Марксистский социализм и мелкобуржуазная проповедь неклассового социализма


Одной из важнейших особенностей процесса формирования марксизма является постоянное размежевание со всякого рода попутчиками: сначала с буржуазным либерализмом, затем с мелкобуржуазной демократией, в том числе и мелкобуржуазным социализмом. Критика последнего - необходимое продолжение борьбы против буржуазной идеологии, которую ведут Маркс и Энгельс. Эта особенность становления марксизма отражает исторический процесс выделения пролетариата из других эксплуатируемых классов.

Обоснование исторической роли пролетариата предполагает исследование качественного отличия общественного сознания этого класса от идеологии непролетарских трудящихся масс. Отсюда и необходимость критики половинчатости мелкой буржуазии. Высоко оценивая революционный демократизм непролетарских трудящихся масс, Маркс и Энгельс считали своим долгом подвергать критике тех идеологов, которые, отражая консервативную сторону мелкого производителя, выступали против освободительного движения рабочего класса.

Такими идеологами в Германии середины 40-х гг. были так называемые «истинные социалисты» - К. Грюн, О. Люнинг, И. Вейдемейер, Г. Пютман и др. Они называли себя «истинными социалистами», так как противопоставляли свое учение «грубому», «необразованному», по их мнению, французскому и английскому утопическому социализму.

«Истинный социализм» складывается к 1844 г. Силезское восстание ткачей сыграло решающую роль в формировании этого течения, главной чертой которого является наряду с отрицанием необходимости капиталистического развития отрицание революционной борьбы пролетариата. Следует поэтому отличать «истинный социализм» от предшествовавшего ему «философского коммунизма», несмотря на то что значительная часть его представителей перешла на позиции «истинного социализма». Необходимость такого разграничения достаточно обоснована исследованиями М.В. Серебрякова.

«Истинные социалисты» утверждали, что Германия не должна идти по английскому и французскому, т.е. капиталистическому, пути; они критиковали немецкую буржуазию за «насаждение» капиталистических отношений и апеллировали к феодальным правительствам, дабы последние воспрепятствовали росту пролетариата, пауперизма. В своих сочинениях «истинные социалисты» рисовали картины ужасающей нищеты трудящихся. Таковы, например, «Полицейские рассказы» Э. Дронке, опубликованные в 1846 г. Этот протест против пауперизма отражал революционное брожение в немецком народе.

В 1845-1847 гг. «истинный социализм» приобрел значительное влияние в Германии. Его журналы пропагандировали это учение не только в прозе, но и в стихах. В дальнейшем некоторые представители «истинного социализма» перешли в революционный лагерь. Однако как идейное течение «истинный социализм» носил несомненно реакционный характер.

Маркс и Энгельс никогда не были сторонниками «истинного социализма» вопреки утверждениям Гейнцена и других противников зарождавшегося марксизма, зачислявших в один лагерь всех сторонников социализма тех лет. Правда, в 1844-1845 гг. они сотрудничали с некоторыми из «истинных социалистов», главным образом с М. Гессом, который первым среди младогегельянцев стал пропагандировать идеи утопического социализма. Поскольку Маркс и Энгельс стремились связать французские социалистические идеи с важнейшими приобретениями немецкой классической философии и английской политической экономии, постольку они поддерживали Гесса. Но Гесс остался на позициях идеализма, в то время как Маркс и Энгельс стали творцами материалистического понимания истории. Расхождения еще более углубились в последующие годы.

В предыдущей главе уже рассматривалось предисловие Энгельса к фрагменту из работы Фурье. В нем делается ряд острых критических замечаний в адрес «истинных социалистов». «Циркуляр против Криге» также разоблачает некоторые воззрения «истинного социализма». Правда, поскольку Криге непосредственно не принадлежал ни к одной из конкурирующих друг с другом группировок «истинного социализма» в Германии, далеко не все представители последнего восприняли разоблачение Криге как нечто прямо к ним относящееся.

О. Люнинг даже опубликовал «Циркуляр» (правда, со всякого рода вставками и дополнениями) в своем журнале, объявив, что он в основном присоединяется к высказанным в нем воззрениям. В этом проявились характерные для «истинного социализма» теоретическая неразбериха, идейная беспомощность, компромиссность.

М. Гесс солидаризировался с выступлениями Маркса против Вейтлинга. Он писал Марксу: «Если вначале коммунистические устремления необходимо были связаны с немецкой идеологией, то теперь необходимо обоснование их на исторических и экономических предпосылках». Однако эта сама по себе правильная установка не мешала Гессу оставаться идеалистом и утопистом.

«Истинные социалисты» всячески стремились привлечь Маркса и Энгельса к систематическому участию в своих изданиях. В этом отношении представляет известный интерес письмо Гесса Марксу. Гесс сообщал о «триумфальном» шествии социализма по Германии: «Ныне все бывшие философские радикалы стали социалистическими радикалами. Скоро вся образованная Германия станет социалистической, и притом радикально социалистической, я полагаю - коммунистической. Карлу Грюну, который все больше исправляется, принадлежит большая заслуга в распространении нашего направления в немецкой прессе. Он неутомим. Мы поселились теперь вместе и ежедневно пробиваем новые бреши в прогнившем здании современных порядков».

Подготавливая издание журнала, целью которого провозглашалось объединение «писателей нашего направления», Гесс стремился заручиться постоянным сотрудничеством Маркса и Энгельса. Однако основоположники марксизма не приняли активного участия в этом журнале, несмотря на то, что они, несомненно, выделяли Гесса среди представителей «истинного социализма», как это видно из содержания второго тома «Немецкой идеологии», который непосредственно посвящен критике «истинного социализма».

Имеются сведения, которые, к сожалению, не могут быть полностью подтверждены, что М. Гесс участвовал в работе над этой частью «Немецкой идеологии».

Маркс и Энгельс уже в 1845 г. пришли к выводу относительно необходимости решительного размежевания с «истинными социалистами». Письма из Германии, которые Маркс получил в Брюсселе, свидетельствовали о том, что эти мелкобуржуазные идеологи наносят серьезный ущерб пропаганде коммунистических идей. Так, Даниельс сообщал о столкновении между кёльнскими сторонниками Маркса и неким Кульманом, приехавшим в Кёльн со своими прожектами в духе «истинного социализма». «Истинные социалисты», сообщает Даниельс, называют себя «друзьями пролетариата», но это не более чем модное выражение.

Еще до письма Даниельса Маркс получил сообщение Вейтлин- га о похождениях того же Кульмана в Лондоне, где сторонники Кульмана изображали его как «крупнейшего социалиста современности». Соратник Маркса К. Бернайс подробно описывал гастрольную поездку К. Грюна по Германии с целью привлечения прозелитов. «Он повсюду эксплуатировал местные настроения», - писал Бернайс.

Сообщения из Германии, поступавшие в «Коммунистический корреспондентский комитет», давали яркое представление об «организационной» деятельности «истинных социалистов». Что же касается их теоретической деятельности, то ее суть была совершенно ясна Марксу и Энгельсу. Наметив после выхода «Святого семейства» подготовку новой совместной книги - «Немецкой идеологии», они решили посвятить второй том этой работы критике «истинного социализма».

«Немецкая идеология», правда, не увидела в то время свет, но ее содержание, по-видимому, стало известно, хотя бы от тех самых издателей, которые отказались ее печатать в значительной мере потому, что в ней содержалась критика «истинного социализма». Написанная Энгельсом в начале 1847 г. статья «Истинные социалисты» излагала основные положения второго тома «Немецкой идеологии». Эта статья также не была тогда напечатана.

Когда в 1846 г. основоположники марксизма подвергли критике «истинных социалистов», последние попытались найти путь к примирению. М. Гесс, который явно не понял сути расхождений Маркса и Энгельса с мелкобуржуазным утопизмом, сводил все дело к личным отношениям. В письмах к Марксу он объединяет в одно целое («наша партия») и себя, и Маркса. Однако Маркс и Энгельс считали первоочередной задачей идейное размежевание с «истинным социализмом» и мелкобуржуазной идеологией вообще. Именно поэтому они придавали большое значение публичному выступлению против «истинного социализма».

Последнюю попытку примирить Маркса и Энгельса с «истинными социалистами» предпринял О. Люнинг, издатель журнала, в котором осенью 1847 г. Маркс напечатал один из разделов «Немецкой идеологии» в виде статьи против книги К. Грюна «Социальное движение во Франции и Бельгии». Незадолго перед этим Люнинг писал Марксу, что у него «нет никаких иллюзий» относительно Грюна и его сторонников, необходимо-де лишь смягчить тон полемики, дабы не устраивать «спектакля для невежественной или злорадствующей публики».

Люнинг утверждал, что деятельность Грюна отнюдь «не вредна», а, напротив, возбуждает интерес к социализму. Поэтому-де резкая критика Грюна будет вредна для столь слабо еще консолидированной партии. Как и Гесс, Люнинг полагал, что и он, и другие «истинные социалисты» принадлежат к той же партии, что и Маркс и Энгельс. Но основоположники марксизма придерживались принципиально иной точки зрения. Им была вполне ясна мелкобуржуазная сущность «истинного социализма», так же как и несостоятельность спекулятивного «обоснования» социализма.

Маркс и Энгельс, как это ясно из их сочинений, относящихся к 1845 г., хорошо видят основные пороки французского и английского утопического социализма. Но для них совершенно неприемлема та критика этих учений, которой занимались немецкие «истинные социалисты», так как последние выхолащивали их реальное содержание, вместо того чтобы обогащать его научным исследованием экономических отношений и борьбы классов. «Эти "социалисты" - или "истинные социалисты", как они себя называют,- говорится в "Немецкой идеологии", - видят в зарубежной коммунистической литературе не выражение и продукт определенного действительного движения, а чисто теоретические сочинения, которые - совершенно так же, как они представляют себе возникновение немецких философских систем,- возникли из «чистой мысли».

Они не задумываются над тем, что в основе этих сочинений, даже когда они выступают с проповедью систем, лежат практические потребности, лежит совокупность условий жизни определенного класса в определенных странах». В Германии, разъясняют основоположники марксизма, нет еще тех развитых классовых антагонизмов, которые уже обнаружились в Англии и во Франции. Поэтому немецкие мелкобуржуазные идеологи пересказывают зарубежные коммунистические и социалистические идеи в духе мировоззрения, стихийно складывающегося на почве мелкого ремесленного производства.

«Они отрывают коммунистические системы, как и коммунистические сочинения, посвященные критике и полемике, от реального движения, простым выражением которого те являются, и затем приводят их в совершенно произвольную связь с немецкой философией». Коммунистические идеи, отражающие положение и интересы пролетариата, выдаются за внеклассовые общечеловеческие принципы. Преображение пролетарского коммунизма «на небесах немецкого духа» означает утрату всякой революционной страсти.

Мелкобуржуазный социализм провозглашает всеобщую любовь к людям, обращаясь не к пролетариям, а к человеку вообще, к господствующему в Германии обыденному и необыденному (философскому) сознанию. Таким образом, «отсутствие в Германии действительной, страстной, практической партийной борьбы превратило вначале даже социальное движение в чисто литературное».

Яркий пример спекулятивной обработки теорий французских и английских социалистов и коммунистов - утверждение «истинных социалистов», что их учение представляет собой единство противоположных принципов, якобы искусственно оторванных друг от друга французами и англичанами,- единство социализма и коммунизма. Между тем «истинные социалисты» имели весьма слабое представление о различии между социалистическими и коммунистическими идеями. Они просто исходили из гегелевской триады, называли социализм и коммунизм тезисом и антитезисом и объявляли свое учение отрицанием отрицания, преодолевающим «крайности».

Суть «синтеза» сводилась в общем к пересказу гегелевского и фейербаховского учения об отчуждении. Как показывает Маркс в своем анализе книги Грюна «Социальное движение во Франции и Бельгии», этот лидер мелкобуржуазного социализма был непоколебимо убежден в непогрешимости Фейербаха и преисполнен веры в то, что «Человек», или «чистый, истинный человек», есть конечная цель всемирной истории, что религия, деньги, наемный труд - все это отчуждения человеческой сущности, которая есть мера всех вещей, и т.д. и т.п. Социализм, трактуемый как преодоление неизвестно из чего возникшего отчуждения, провозглашался надклассовой истиной, выражением субстанциальной природы человека, которую наконец-то постигла немецкая философия.

Человек-де представляет собой нечто единичное, основу которого составляет общее - род, человечество. Социализм с этой точки зрения есть восстановление нарушенного единства между категориями общего и единичного. Высмеивая эти идеалистические фразы, Маркс и Энгельс разъясняют, что такая критика капитализма носит вполне добродушный характер, а бесцельная возня с категориями отдельного и всеобщего, представляемая как «истинная форма разрешения общественных вопросов», есть лишь отражение отсталости Германии.

«Истинные социалисты» объявляли всякого человека в сущности социалистом; они проповедовали всеобщее братство, осуждая классовую борьбу как худшую форму самоотчуждения человека, третируя борьбу за демократию как самообман. Они убеждали рабочих: «никогда не принимайте участия в политических революциях».

Страницы: [1] [2]

Рулонная пленка для горячего ламинирования

рулонная пленка для горячего ламинирования

lamplenka.ru