образования, воспитания, культуры возможность свободно использовать государственные средства для осуществления своей творческой деятельности, т.е. свободно формировать научные, художественные, педагогические коллективы, используя определенные государственные ресурсы на конкурсной основе.

Итак, эти сферы, представляющие как бы самый низ и самый верх экономической системы — природные ресурсы и инфраструктура, энергетика, транспорт на одном полюсе, наука и искусство, образование, культура — на другом, — составляют приоритетные направления для развития государственной собственности.

Широкие возможности для развития государственной собственности оставляют и традиционные развитые индустриальные и переходные к постиндустриальным технологические системы. Скажем, крупные предприятия, работавшие ранее в рамках военно-промышленного комплекса и подлежащие конверсии, могут сохранить государственную форму собственности, изменив направление своей деятельности и преодолев прежнее характерное для них экономическое содержание государственно-бюрократической собственности.

Для этого может быть использована модель «народного предприятия» — модель распределения правомочий и ответственности между коллективом и государством. Эта модель во многом сходна по своему содержанию с коллективной собственностью, за тем исключением, что позволяет государству реализовывать сложные экономические программы, прибегая не только к косвенным, но и прямым методам управления.

В каких бы сферах ни развивалась государственная собственность в переходной экономике, ее главной болезнью останется бюрократическое вырождение (перерождение общественного содержания госсобственности в бюрократическое и/или государственно-капиталистическое). Эта болезнь особенно опасна в условиях переходной экономики, где господство тенденций, вызванных «номенклатурным капитализмом», превращает в большинстве случаев государственную по форме собственность (в частности, акционерные общества, контрольный пакет акций которых находится в руках государственных органов), в собственность с таким же корпоративно-капиталистическим содержанием, как и в формально частных крупных акционерных предприятиях.

Различия касаются лишь того, между кем именно распределены те или иные «пучки» прав собственности, насколько сильно государственный аппарат может контролировать те или иные объекты.

В случае концентрации контрольного пакета акций в руках государства или сохранения чисто государственной формы собственности (неприватизированные объекты) на предприятиях скорее всего будет доминировать патерналистский тип госкапиталистической эксплуатации работников, сочетающийся с большей стабильностью и меньшей доходностью таких предприятий (менее жесткие финансовые ограничения, более дешевые кредиты, меньшая мобильность на рынках).

При этом, однако, достаточно типичным является сращивание таких формально государственных объектов с частными на основе личной унии администрации государственных предприятии и хозяев паразитирующих на них «дочерних» или формально независимых частных форм. В случае доминирования частной собственности та же по существу номенклатура или близкие к ней слои будут осуществлять свое господство в более прямой форме. Последнее, однако, не отменит традиций и институтов патернализма, типичных для переходной экономики, а лишь ослабит их влияние и снизит роль.

В обоих случаях собственность по содержанию будет корпоративно-капиталистической. В обоих случаях для развития государственной собственности как формы общественной, ассоциированной собственности потребуются качественные изменения в содержании отношений собственности. Парадоксально, но факт, что в переходной экономике формально частная акционерная фирма с большей долей собственности работников, системой патисипативного управления (частичного самоуправления, участия работников в контроле и принятии решений) и социальными «рамками» бизнеса может быть ближе по содержанию к общественной собственности, чем государственное предприятие, где господствуют отношения корпоративно-капиталистической эксплуатации работников.

Вопрос, следовательно, в том, насколько в рамках конкретного объекта госсобственности реализуются отношения общественного (ассоциированного) распоряжения и присвоения средств производства и результатов труда; от этого в определяющей степени будет зависеть степень развития ассоциированного содержания государственной собственности на микроуровне.

Наконец, принципиально важным для понимания действительного содержания государственной собственности в переходной экономике является вопрос о социально-экономическом содержании государства, являющегося собственником (вопрос о содержании госсобственности — это проблема не столько микро-, сколько макроуровня).

Если государство по своей природе является не более чем представителем властвующего в экономической и политической жизни номенклатурно-корпоративного капитала, если на макроуровне не реализуются те принципы ассоциированной собственности, о которых речь шла выше и которые были выработаны общественной мыслью на основе анализа объективных тенденций социализации современной мировой экономики, если государство по политическому содержанию не является демократическим (не реализует парадигму народовластия и самоуправления),— если это так, то и содержанием государственной формы собственности в переходной экономике будет номенклатурно-корпоративная эксплуатация общества (и прежде всего — трудящихся, уже и еще нетрудоспособных) со стороны отчужденной от него и паразитирующей на нем бюрократии.

Иными словами, сама по себе государственная форма собственности не гарантирует ее общественного содержания. Она может скрывать корпоративно-бюрократическое отчуждение собственности государства от его граждан. Как именно может быть преодолено это наследие — вопрос принципиально сложный, ибо он упирается в конечном итоге в отказ от парадигмы «номенклатурного капитализма», которая, как правило, является доминирующей в переходной экономике (особенно в России), и переход к альтернативной модели — «экономике для человека».

Отличительной чертой собственности общественных организаций (например, профсоюзов, объединений потребителей, экологических или женских союзов, любых других объединений граждан, реализующих совместные интересы) является равнодоступность объектов этой собственности, равные права на использование. Условием такого использования является практическая деятельность в рамках этой организации.

Другое дело, что на практике и эти структуры подвержены бюрократизации. Общая дилемма — бюрократизм или реальная демократия, самоуправление — оказывается существенной проблемой для всех общественных форм собственности, начиная с коллективной, включая государственную, и заканчивая собственностью общественных организаций. Для последних угроза бюрократизации существенно ниже, чем для государства, возникшего в истории как особый аппарат, стоящий над народом.

В переходной экономике большинство форм собственности, которые практически развиваются, носит столь же переходный характер. Они являются сложными формами, соединяющими так или иначе механизмы присвоения, распоряжения и использования благ, а также «пучки правомочий», характерные для только что названных основных форм собственности.

К таким формам относятся и акционерные общества закрытого типа, в которых соединяются черты коллективных и акционерных предприятий, и акционерные общества с доминированием государственного капитала, а таковые составляли большинство в экономике России в начале 90-х гг., или арендные предприятия, в которых соединяются черты коллективно-групповой и государственной собственности.

Переходный характер могут носить и мелкие частные фирмы, в которых соединяется частная собственность, основанная на собственном труде, с чертами коллективных, кооперативных предприятий, и большинство других конкретных хозяйственных форм. Причем к принципиально важным чертам переходной экономики относится то, что все эти формы подвижны и изменчивы. Они образуются и исчезают в зависимости от изменений в течении экономических и социальных процессов, в законодательстве, политике.

Характерной чертой всех форм собственности в переходной экономике является не только принципиальный разрыв форм и содержания, но и номенклатурно-корпоративная трансформация последнего (что касается и государственной, и частной, и других форм собственности). Такая постановка вопроса заставляет по-новому взглянуть на проблемы приватизации. Ключевым ее вопросом становится проблема социально-экономического содержания этого процесса, а не формальные аспекты перехода от государственной к частной собственности.



Https://HolosUA.com

На holosua.com/ важные новости июня доступны по ссылке https://HolosUA.com.

holosua.com