Инвестиционная политика как фактор преодоления структурной несбалансированности


Итак, преодоление кризиса переходной экономики сопряжено не только с ее разгосударствлением, но и осуществлением глубокой инвестиционной перестройки. Ее крупневшим и важнейшим субъектом в силу названных выше обстоятельств является государство. Перед правительственными органами в этой связи возникает проблема выработки долгосрочной инвестиционной программы, в конечном счете, направленной на достижение макроэкономического равновесия, соответствующего законам рыночной экономики.

Российская реальность такова, что низкая инвестиционная активность хозяйствующих субъектов в 1992—1993 годах не способна была обеспечить серьезных структурных изменений. Но ситуация складывается так, что и в ближайшие годы вряд ли удастся создать благоприятные условия для развертывания инвестиционной деятельности. Весьма вероятно, что структурную перестройку придется осуществлять в условиях финансовой дестабилизации и высоких темпов инфляции.

Это чрезвычайно осложняет решение проблемы, но иной ситуации может и не сложиться в ближайшие годы. Ведь, как известно, инфляция носит не просто монетарный, но структурный характер. И не исключено, что преодоление промышленного спада явится условием преодоления инфляции, а не наоборот. Может быть именно поэтому попытки макроэкономического регулирования преимущественно монетаристскими методами и не дают ощутимого эффекта: жесткие финансовые ограничения сопровождаются не снижением цен, а спадом производства, увеличением взаимного коммерческого кредитования через систему взаимных неплатежей, что спасает от банкротства даже нерентабельные предприятия; использованием государственными предприятиями финансовых средств прежде всего на потребление, а не на укрепление производственного потенциала; медленным нарастанием безработицы относительно темпов падения производства, что также питает инфляцию.

Иными словами, не исключено, что российская экономика является недостаточно рыночной, чтобы получать положительные результаты, адекватные монетаристским методам макроэкономического регулирования.

Но коль скоро монетаристские методы не вполне срабатывают, то альтернативой может стать государственная инвестиционная программа, направленная на структурную перестройку за счет, в том числе и инфляционных источников.

При крайней ограниченности инвестиционных средств тем более возникает традиционная в таких случаях проблема выбора национальных приоритетов в ее осуществлении. В условиях инвестиционного голода таковыми вряд ли могут стать такие огромные сектора, как АПК и/или ТЭК, требующие значительных капиталовложений, каковыми страна не располагает, а потому ими могут явиться более узкие хозяйственные звенья, концентрация инвестиционных средств вокруг которых тем не менее позволит повысить эффективность не только отдельных секторов народного хозяйства, но и экономики в целом. Так, в пределах ТЭК таковыми могли бы выступить звенья, связанные с ресурсосбережением топливного сырья. Отобранные в качестве национальных приоритетов, они могут стать ориентиром для всех хозяйствующих субъектов.

Необходим механизм доведения инвестиционных ресурсов до приоритетных звеньев и обеспечения ответственности за эффективное их использование. Центральный банк мог бы предоставить за счет централизованных ресурсов кредиты под льготные проценты для финансирования одобренных правительством приоритетных государственных программ.

Эти кредиты предоставляются крупным коммерческим банкам, имеющим разветвленную сеть своих филиалов на территории страны. В свою очередь, эти банки предоставляют их хозяйствующим субъектам под проценты, которые обеспечивают банкам невысокую — в пределах не более 3% — маржу. Коммерческие банки берут на себя ответственность за их целевое использование и своевременный возврат.

При современных двухзначных месячных темпах инфляции в стране процентные ставки не могут быть положительными. Но льготный инвестиционный кредит в условиях высокой инфляции — обычное явление. Более того, инвестиционный кредит в данной ситуации попросту не может не быть льготным. Важнее другое — обеспечить его возвратность, без чего кредит попросту перестает быть таковым.

Повышение же процентных ставок в условиях отсутствия нормального денежного рынка не даст ожидаемого положительного эффекта. Это лишь сделает кредит малодоступным, а полученный — безвозвратным. К тому же высокие процентные ставки сами становятся фактором роста цен. А потому они не только не способствуют преодолению спада производства и инфляции, но становятся факторами углубления этих процессов.

Инвестиционная деятельность банков-агентов правительства сопряжена с огромными трудностями и риском, а потому необходимо создать для них благоприятные условия. К их числу относится снижение размеров резервных требований, так как эти банки имеют более высокую долю долгосрочных кредитов в общей сумме кредитных вложений. Снижение размеров резервных требований могло бы компенсировать им менее выгодную с коммерческой точки зрения структуру кредитов.

Целесообразно было бы в условиях высокой степени риска при осуществлении долгосрочных кредитов освободить коммерческие банки от налогообложения доходов, получаемых ими от долгосрочных кредитов и их вложений в рамках целевых государственных программ.

Вполне логично было бы распространить на эти банки порядок налогообложения прибыли, направляемой на пополнение резервных и страховых фондов, установленный сейчас для предприятий и организаций, ибо условия их деятельности по осуществлению долгосрочного кредитования ближе именно к ним, а не к коммерческим банкам, кредитующим посреднические операции.

В настоящее время пополнение ресурсов коммерческих банков происходит прежде всего за счет централизованных ресурсов, предоставляемых ЦБ. И это вполне естественно в условиях, когда свободных денежных средств у предприятий нет, доходы населения низки, а следовательно, низки и его сбережения. Что же касается разного рода фондов — пенсионных, страховых, то они еще не набрали финансовой мощи, чтобы стать солидными инвесторами. Поэтому снижение динамики выделения централизованных кредитных ресурсов для финансирования народного хозяйства весьма губительно для осуществления инвестиционных программ.

Структурно-инвестиционная перестройка народного хозяйства— грандиозная задача, требующая огромных усилий и значительных финансовых и пр. ресурсов, а потому в одночасье решена быть не может. Но важно не откладывать разработку и реализацию инвестиционной государственной программы, направленной на преодоление макроэкономической несбалансированности.

В экономической литературе обсуждаются и иные варианты осуществления структурной перестройки с выделением иных приоритетов в поэтапном преобразовании народнохозяйственной структуры. Таких вариантов в среде ученых-экономистов и в правительственных органах множество. В разработке программы преобразований в России принимают участие и зарубежные специалисты.

Так, ими были подготовлены различные модели государственной инвестиционной программы, направленной на достижение макроэкономического равновесия. В экономической литературе они известны как «японский вариант», «австрийский подход», «концепция МБРР». Общим моментом всех трех программ является их направленность на коренное преобразование структуры народного хозяйства России.

Однако акценты в предлагаемых моделях государственной инвестиционной деятельности расставлены по-разному. В «японском варианте» исходным является тезис о наибольшей значимости первоочередного решения продовольственной проблемы в России, в соответствии с которой приоритетным объектом инвестиционной деятельности становится агропромышленный сектор. В свою очередь, подъем отраслей АПК невозможен без увеличения импорта, что потребует наращивания экспортного потенциала главным образом за счет государственных инвестиций в топливно-энергетический комплекс, обладающий в российской экономике наибольшим экспортным потенциалом. Экспортная выручка и явится основой инвестиций в АПК в соответствии с данной концепцией.

В «австрийском подходе» главной представляется проблема предотвращения массовой безработицы и порождаемой ею социальной нестабильности. Исходя из этого, приоритетным в инвестиционной деятельности государства признается наращивание рабочих мест в производственной и непроизводственной сферах.

В «концепции МБРР» на первый план выдвигается финансирование непроизводственной сферы при одновременном сокращении государственных капиталовложений в производственную. И в этом смысле две последние концепции, по существу, смыкаются, ибо преимущественное развитие непроизводственной сферы в наибольшей мере сулит прирост рабочих мест и решает проблему занятости.

В каждой из концепций в той или иной мере учитывается необходимость развития АПК, обеспечивающего решение продовольственной проблемы. Вместе с тем объектом финансирования становится и ТЭК как основа экспортного потенциала страны, а также неразвитая непроизводственная сфера. В ней приоритет отдается, прежде всего, жилищному и социально-культурному строительству, наиболее запущенным в предшествующий период развития.

Сопоставление моделей макроэкономического равновесия, проведенное российскими учеными (Вопросы экономики. 1993 г. № 6), показало, что ни одной из этих концепций не следует отдавать предпочтение, так как каждая из них сопровождается теми или иными негативными последствиями. Так, приоритетное финансирование АПК и ТЭК в соответствии с «японским вариантом» не дает увеличения валового национального продукта, а что касается АПК, то увеличение государственных инвестиций в этот сектор сопровождается даже сокращением агропромышленного производства при сохранении прежних форм хозяйствования. Проведение радикальной земельной реформы рассматривается необходимым предварительным условием подъема сельского хозяйства. Она должна предшествовать приоритетному финансированию отраслей АПК.

Преимущественное и первоочередное развитие непроизводственной сферы в соответствии с другими концепциями сопровождается в краткосрочном периоде сокращением объема непроизводственных услуг и быстрым развитием строительного сектора как поставщика товаров для непроизводственной сферы, что в свою очередь становится фактором роста АПК.

Таким образом, следствием преимущественного инвестирования непроизводственного сектора явится структурная перестройка экономики. Капитал и рабочая сила перемещаются в наиболее перспективные и эффективные отрасли экономики. Однако при этом сдерживается развитие инвестиционного сектора экономики, и прежде всего — машиностроения, что в долгосрочной перспективе станет фактором торможения экономического роста.

Итак, в краткосрочном периоде предлагаемое приоритетное инвестирование приведет к подъему инвестиционных отраслей (машиностроение, строительство), а не отраслей-получателей инвестиций. Но в долгосрочном периоде последние также смогут ускорить свое развитие, результатом чего в конечном счете явится структурная перестройка. Развитие инвестиционных отраслей позволит обновить основные производственные фонды во всех отраслях народного хозяйства.

Разработка различных моделей структурной перестройки в целях достижения макроэкономического равновесия дает возможность отобрать наилучшую с точки зрения решения поставленной задачи. Их сопоставление в ходе научной экспертизы позволяет выявить эффект взаимного влияния различных секторов экономики, проявляющееся в том, что преимущественное государственное инвестирование одних секторов ведет к преимущественному развитию других. При этом социально-экономические последствия неоднозначны с точки зрения кратко-, средне- и долгосрочного периодов. Все эти обстоятельства и должны учитываться при формировании государственной инвестиционной программы и отборе ее приоритетов.

Структура российской экономики и поныне остается весьма утяжеленной, примитивной. Продолжается активное проедание основных производственных фондов из-за невозможности долгосрочных инвестиций, высоких налогов, изымающих 75—100% прибыли. Капиталовложения за 1992 г. сократились на 45%, а в 1993 г. они составили 85% к 1992 году. Предполагается ежемесячное сокращение производства на 1,5—2% по более чем 80%) продукции, еженедельно растут цены. Экономическая ситуация остается тяжелой, но не безнадежной. Опыт стремительных преобразований в первые годы советской власти в полной мере показал пагубность поспешных действий.

Итак, основные направления структурной перестройки в переходной экономике заданы, прежде всего, необходимостью преодоления унаследованных от социалистического прошлого, от плановой экономики диспропорций: это устранение экономически необоснованного разрыва между I и II подразделениями, между материальным и нематериальным производством, внутри каждого из них; это сокращение военного производства до пределов, соответствующих новой военной доктрине; это преодоление крайней неравномерности в технико-технологической оснащенности предприятий различных отраслей и секторов экономики при общем повышении ее уровня соответственно достижениям современного этапа НТР.

Такая перестройка требует колоссальных усилий всех потенциальных инвесторов, отечественных и иностранных, под эгидой государства, призванного регулировать инвестиционный процесс, исходя из общенациональных интересов, текущих и в особенности — будущих.

В ходе осуществления инвестиционной политики важно не ослабить уже существующих высокотехнологических комплексов, в особенности — в военно-космической промышленности, а также смежных отраслей. Речь идет не только об их перепрофилировании, но и укреплении их позиций на внутреннем и международных рынках высоких технологий, современного вооружения. Важно сохранить высококвалифицированные кадры, сосредоточенные на таких предприятиях. Не исключена санация нерентабельных, но перспективных производств при размещении государственных заказов и жестком выполнении взаимных обязательств.

Что касается реалий сегодняшнего дня, то долгосрочная государственная программа, как таковая, отсутствует, а Министерство экономики занято разработкой социально-экономического сценария развития страны в 1994 г. Согласно прогнозу, отобранному Правительством РФ в качестве официального, макроэкономические показатели на 1994 г. будут выглядеть следующим образом: спад промышленного производства составит 12%, уровень безработицы — 5—6%, среднемесячный уровень инфляции — 12—13% в IV квартале, так как ресурсы для финансирования государственных капиталовложений весьма ограничены. Они составляют 2,5% ВВП при потребности в них не менее 20%. В этих условиях основная тяжесть структурной перестройки ложится на плечи инвесторов.

При всех обстоятельствах, однако, следует помнить, что акцент на развитие добывающих отраслей — лишь временное средство накопления экспортных ресурсов, необходимых для развертывания наукоемкого производства. Без такой ориентации, как показывает мировой опыт, страна не сумеет войти в число наиболее развитых стран мира, а удел слаборазвитой едва ли ее устроит.

Да и собственный опыт приоритетного развития отраслей ТЭК и экспорта их продукции, в особенности в 1992—1993 гг. не только не привел к экономическому подъему, но и усугубил в значительной мере промышленный спад: возросший экспорт при уменьшающейся добыче полезных ископаемых привел к сырьевому голоду в собственной промышленности, не говоря уже об истощении природных запасов. Уже в настоящее время обеспеченность российской промышленности конкурентоспособными ресурсами ниже мировой.

Между тем Россия продолжает экспортировать стратегические материалы по демпинговым ценам. Так, экспортная цена российской нефти уменьшилась с 1992 г. по 1993 г. на 20%, нефтепродуктов — на 39%, газа — на 11%, каменного угля — на 21%, алюминия — на 29%. Экспорт алюминия возрос почти в полтора раза, а цена на него упала в 2,3 раза, в результате чего упущенная выгода оценивается в 460 млрд. долл.



ООО "Реклама и продвижение"

Полный комплекс Продвижения сайта медицинской клиники ООО "Реклама и продвижение".

reklama-prodvijenie.ru