Последние классические либералы

Небольшая группа писателей и политических мыслителей не позволяла забыть либертарианские идеи. Г. Л. Менкен больше известен как журналист и литературный критик, но ему также принадлежат глубокие размышления о политике; он говорил, что его идеалом является "правительство, балансирующее на грани того, чтобы вообще не быть правительством". Альберт Джей Нок (автор книги "Наш враг государство"), Гарет Гар- ретт, Джон Флинн, Феликс Морли и Фрэнк Ходоров были обеспокоены будущим ограниченного, конституционного правительства перед лицом Нового курса и политикой посто-

янной подготовки к войне, проводившейся США в XX веке. Генри Хэзлит, журналист, писавший на экономические темы, служил связующим звеном между этими школами. Он работал в Nation и New York Times, вел колонку в Newsweek, написал восторженную рецензию на "Человеческую деятельность" Мизеса и популярно изложил принципы экономики свободного рынка в небольшой книге "Экономическая наука в одном уроке", написанной на основе логики Бастиа о том, "что видно и чего не видно". Менкен сказал о нем: "Это один из немногих экономистов в истории человечества, умевших хорошо писать".

В мрачном 1943 году, в разгар Второй мировой войны и Холокоста, когда самое могущественное правительство за всю историю США вступило в союз с одной тоталитарной силой, чтобы победить другую, три замечательные женщины опубликовали книги, которые, можно сказать, вызвали к жизни современное либертарианское движение. Роуз Уайлдер Лейн, дочь Лоры Инголлз Уайлдер, автора книги "Домик в прериях" и других историй о грубом американском индивидуализме, опубликовала страстный исторический очерк "Открытие свободы". Изабел Патерсон, романистка и литературный критик, издала книгу "Бог из машины", в которой защищала индивидуализм как источник прогресса в мире. А Айн Рэнд опубликовала роман "Источник".

Айн Рэнд

"Источник" - обширный роман об архитектуре и цельности. Индивидуалистский лейтмотив этой книги не соответствовал духу времени, и критики подвергли ее свирепым нападкам. Однако роман нашел своих читателей, которым, собственно, и предназначался. Поначалу продажи шли медленно, затем начали быстро расти. Два полных года книга продержалась в списке бестселлеров газеты New York Times. В 1940-х годах ее открыли для себя сотни тысяч читателей, а в общем итоге миллионы, и тысячи из них книга подвигла на более глубокое знакомство с идеями Айн Рэнд. Она продолжила работать и в 1957 году написала еще более успешный роман "Атлант расправил плечи" и основала ассоциацию единомышленников разделявших ее философию, которую она называла объективизмом. Хотя политическая философия Айн Рэнд и была либертарианской, не все либертарианцы были согласны с ее метафизическими, этическими и религиозными взглядами. Некоторым не нравились прямолинейность подачи и возникший вокруг нее культ.

Подобно Мизесу и Хайеку, Рэнд доказывала важность иммиграции не только для Америки, но и для американского либертарианства. Мизес бежал от нацистов, Рэнд бежала от коммунистов, пришедших к власти в ее родной России. Однажды после выступления ее спросили: "Почему нас должно заботить то, что о нас думает иностранка?", и писательница ответила с присущей ей пылкостью: "Я сама решила быть американкой. А что сделали вы, кроме того, что дали себе труд родиться?"

Вскоре после публикации романа "Атлант расправил плечи" появилась книга экономиста из Чикагского университета Мил- тона Фридмена "Капитализм и свобода", в которой автор утверждал, что политическая свобода не может существовать без частной собственности и экономической свободы. Известность Фридмена как экономиста, в 1976 году получившего Нобелевскую премию, основывалась на его работах по денежной теории. Однако благодаря книге "Капитализм и свобода", колонке в журнале Newsweek, которую он вел на протяжении многих лет, а также книге и серии телепередач 1980 года "Свобода выбора" он стал самым известным американским либертарианцем прошлого поколения.

Другой экономист, Мюррей Ротбард, пользуется меньшей известностью, но тем не менее сыграл важную роль в создании как теоретической структуры современной либертарианской мысли, так и политического движения, связанного с этими идеями. Его перу принадлежит большой экономический трактат "Человек, экономика и государство", четырехтомная история Американской революции Conceived in Liberty, краткое руководство по теории естественных прав и следующим из нее выводам "Этика свободы", популярный либертарианский манифест "К новой свободе", а также огромное множество брошюр и статей в общественно-политических журналах и информационных бюллетенях. Либертарианцы сравнивали его как с Марксом, создателем комплексной политико-экономической теории, так и с Лениным, неутомимым организатором радикального движения.

В 1974 году либертарианство пережило взрыв интереса и уважения к себе в научной среде благодаря публикации произведения философа Роберта Нозика из Гарвардского универститета "Анархия, государство и утопия". Прибегнув к остроумной и зубастой логике, Нозик изложил аргументы в пользу прав, из которых следовало:

...[существование] минимального государства, ограниченного узкими функциями защиты от насилия, воровства, мошенничества, принуждения к выполнению договоров и т.п., оправдано, однако любое более громоздкое государство будет нарушать право людей на то, чтобы их не принуждали делать определенные вещи, и его существование будет неоправданным; поэтому минимальное государство является вдохновляющей и правильной [целью].

Он хитроумно призвал к легализации "капиталистических актов между лицами, достигшими возраста согласия". Книга Нозика - наряду с книгой Ротбарда "К новой свободе" и очерками Айн Рэнд по политической философии - определила содержание взглядов современных либертарианцев, которые в значительной степени заново сформулировали закон Спенсера о равной свободе: люди имеют право делать все, что хотят, если они уважают равные права других.

Задача государства - защищать права людей от внешних агрессоров и от соседей, которые убивают, насилуют, грабят, нападают на нас или занимаются мошенничеством. Но если государство станет заниматься чем-то большим, оно само нарушит наши права и свободы.

Либертарианство иногда обвиняют в том, что оно негибко и догматично, однако фактически оно задает принципы построения обществ, в которых свободные люди могут жить вместе в мире и гармонии, когда каждый сам ищет, говоря словами

Джефферсона, "пути обустройства и улучшения своей жизни". Общество, созданное на основе либертарианских принципов, является наиболее динамичным и инновативным из всех когда-либо существовавших на земле, о чем свидетельствует беспрецедентный прогресс в науке, технологии и стандартах жизни со времен либеральной революции конца XVIII века. В либертарианском обществе широко распространена благотворительность, причем люди занимаются ею по зову сердца, без какого-либо принуждения со стороны государства.

Либертарианство является также стимулирующей творчество и динамичной основой для интеллектуальной деятельности. Сегодня именно идеи этатистов представляются старыми и избитыми на фоне подлинного взрыва интереса к либертарианским исследованиям в таких областях, как экономическая теория, право, история, философия, психология, феминизм, экономическое развитие, гражданские права, образование, защита окружающей среды, социальная теория, биоэтика, гражданские свободы, внешняя политика, информационные технологии и т.д. Либертарианство создало систему исходных принципов для научных исследований и решения проблем, но наше понимание движущих сил свободного и несвободного обществ будет продолжать развиваться.

Сегодня интеллектуальное развитие либертарианских идей продолжается, и их влияние растет благодаря умножению числа либертарианских журналов и научно-исследовательских учреждений, возрождению традиционной американской враждебности к централизованному правительству и, что самое главное, по причине очевидной неспособности большого правительства выполнить свои обещания.

Http://tushkan.club/

http://tushkan.club/ сверхъестественное 1 сезон перевод lostfilm.

tushkan.club