Упущенные возможности как фактор затяжного характера кризиса российской экономики


Специфическое макроэкономическое равновесие в плановой экономике достигалось усилиями государственных институтов, что вполне соответствовало ситуации: государство выступало фактически единственным субъектом собственности и управления воспроизводственным процессом. Им разрабатывались народнохозяйственные планы, осуществлялся контроль за их неукоснительным выполнением. Инвестиционный портфель, формировавшийся за счет традиционных для плановой экономики источников — отчислений от прибылей государственных предприятий и изъятия у них же предназначенного для реновации амортизационного фонда, находился в руках государства, безраздельно им распоряжавшегося.

Это и позволяло государству формировать воспроизводственные пропорции в соответствии с выработанными государственными институтами стратегией и тактикой экономического развития. Беда состояла в том, что при разработке экономической политики в течение долгих десятилетий игнорировались объективные закономерности общественного развития, что в конечном счете и привело экономику к кризису, беспрецедентному по своим разрушительным масштабам для мирного времени. Поэтому структурная перестройка невозможна без разрушения прежней системы государственного управления, без разгосударствления отношений собственности, без сокращения государственного сектора до оптимальных пределов, наработанных мировой практикой.

Вместе с тем порожденные советской практикой государственного регулирования экономики негативные последствия не должны создавать ложные представления о том, что государство как крупнейший институт современной цивилизации вообще должно быть отброшено. Как показывает опыт развитых стран, даже при осуществлявшейся в течение 80—90-х годов широкомасштабной приватизации государственной собственности, значимость государственного регулирования в целях обеспечения и поддержания макроэкономического равновесия, в особенности в долгосрочной перспективе, отнюдь не уменьшилась. Речь может идти лишь об усилении методов косвенного воздействия на макровоспроизводственный процесс.

Что же касается «социалистического» государства, то оно как субъект собственности и управления подлежит полному демонтажу. Свою неспособность к обеспечению перемен оно продемонстрировало в 70-х годах, когда наступило время радикальных реформ.

Бедственное положение советской экономики не было тайной для правящей элиты. По крайней мере в конце 70-х годов комиссией под руководством акад. Кириллина был подготовлен и представлен в Совет Министров СССР доклад, из которого однозначно вытекал вывод о надвигающейся катастрофе. Этот вывод обосновывался многочисленными фактами и явлениями советской действительности. Назовем наиболее значительные из них. Прежде всего, это растущий дефицит рабочей силы, обусловленный особенностями инвестиционной государственной политики: большая часть капитальных вложений из года в год направлялась на новое капитальное строительство, а не на реконструкцию действующего.

Вследствие этого сохранялся высокий удельный вес ручного и малоквалифицированного труда, коим в сфере материального производства было занято свыше 50 млн. чел., что составляло более 50% работников данной сферы. Неуклонно замедлялись темпы роста производительности общественного труда в материальном производстве. Так, темпы ее роста в восьмой пятилетке составили 6,8% в год, в девятой — 4,4, в десятой — 3,8%, что вело к замедлению и темпов роста национального дохода (Известия, 27.08.1993 г.).

Повсеместно и неуклонно нарастал дефицит товаров и услуг. Так, в 1969 г. дефицитность потребительского рынка вследствие избыточных капиталовложений вылилась в предельную норму сбережений: она достигла 50% и в последующие годы не опускалась ниже. Более того, в 1976— 1979 годах она превысила 100%. Все это вело к обесценению национальной валюты, снижению жизненного уровня трудящихся. Видимость сохраняющегося экономического роста в немалой мере обеспечивалась неуклонным снижением качества выпускаемой продукции, а также усилиями официальной статистики по фальсификации отчетных данных об итогах выполнения народнохозяйственных планов.

Критическое состояние советской экономики требовало безотлагательных мер, однако понимания масштабов надвигающегося кризиса, равно как и его характера не было. Между тем своевременно начавшееся реформирование плановой экономики обеспечило бы более плавный и безболезненный характер преобразования плановой экономики в рыночную, как это было сделано в КНР, именно в этот период — конец 70-х годов — приступившей к осуществлению радикальных реформ, в конечном счете направленных на подобное преобразование.

Советские лидеры не могли и/или не хотели осознать неизбежность надвигающейся катастрофы. Не было сделано ровным счетом ничего для ее предотвращения. Вера в неисчерпаемые силы социализма сохранялась, что вполне подтвердили лидеры, пришедшие к власти в начале 1985 г. Начатая ими реформа проводилась под флагом «очеловечивания» социализма, превращения его в демократический социализм. Именно на это была нацелена разработанная в этот период так называемая концепция ускорения, претворение которой в жизнь еще более усугубило кризисную ситуацию в стране, подтверждением чему могут служить данные о динамике показателей эффективности общественного производства (в процентах к предыдущему году):



Гцу и эр сайт спб

Актуальная информация гцу и эр сайт спб тут.

businessdir.ru