Общественное сознание и общественное бытие


В «Немецкой идеологии» создаваемое Марксом и Энгельсом материалистическое понимание истории трактуется как радикальное отрицание какой бы то ни было философии. Это и ранее неоднократно высказывавшееся отрицание формулируется в этой работе в наиболее резкой, пожалуй, даже брутальной форме. Философия, утверждают Маркс и Энгельс, должна быть отвергнута как чуждое положительному исследованию умствование: «нужно выпрыгнуть из нее и в качестве обыкновенного человека взяться за изучение действительности. Для этого в литературе имеется огромный материал, не известный, конечно, философам. Философия и изучение действительного мира относятся друг к другу, как онанизм и половая любовь».

Это нигилистическое отрицание философии весьма отличается от того, по существу, двойственного отношения к ней, которое было характерно для предшествующих работ Маркса и Энгельса. Правда, в другом месте в «Немецкой идеологии» отрицание философии формулируется несколько мягче. «Изображение действительности лишает самостоятельную философию ее жизненной среды. В лучшем случае ее может заменить сведение воедино наиболее общих результатов, абстрагированных из рассмотрения исторического развития людей».

В таком случае философии все же предоставляется какое- то место в системе знаний. Если в «Немецкой идеологии» философия допускается как обобщение исторического развития человечества, то Энгельс с не меньшим основанием считал, что философия призвана обобщать научные, в особенности естественнонаучные данные. Так возник диалектический материализм. По словам В.И. Ленина, «Маркс неоднократно называл свое миросозерцание диалектическим материализмом».

В действительности Маркс ни разу не говорил где бы то ни было о диалектическом материализме. Маркс неоднократно говорил о материалистической диалектике, имея в виду метод исследования, а не мировоззрение, которым, как это видно из «Немецкой идеологии», он считал свое коммунистическое учение и материалистическое понимание истории. Не удивительно поэтому, что некоторые марксологи считают диалектический материализм творением Энгельса. М. Рюбель, например, утверждает, что «Энгельс высказал немало идей, которые Маркс бы, конечно, не мог принять без критики. Молчание Маркса объясняется, однако, его желанием скрупулезно уважать солидарность, которая связывала его с другом».

На наш взгляд, дело обстояло иначе. Маркс вовсе не считал критику Энгельсом философских воззрений Е. Дюринга изложением философского учения Энгельса, хотя Энгельс, естественно, противопоставлял критикуемым им воззрениям свои философские воззрения. Мы полагаем, что диалектический материализм возник в процессе усвоения и популяризации философского раздела «Анти-Дюринга» последователями Маркса и Энгельса, в первую очередь Плехановым, а затем A.M. Дебориным (автором «Введения в философию диалектического материализма») и, конечно, многими авторами учебников по философии марксизма, изданных в СССР и за рубежом.

Исследование роли материального производства в развитии общества, анализ его социальной формы, т.е. экономической структуры общества, образующей основу политической и правовой надстройки, - все это позволяет развить и конкретизировать материалистическое решение проблемы общественного сознания и общественного бытия. То, что общественное бытие есть совокупность объективных общественных отношений вместе с образующим их основу материальным производством, уже ясно из предшествующего изложения. Как же понимают Маркс и Энгельс общественное сознание?

Фейербах рассматривал сознание человека главным образом как отражение природы. Он указывал, правда, и на то, что человек осознает свою собственную природу, свое отношение к другим людям. «Сознание, - писал он, - предполагает бытие, оно само есть лишь осознанное бытие». Однако социальное содержание сознания оказывается для Фейербаха чем-то второстепенным, поскольку у него нет понятия общественного бытия как специфической объективной реальности. Поэтому он не ставит вопроса об отражении общественного бытия.

Маркс и Энгельс, разумеется, полностью учитывают тот факт, что человеческое сознание отражает природу. Но, преодолевая фейербаховский антропологизм и натурализм, они полагают, что отношение людей к природе имеет место лишь в рамках определенных общественных отношений. Общественное сознание потому, собственно, и является таковым, что оно отражает общественное бытие. Сознание отдельного индивида - общественное сознание, хотя непосредственно, т.е. именно как сознание индивида, оно носит индивидуальный характер.

Общественное и индивидуальное сознание образуют нерасторжимое единство: общественное сознание не существует вне сознания членов общества. И все же индивидуальное сознание существенно отличается от общественного сознания, многообразными формами которого являются нравственность, философия, наука, религия и т.д. Сознание индивида просто не может вместить в себя все общественное сознание. И это различие между индивидуальным и общественным сознанием также носит социальный характер хотя бы уже потому, что человек формируется как индивид только в обществе. «Сознание, следовательно, с самого начала есть общественный продукт и остается им, пока вообще существуют люди».

В «Немецкой идеологии» кратко характеризуется и становление общественного сознания. Первобытное сознание «есть вначале осознание ближайшей чувственно воспринимаемой среды и осознание ограниченной связи с другими лицами и вещами, находящимися вне начинающего сознавать себя индивида; в то же время оно - осознание природы, которая первоначально противостоит людям как совершенно чуждая, всемогущая и неприступная сила, к которой люди относятся совершенно по-животному и власти которой они подчиняются, как скот; следовательно, это - чисто животное осознание природы (обожествление природы)».

Основоположники марксизма различают уже в первоначальном первобытном сознании, с одной стороны, осознание ближайшей природной и социальной среды, а с другой - фантастическое отражение господства стихийных сил природы над человеком. Поэтому они не считают даже первобытное сознание только религиозным, мистическим. Это первоначальное сознание, которое Маркс и Энгельс называют и человеческим, и животным, присуще лишь человеку, о чем свидетельствует его социальная форма - язык.

Язык «так же древен, как и сознание; язык есть практическое, существующее и для других людей и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание, и, подобно сознанию, язык возникает лишь из потребности, из настоятельной необходимости общения с другими людьми».

Для животного в отличие от человека его отношение к среде не существует как отношение. Иначе говоря, животное не обладает сознанием, а значит, и самосознанием. Поэтому у животного нет и языка. И сознание, и самосознание, и язык - общественные явления, формирующиеся в процессе антропологического и социального становления человека. Именно поэтому необходимо отличать развитое, многообразное по своим формам общественное сознание от первобытного сознания, которое «непосредственно вплетено в материальную деятельность и в материальное общение людей».

Лишь в дальнейшем, с возникновением противоположности между умственным и физическим трудом, общественное сознание приобретает относительную самостоятельность. «С этого момента сознание может действительно вообразить себе, что оно нечто иное, чем осознание существующей практики, что оно может действительно представлять себе что-нибудь, не представляя себе чего-нибудь действительного, - с этого момента сознание в состоянии эмансипироваться от мира и перейти к образованию «чистой» теории, теологии, философии, морали и т.д.».

В «Святом семействе» были вскрыты гносеологические корни идеалистического противопоставления сознания действительности. В «Немецкой идеологии» прослеживаются социальные корни этого противопоставления, образующего исходный пункт идеалистической философии. Вывод Маркса и Энгельса таков: противопоставление сознания бытию, духовного - материальному есть отражение определенных материальных условий жизни общества, в котором социальные отношения господствуют над людьми.

Что же касается специфических форм этого противопоставления, то они выявляются специальным исследованием их конкретно-исторической социальной основы. Там, где общественное сознание находится в конфликте с социальной действительностью, источником этого конфликта является противоположность между классами, классовая борьба. Отражение в общественном сознании интересов того или иного (преимущественно господствующего) класса, Маркс и Энгельс, как уже указывалось выше, называют идеологией, подчеркивая объективную обусловленность ее содержания.

«Если во всей идеологии люди и их отношения оказываются поставленными на голову, словно в камере-обскуре, то и это явление точно так же проистекает из исторического процесса их жизни, - подобно тому как обратное изображение предметов на сетчатке глаза проистекает из непосредственно физического процесса их жизни».

Выше уже говорилось о том, что Маркс и Энгельс вскрыли реальное социальное содержание теории разумного эгоизма, младогегельянской философии самосознания. То же, но, разумеется, в несравненно большей степени, характеризует их отношение к немецкой классической философии, которую они считали «немецкой идеологией», извращенным сознанием, хотя впоследствии и признавали ее одним из теоретических источников своего учения. Утопический социализм Сен-Симона, Р. Оуэна, Ш. Фурье они, правда, не считали идеологией, а классическую политическую экономию (Ш. Петти, А. Смита, Д. Рикардо) они оценивали как научную теорию.

Но если иметь в виду, что Маркс и Энгельс называли идеологами теоретических представителей дворянства, буржуазии и мелкой буржуазии, то следует признать, что политическую экономию они все же считали идеологией. Недаром же они называли ее буржуазной. Немецкий «истинный социализм» они также считали идеологией.

Характеризуя идеологию как классовое сознание, Маркс и Энгельс однако не считали создаваемую ими теорию освободительного движения пролетариата идеологией. Это амбивалентное отношение к предшествующей идеологии следует понимать как ее отрицание. Вместе с отрицанием предшествующей идеологии и само слово «идеология» было объявлено неприемлемым с научной точки зрения. Было бы наивно полагать, что в период становления теории, которая характеризовалась как научное выражение классового сознания пролетариата имело место полное совпадение ее объективного содержания и субъективной формы выражения.

Только последователи Маркса и Энгельса стали называть их учение идеологией пролетариата, подчеркивая, что речь идет о научной социалистической идеологии. Таким образом, то понимание сущности всякой идеологии, которое наличествовало в трудах Маркса и Энгельса, было фактически отвергнуто марксистами. Но оно было воспринято буржуазными мыслителями и стало отправным пунктом «социологии знания», созданной Мангеймом и его продолжателями.

Следует подчеркнуть, что в ряде случаев понятие идеологии применяется авторами «Немецкой идеологии» и в более широком смысле слова. Это связано с конкретным анализом общественного сознания буржуазии в разных странах, на разных этапах развития этого класса, в особенности с изучением идейно-политической борьбы между прогрессивными и реакционными общественными силами.

Конкретный анализ позволяет разграничить идеологии господствующих и негосподствующих, прогрессивных и реакционных классов. «Мысли господствующего класса являются в каждую эпоху господствующими мыслями. Это значит, что тот класс, который представляет собой господствующую материальную силу общества, есть в то же время и его господствующая духовная сила. Класс, имеющий в своем распоряжении средства материального производства, располагает вместе с тем и средствами духовного производства, и в силу этого мысли тех, у кого нет средств для духовного производства, оказываются в общем подчиненными господствующему классу».

Конечно, идеологи правящего эксплуататорского класса полагают, что их идеи, их убеждения, идеалы завоевывают господствующее положение в обществе потому, что они более разумны, полезны, возвышенны и т.д. Маркс и Энгельс разоблачают эти иллюзии, показывая их социально- экономическую обусловленность. Они разъясняют, что иллюзорное представление, согласно которому господство определенного класса есть лишь господство известных идей (или же следствие этого обстоятельства), окончательно исчезнет лишь в результате уничтожения антагонистических общественных отношений, когда исчезнет необходимость представлять особый интерес как всеобщий, а всеобщий - как господствующий.

Характеризуя идеологию как осознание общественного бытия и основанную на нем социальную ориентацию, выражающую положение и интересы определенного класса, Маркс и Энгельс и в данном случае четко разграничивают общественное сознание и общественное бытие, подчеркивая тем самым, что их единство не означает тождества содержания. Поэтому в оценке общественного сознания следует исходить из общественного бытия, а не наоборот, как это делают идеалисты.

Основоположники марксизма противопоставляют идеалистическому воззрению буржуазной историографии точку зрения материалистического понимания истории: «...мы исходим не из того, что люди говорят, воображают, представляют себе, - мы исходим также не из существующих только на словах, мыслимых, воображаемых, представляемых людей, чтобы от них прийти к подлинным людям; для нас исходной точкой являются действительно деятельные люди, и из их действительного жизненного процесса мы выводим также и развитие идеологических отражений и отзвуков этого жизненного процесса».

Марксистское понимание отношения общественного сознания к общественному бытию нередко искажалось последователями основоположников марксизма. Так, Ленин интерпретировал общественное бытие как существующую безотносительно к сознанию людей реальность. «Материализм вообще признает объективно реальное бытие (материю), независимое от сознания, от ощущений, от опыта и т.д. человечества. Материализм исторический признает общественное бытие независимым от общественного сознания человечества».

Такое представление об общественном бытии, как исключающем сознание, духовную жизнь общества, превращает общественное бытие в некую бездуховную реальность, не имеющую ничего общего с действительной жизнью общества. Маркс и Энгельс совершенно по-иному понимали отношение общественного сознания к общественному бытию. Сознание является, с их точки зрения, «осознанным бытием». В общественной жизни, в которой люди ведут себя, как правило, как сознательные существа, общественное бытие есть именно осознанное бытие, т.е. бытие, включающее в себя сознание.

Маркс и Энгельс не считали необходимым специальное разъяснение термина «общественное бытие», поскольку понимали его как общественную жизнь, жизнь общества, которая есть не только материальная жизнь, но и жизнь духовная. Поэтому они ограничивались краткими формулировками, например, «бытие людей есть реальный процесс их жизни». Само собой разумеется, что реальный процесс жизни людей включает в себя и их сознательные действия, общественное сознание, духовную жизнь общества.

Маркс и Энгельс, раскрывая единство общественного сознания и общественного бытия, разграничивая то и другое, исследуя взаимодействие между ними, различные формы отражения бытия и обратное воздействие общественного бытия на его основу, подчеркивают их неразрывное единство. Положение, согласно которому общественное бытие определяет общественное сознание, нисколько не исключает общественное сознание из общественного бытия.

Оно говорит лишь о том, что общественная жизнь (или общественное бытие) определяет присущее ему общественное сознание. Общественное бытие не существует без общественного сознания. Общественное бытие не есть онтологически первичное, т.е. нечто такое, что существовало до появления общественного сознания.

То обстоятельство, что общественное бытие (общественная жизнь) включает в себя и духовную жизнь общества, сознание членов общества, которое оно определяет, постепенно выявляется в конкретных исследованиях Маркса и Энгельса. Так, характеризуя возникновение и развитие классового общества, Энгельс пишет: «Низкая алчность была движущей силой цивилизации с ее первого до последнего дня». Разве не ясно, что речь идет не только о сознании (общественном сознании), но и бытии, общественной жизни классового общества? Домарксовские мыслители вообще не замечали отражения в сознании людей общественного бытия. Понятия общественного сознания, общественного бытия были чужды им. Создавая науку об обществе, Маркс и Энгельс разработали эти важнейшие философские и социологические категории. «Немецкая идеология» показывает, что формирование материалистического понимания истории, с одной стороны, и материалистической диалектики - с другой, есть единый процесс, что марксистская диалектика разрабатывалась прежде всего путем исследования общественно- исторического процесса.

ЕГЭ по химии

Школа? Знающий учитель объяснит, как по памяти ответить на тесты ЕГЭ по химии студентам. Сюда!

www.repetitor-himia.moscow