Когда государство предоставляет услуги?

Обычно считается, что государство начинает заниматься предоставлением услуг, когда их не может предоставить частный сектор. Даже если бы это соответствовало действительности, возникает вопрос, почему люди должны платить налоги, идущие на предоставление услуг, за которые они не хотят платить. Если в пользу того, что товар или услуга является общественным благом, нельзя привести убедительных доказательств - а как мы видели, сделать это трудно, - аргументация в пользу предоставления этого товара или услуги государством сводится к тому, что предпочтения определенного человека должны заменить решения, которые принимают миллионы потребителей, расходуя свои деньги.

Однако государство, как правило, и не предоставляет никаких услуг, которые не предоставляются на рынке. Скорее, политики обещают за счет общества дать людям то, за что люди не желают платить. Предоставление услуги бюрократической монополией в действительности не делает ее дешевле, а лишь скрывает издержки. В сознании людей получение услуги больше не связано с конкретным платежом, поэтому кажущийся бесплатным доступ к прежде дорогой услуге радует их, даже если они и не хотят, чтобы их налоги росли.

Политическая возможность заработать очки на предоставлении новой государственной услуги появляется, когда за услугу, за которую многие избиратели предпочли бы не платить, уже платит достаточное количество людей.

Экономист Аллен Уоллис утверждает, что хорошим примером является образование в Великобритании и США. Он пишет: "В 1833 году, когда правительство Англии впервые начало субсидировать школы, по крайней мере 2/з молодежи из рабочего класса были грамотными, а число школьников за 10 лет увеличилось вдвое - хотя до этого времени правительство сознательно препятствовало распространению грамотности среди "низших классов", опасаясь последствий печатной пропаганды". К 1870 году, когда государственное образование было сделано бесплатным и обязательным, грамотными были почти все молодые люди. Они обучались в платных школах, включая недорогие "начальные школы", организуемые семьями из рабочего класса. Философ Джеймс Милль еще в 1813 году обращал внимание на "быстрое развитие склонности к образованию среди низших классов в Англии".

В США также, пишет Уоллис, "государство начало предоставлять "бесплатное" школьное обучение только после того, как оно стало почти всеобщим". Возможно, в конце XIX века правительства штатов решили сделать образование бесплатным, обязательным и государственным, чтобы заработать благосклонность избирателей, которым больше не нужно было бы платить за школы напрямую, или чтобы навязать школам какую-то определенную религиозную или политическую программу. Однако понятно, что для того, чтобы сделать школьное образование более доступным, действий государства не требовалось.

Программа "Медикэр" является еще одним примером услуг, которые, пока их не захватило федеральное правительство, предоставлялись частным образом с оплатой за счет конкретных людей. Согласно исследованию Национального центра изучения общественного мнения, проведенному в 1957 году, "примерно один человек из двадцати [в возрасте 65 лет и старше] говорил, что из-за нехватки денег обходился без необходимой медицинской помощи".

Если более 90 процентов пожилых людей могли позволить себе необходимое медицинское обслуживание, зачем была нужна государственная программа по предоставлению медицинского обслуживания всем пожилым людям? Уоллис подытоживает эти уроки следующим образом:

Итак, цель политического предпринимателя состоит в том, чтобы определить услуги, которые покупаются значительными и идентифицируемыми блоками его электората, и разработать средства, с помощью которых стоимость этих услуг будет перенесена на общество. Успех нововведения заключается не в том, чтобы сделать что-то, чего не делалось раньше, а в перенесении расходов на общество в целом. Предложение освободить избирателей от каких-либо расходов скажется на их голосах только в том случае, если достаточно большое количество избирателей уже платят за услугу.

Более свежим примером могут быть государственные субсидии по уходу за ребенком. Поскольку все больше родителей платят за детские дошкольные учреждения, многие избиратели хотели бы избавиться от этих расходов. Поэтому политики начинают заявлять, что детские сады и ясли - это дело государства или что родители "не могут позволить себе" эти расходы. В действительности, однако, они не только могут позволить, но и платят уже за детские сады и ясли - понятно, не особенно радуясь этому.

Политики никогда не говорят, почему те, кто не имеет детей, и неработающие матери должны платить налоги, идущие на заботу о чужих детях, однако налоги стали такими большими и представляются такими неизбежными, что избиратели, видимо, не связывают растущее налоговое бремя с новыми услугами от государства.

Разумеется, когда услуга переходит от рынка к государству, ее предоставление больше не будет чутко реагировать на запросы клиентов и постепенно станет отражать предпочтения тех, кто ее предоставляет, а не тех, кто получает. Получатели государственных услуг могут влиять на них только посредством громоздкого политического процесса, вместо того чтобы использовать гораздо более эффективный процесс выбора среди конкурирующих поставщиков.

Центр традиционной китайской медицины москва

центр традиционной китайской медицины москва

www.huatuocenter.com