Преступность

Ужасающий уровень насильственных преступлений против личности в Америке делает наши города непригодными для жизни, поэтому средний класс перебирается в пригороды, что еще больше усиливает социальное напряжение. Хотя нам говорят, что за последние несколько лет преступность сократилась, нужно рассматривать эту проблему в перспективе. В 1951 году в Нью-Йорке было совершено 244 убийства; в 1990-х годах при том же числе жителей мы имеем уже более 2000 убийств в год.

В 1965 году в Милуоки было совершено 27 убийств и 214 грабежей; в 1990 году - 165 убийств и 4472 грабежа. В ближайшие годы ситуация может значительно ухудшиться. К 2000 году будет на 500 000 больше подростков- мальчиков, чем в 1995 году. Криминологи предупреждают: они будут больше, чем предыдущие поколения, предрасположены к преступлениям, причем более жестоким, главным образом в силу того, что никогда еще так много мальчиков не воспитывалось без отца и живет в районах, где распространена безотцовщина. Профессор Принстонского университета Джон Дилулио-младший беседовал с заключенными в тюрьме строгого режима и выяснил, что они боятся сегодняшних молодых хищников.

Первое требование цивилизованного общества - защитить граждан от насилия. Наше государство очень плохо справляется с этой задачей, поэтому необходимо изменить методы борьбы с преступностью. Во-первых, не следует забывать, что, по Конституции, борьба с преступностью - задача правительств штатов и местных органов власти. Никаких конституционных оснований для общего федерального уголовного кодекса не существует; недавние федеральные "законы о преступности" продиктованы исключительно политической конъюнктурой и в лучшем случае никак не влияют на уровень преступности. Во-вторых, следует помнить, что примерно 80 процентов уголовных преступлений - убийств, изнасилований, нападений и краж - совершается 20 процентами преступников. Правоохранительные органы штатов должны сосредоточить свои ресурсы на опасных рецидивистах и убрать их с улиц.

В долгосрочном плане главное, что могли бы сделать штаты для сокращения преступности, - изменить систему социальных пособий, которые повышают уровень незаконнорожденности. Мальчики, воспитываемые без отцов, особенно в районах с высокой долей неполных семей, - это основной контингент преступников, совершающих сегодня насильственные правонарушения в наших городах. Отцы учат мальчиков управлять своей естественной агрессивностью и показывают, как быть сильными и владеющими собой взрослыми мужчинами. 72 процента всех убийц-подростков и 70 процентов осужденных на длительные сроки - мальчики, воспитывавшиеся без отцов.

В более краткосрочном плане первое и самое важное, что штаты могли бы сделать для снижения преступности, - легализовать наркотики. Нынешняя политика в этой области взвинчивает на них цены, приводя к тому, что для многих подростков в городских гетто торговля наркотиками кажется самой прибыльной и привлекательной альтернативой. Низкое качество тамошних школ заставляет многих молодых людей представлять свой выбор как "зарабатывать копейки" в Макдональдсе, жить на социальное пособие или торговать наркотиками.

Однако, как и в случае "сухого закона" 1920-х годов, запрет оборота наркотиков гарантирует, что их продажей будут заниматься преступники. Наркоманы вынуждены идти на преступления, чтобы оплачивать привычку, которая, будь она легальной, не требовала бы таких денег (и кстати, была бы более безопасной). У наркоторговцев нет иного способа разрешения конфликтов, кроме отстреливания друг друга. Если бы наркотики производились фирмами с хорошей репутацией и продавались в винных магазинах, меньше людей умирало бы от передозировок и некачественных наркотиков и меньше людей становилось бы жертвами грабежей (которые являются косвенным следствием запрета наркотиков), групповых нападений и перестрелок. Если существуют хоть какие-то пределы власти государства над личностью, то, безусловно, государству не должно быть позволено регулировать, что нам можно вводить в наши собственные тела и что нельзя. Запрет наркотиков не просто является репрессивной мерой, но и приводит к обратным результатам.

Отмена запрета на оборот наркотиков освободит полицейские силы, судебное время и тюремные камеры для людей, совершивших тяжкие преступления. В отношении таких преступников наша цель - быстрое, неотвратимое и суровое наказание. Жесткость наказания за преступления против личности определяется степенью актуальности проблемы преступности для общества. Поскольку в США преступность необычайно жестока, нам, по-видимому, следует повысить суровость наказаний за действительные преступления - грабеж, нападение, изнасилование и убийство.

Мы можем ввести законы о полном отбытии срока заключения, чтобы местные жители знали, что преступник проведет за решеткой весь срок, назначенный судом; законы для тех, кто признан виновным в совершении трех тяжких преступлений; а также, ввиду ужасающей преступности среди несовершеннолетних, ужесточить наказания для малолетних преступников.

Однако при этом нельзя забывать о приверженности гражданским свободам. Консерваторы любят выступать против "прав преступников"; надлежащий термин - "права обвиняемого", и здесь есть принципиальное отличие для тех из нас, кто не собирается преступать закон, но может представить себе, что в один прекрасный день его обвинят в преступлении, особенно в наше время бурного роста свода законов. Для активизации усилий по борьбе с преступностью нет необходимости давать полиции карт-бланш на обыск машин, офисов и домов без ордера или даже стука в дверь; разрешать полиции накладывать арест на имущество на основании все более и более расплывчатых постановлений о "гражданской конфискации"; становиться жертвами прослушивания телефонных разговоров и других форм электронной слежки.

Пример популярного решения, которое не снизит уровень преступности, - контроль за оборотом огнестрельного оружия. В Соединенных Штатах в частном владении находится более 200 млн. единиц огнестрельного оружия, и никакая мера по контролю за оборотом огнестрельного оружия не способна изменить эту ситуацию. У законопослушных граждан есть естественное и конституционное право владеть оружием и носить его не просто для охоты, а для самозащиты и в качестве крайнего средства для защиты свободы.

И наконец, очень часто недооценивается такая мера по борьбе с преступностью, как приватизация. Защита прав - фундаментальная и законная задача государства, однако из этого вовсе не следует, что здесь государство демонстрирует более высокую эффективность, чем в других сферах. Уже сейчас в США в частном секторе работает около 1,5 млн частных полицейских, примерно в 3 раза больше, чем состоит на службе правительств штатов и местных органов власти. Недавно я ужинал в ресторане после вечернего похода по магазинам, и, когда вышел, было достаточно поздно. Идя по пустынным улицам мимо закрытых магазинов, я вдруг поймал себя на мысли, что не чувствую страха.

Почему? Потому что торговая улица, где я находился, была частным районом. У частных районов гораздо больше стимулов и возможностей поддерживать порядок, чем у государства, вот почему люди все чаще делают покупки и даже живут в частных, нередко огороженных районах. В этой сфере, как и во многих других, сужение границ политического общества и опора на гражданское общество принесет всеобщую пользу.

Www.yar-izvozchik.com

Трансфер на вокзал курский вокзал www.yar-izvozchik.com.

www.yar-izvozchik.com