Информационная эпоха

Одна из главных причин, почему будущее принадлежит либертарианству, - наступление информационной эпохи. С каждым днем информация становится все дешевле и поэтому распространяется все шире; все большей проблемой становится не недостаток, а избыток информации. Информационная эпоха - плохая новость для централизованной бюрократии. Во-первых, поскольку информация становится дешевле и доступнее, люди меньше нуждаются в том, чтобы решения за них принимали эксперты и власти. Это не означает, что мы не будем консультироваться у специалистов, - в сложном мире никто из нас не может быть экспертом во всем, однако это значит, что мы сможем выбирать их и принимать свои собственные решения.

Правительствам будет сложнее держать граждан в неведении о международных делах и о своих преступлениях. Во-вторых, поскольку информация и коммерция быстрее, неповоротливому правительству будет все труднее выдерживать темп. Главная цель регулирования телекоммуникационных и финансовых услуг — замедлить скорость изменений и удержать потребителей от получения всех выгод, которые нам предлагают компании.

В-третьих, легче станет сохранять частную тайну. Государство будет пытаться блокировать технологию шифрования и требовать, чтобы у всех шифров был государственный ключ (Clipper Chip), однако эти попытки обречены на неудачу. Государству все сложнее будет совать свой нос в экономическую жизнь граждан. Наконец, как выразился предприниматель в сфере технологий Билл Фрецца, "силу принуждения нельзя провести через сеть". Поскольку цифровые биты становятся более ценными, чем угольные шахты и заводы, государству будет сложнее осуществлять контроль.

Некоторых беспокоит, что стоимость компьютеров и доступа в Интернет создает новый барьер между имущими и неимущими, однако исправный бывший в употреблении компьютер и доступ в сеть на год можно купить по цене годовой подписки на New York Times - и никого не беспокоят те, кто не может себе позволить купить подписку на газету. В любом случае стоимость компьютеров падает и будет продолжать падать, как падала цена на телефоны и телевизоры, которые когда-то были игрушками богачей. К середине 1996 года предприниматели предлагали бесплатную электронную почту любому клиенту, готовому мириться с наличием рекламы на экране компьютера.

Не будет никаких имущих и неимущих, говорит Луис Розетто, редактор журнала Wired, либертарианской библии информационной эпохи: «Лучше говорить об имущих и тех, кому эти блага станут доступны позже. И возможно, что в невыгодной ситуации именно имущие, поскольку они выступают подопытными кроликами новой технологии, и платят огромные деньги за то, что через пару лет будет доступно за небольшую долю первоначальной цены". Попытки заставить компании предоставлять свои технологии всем сразу или по цене ниже рыночной просто-напросто снизят стимул предпринимателей выходить на рынок с новым продуктом и тем самым замедлят скорость перемен.

Поскольку сейчас все большее значение приобретают продукты нашего разума, запечатленные в цифровых битах, традиционные природные ресурсы будут становиться менее значимыми. Для создания богатства важнее будет иметь соответствующие характеристики институциональной структуры и человеческого капитала, чем нефть и железную руду. Государства уже не смогут с той же легкостью регулировать капитал и предпринимательство, поскольку людям и капиталу становится проще перемещаться через границы. Стремясь удержать в стране собственных инноваторов и инвесторов и привлечь их коллег из-за рубежа, страны будут снижать налоги и уменьшать степень государственного регулирования и на этом пути добиваться процветания.

Некоторые пророки информационной эпохи чрезмерно преувеличивают ее отличия от индустриального века. Многие из самых богатых стран XVII-XX веков - Нидерланды, Швейцария, Великобритания, Япония, Сингапур - отличались недостатком природных ресурсов. Они разбогатели старомодным способом - в действительности новомодным, капиталистическим - благодаря верховенству права, экономической свободе и трудолюбивому и хорошо образованному населению.

В более открытой экономике участия, которая станет возможной благодаря киберпространству, важность свободных рынков и личных усилий даже увеличится. Питер Питш из Гудзоновского института пишет, что "Хайек и Шумпетер - провидцы инновационной эпохи", как он называет новую экономику. Хайековский анализ спонтанного порядка и огромных опасностей искажений, привносимых принуждением, а также сложный механизм функционирования последнего важны как никогда в век неограниченных возможностей и стремительных изменений.

И к величайшей досаде предпринимателей, познающих эту истину на своем опыте, точка зрения Шумпетера о том, что "созидательное разрушение - суть капитализма", будет как никогда уместной. Ярким примером созидательного разрушения стало ниспровержение больших ЭВМ персональными компьютерами, всего за пять лет стоившее IBM 70 процентов ее рыночной стоимости. В свою очередь не будут ли персональные компьютеры свергнуты с трона Интернетом? Не пошатнутся ли позиции Microsoft так же, как позиции IBM? Как сказали бы Хайек и Шумпетер, это никому не известно.

Людям всегда было трудно увидеть порядок в кажущемся хаосе рынка. Даже когда система цен непрерывно направляет ресурсы туда, где они будут использоваться с максимальной эффективностью, на поверхности рынка все выглядит совершенно иначе - предприятия разоряются, рабочие места исчезают, материальное благосостояние людей растет с разной скоростью, инвестиции оказываются выброшенными на ветер. Быстрый инновационный век будет казаться даже еще более хаотичным, огромные предприятия будут вырастать и терпеть неудачи стремительнее, чем когда-либо прежде, и все меньше людей будут иметь стабильные рабочие места.

Однако повысившаяся эффективность перевозок, коммуникаций и рынков капитала будет фактически означать еще больший порядок, чем тот, которого рынок мог достичь в промышленный век. Главная мысль состоит в том, что нужно перестать использовать принуждающую силу государства для "сглаживания эксцессов" или "направления" рынка к желаемому кем- то результату. Пусть рынок работает, т.е. пусть миллиарды людей идут к счастью своим собственным путем, и второе издание этой книги, скорее всего, будет подготовлено с использованием технологии, о которой в 1997 году еще и не мечтали.

Кабель для электрокардиографа schiller тут

Смотрите подробности кабель для электрокардиографа schiller тут.

www.ecardiograf.ru