Грядущая эра либертарианства

В 1995 году социологи из Института Гэллапа обнаружили: 39 процентов американцев считают, что "федеральное правительство стало настолько огромным и могущественным, что представляет собой непосредственную угрозу правам и свободам простых граждан". Социологи не поверили своим глазам и сделали еще одну попытку, убрав из опроса слово "непосредственную". С этим утверждением согласилось 52 процента американцев.

В том же году газета USA Today поместила на первой полосе материал об американцах, родившихся после бума рождаемости первых послевоенных десятилетий. Там говорилось, что "многие из 41-миллионного поколения склоняются к старой философии, которая вдруг стала казаться новой, - либертарианству". С этой оценкой, также в репортаже на первой полосе, соглашается Wall Street Journal: "Значительная часть требований, которые сегодня выдвигают [избиратели], не являются традиционно республиканскими или даже консервативными. Они либертарианские. Создается впечатление, что, испытывая постоянно растущее презрение к правительству, американцы все в большей степени склоняются - зачастую сами того не осознавая - к философии либертарианства".

В 1995 году Дэвид Броудер писал в газете Washington Post о множестве американцев, заявляющих, что они приветствовали бы появление третьей партии: Помимо разочарования вашингтонскими политиками из обеих партий, отличительной чертой этих потенциальных новых избирателей является либертарианская основа их мировоззрения. Они скептически смотрят на демократов, поскольку отождествляют их с большим правительством. Они подозрительно относятся и к республиканцам по причине растущего влияния внутри республиканской партии религиозных правых.

Как возник этот внезапный интерес средств массовой информации к либертарианству?

По замечанию USA Today, либертарианство очень привлекает молодых, так как ставит под сомнение общепринятую точку зрения и отвергает устаревшие идеи этатистов. Когда автор этой книги будучи студентом в колледже, открыл для себя идеи либертарианства, ему казалось очевидным, что большинство либертарианцев должны быть молодыми. При этом я смутно догадывался, что либертарианские книги, которые я читал, написаны пожилыми людьми. Кто, как не молодые, могли разделять столь бескомпромиссное видение личной свободы? Отправившись на свое первое либертарианское мероприятие вне колледжа, я был несколько удивлен, что первому человеку, с которым я столкнулся, было около сорока, а в то время мне это казалось достаточно почтенным возрастом.

Прибывшая следом молодая женщина под тридцать больше соответствовала моему представлению о тех, кого я ожидал встретить. Однако ее первым вопросом было: "Вы не видели моих родителей?" Вскоре я узнал, что ее родители, которым шел шестой десяток, были ведущими либертарианскими активистами в штате, и навсегда распрощался со своими ошибочными представлениями о том, какими должны быть люди, становящиеся либертарианцами. Я обнаружил, что родители этой молодой женщины и миллионы американцев, которые сегодня разделяют либертарианские убеждения, являют собой воплощение давней американской традиции личной свободы и оппозиции принуждающему государству.

Либертарианство - это убеждение в том, что каждый человек имеет право жить так, как хочет, если уважает права других. Либертарианцы защищают права каждого человека на жизнь, свободу и собственность - права, которыми люди обладают изначально, вне зависимости от существования государства.

С точки зрения либертарианца, все отношения между людьми должны быть добровольными; единственные действия, которые должны быть запрещены законом, - это все то, что подразумевает применение силы против тех, кто сам не применял силу: убийство, насилие, грабеж, похищение людей и мошенничество.

Большинство людей привычно верят в этот моральный кодекс и живут по нему. Либертарианцы считают, что этот кодекс должен применяться последовательно - то есть его нужно применять и по отношению к государству и правительству, а не только к отдельному человеку. Государство должно существовать для защиты прав, для защиты нас от тех, кто может использовать против нас силу. Когда государство применяет силу по отношению к людям, которые не нарушали права других, оно само становится нарушителем прав. Исходя из этого, либертарианцы осуждают такие действия государства, как цензура, призыв на воинскую службу, регулирование цен, конфискация собственности, а также вмешательство в нашу личную жизнь, включая ее экономический аспект.

Столь прямо выраженное, либертарианское мировоззрение может показаться оторванным от реальности, учением, подходящим скорее для мира ангелов, которого никогда не было и не будет. Не правда ли, в сегодняшнем крайне сложном и зачастую неуютном мире именно государство способно эффективно решать все проблемы? Парадоксально, но ответ является прямо противоположным. На самом деле, чем больше усложняется мир, тем лучше работает либертарианство по сравнению, например, с монархией, диктатурой или даже государством всеобщего благосостояния, подобного тому, что возникло в США после Второй мировой войны. Политическое пробуждение в сегодняшней Америке - первое и главное свидетельство того, что либертарианство вовсе не пережиток прошлого. Это философия, нет, больше - это практический план для будущего. В американской политике это передовой отряд, не отвлекающий маневр, а атакующий авангард.

Либертарианская мысль распространена сегодня настолько широко, а американское правительство стало настолько разбухшим и нелепым, что два самых остроумных писателя Америки либертарианцы. П. Дж. ОРурк резюмировал свою политическую философию следующим образом: "Дать деньги и власть государству - все равно что дать виски и ключи от машины подросткам". Дэйв Бэрри понимает правительство почти так же четко, как Томас Пейн: "Лучший способ понять суть проблемы - это посмотреть на то, что делает правительство: оно берет деньги у одних людей и, прикарманив изрядную долю, оставшееся отдает другим".

Либертарианство - старая философия, но его система взглядов в отношении свободы в рамках закона и экономического прогресса делает его особенно подходящим для динамичного мира, в который мы сейчас вступаем, как его ни назови: информационной эпохой, третьей волной или третьей промышленной революцией.

Goxbet

Онлайн клуб Goxbet: играйте на деньги в Украине.

oribalke.com.ua