Материалистическая диалектика и «философия нищеты» Прудона - страница 2


Маркс прежде всего разъясняет, что машина в отличие от капиталистической фабричной системы не есть экономическое отношение. Одно дело машина, другое - ее социальное применение. Следует также различать машинное производство как определенный технологический процесс и капиталистическую фабричную систему. У Прудона нет такого различения. Превращая машины (и фабрику) в нечто абстрактное, он ограничивается общим заключением: машина объединяет операции, расщепляемые разделением труда, и тем самым восстанавливает нарушенное последним единство человеческого труда.

Машина производит последовательный ряд операций, которые при ручном, мануфактурном производстве были делом разных рабочих. Это дает основание Прудону считать машину логической антитезой разделения труда. Однако он упускает из виду, что на базе капиталистической фабричной системы развиваются новые формы разделения труда. Нет ничего нелепее, замечает Маркс, чем видеть в машинах, которые, собственно, появились лишь в конце XVIII в., синтез, восстанавливающий единство ранее раздробленного труда. В действительности каждое крупное изобретение в области механики вызывает усиление разделения труда, а последнее в свою очередь ведет к новым изобретениям и, значит, к дальнейшему усилению того же разделения труда.

Изобретение машин окончательно отделило мануфактурное производство от сельскохозяйственного. «Благодаря применению машин и пара, - говорит Маркс, - разделение труда приняло такие размеры, что крупная промышленность, оторванная от национальной почвы, зависит уже исключительно от мирового рынка, от международного обмена и международного разделения труда. Наконец, машина оказывает такое влияние на разделение труда, что, как только в производстве какого-нибудь предмета появляется возможность изготовлять машинным способом те или иные его части, производство тотчас же разделяется на две, независимые одна от другой, отрасли».

Фабричная система, заменяя мануфактурное разделение труда, разлагает производственный процесс на его составные части, порождая новые формы разделения труда. Машины на капиталистической фабрике упрощают функции рабочего, обедняют его труд. Прудон, не сумев разобраться в действительном отношении между машинным производством, капиталистической фабричной системой и разделением труда, оказался, естественно, еще менее способным понять, как развитие крупной промышленности создает материальные предпосылки для уничтожения порабощающих человека форм разделения труда, существующих в антагонистическом обществе.

Он увидел лишь то, что машина изготовляет сразу целую булавку, в то время как в мануфактуре ее изготовлением занимались двенадцать рабочих. Идеал Прудона - изготовление всей булавки одним рабочим при помощи машины. Но таким образом, иронически замечает Маркс, рабочий достигает лишь полного и всестороннего знания булавки.

В действительности предпосылки уничтожения порабощающих человека форм разделения труда заключаются в ином, а именно в устранении обособленных профессий и связанного с ними «профессионального идиотизма», в развитии потребности к универсальности, в стремлении индивида к всестороннему развитию. Этот тезис о прогрессивной роли фабричной системы в создании материальных предпосылок для всестороннего развития личности Маркс систематически разработал в дальнейшем в «Капитале».

Переходя к рассмотрению конкуренции, Прудон и тут различает хорошую и плохую сторону. Конкуренция так же нужна, как и разделение труда; она «необходима для наступления равенства». Однако она губит участников конкурентной борьбы. Задача заключается, следовательно, в том, чтобы найти примиряющий принцип.

Прудон ополчается против фурьеристов, которые проповедуют замену конкуренции соревнованием. Конкуренция, утверждает Прудон, - это и есть соревнование, и она абсолютно необходима, так как составляет неотъемлемый элемент человеческой свободы. Маркс разъясняет: конкуренция есть соревнование ради прибыли, погоня за прибылью. В коммунистическом обществе не будет конкуренции, но будет соревнование.

По учению Прудона, конкуренция вытекает из человеческой природы. Но история человечества, говорит Маркс, есть изменение человеческой природы. Природа, или сущность, человека каждой исторической эпохи есть продукт развития общества. Значит, нет и неизменных, навечно данных экономических принципов.

Конкуренция, утверждает Прудон, не противоречит ассоциации, она способствует достижению общей цели, ее сущность несводима к эгоизму. Подобные рассуждения, замечает Маркс, ничего не доказывают: ведь и эгоизм предполагает общие цели у разных людей. «Всякий эгоизм действует в обществе и посредством общества. Он предполагает, следовательно, общество, т.е. общие цели, общие потребности, общие средства производства и т.д. и т.д.».

Чтобы утвердить свой тезис о вечности конкуренции, Прудон объявляет, что все отрасли производства, где конкуренция не получила достаточного развития, являются экономически отсталыми. Это, безусловно, правильно, поскольку речь идет о капиталистическом производстве, но Прудон говорит о производстве вообще. Поэтому он приходит к выводу, что конкуренция есть «конституирование стоимости», условие наступления равенства, принцип социальной справедливости, декрет судьбы и т.д.

Однако, несмотря на все дифирамбы конкуренции, Прудон, как истинный идеолог мелкой буржуазии, не может, конечно, обойти молчанием ее «дурную» сторону. Она «извращает понятия о правосудии, о справедливости», разрушает честную и свободную торговлю, развращает общественную совесть, разжигает гражданскую войну. Нужно, значит, преодолеть «дурную сторону» конкуренции, угрожающую существованию общества. Для этого конкуренции следует противопоставить монополию.

На этот раз, говорит Маркс, Прудону посчастливилось обнаружить действительно существующее отношение противоположностей. Конкуренция была порождена феодальной монополией: она возникла как ее отрицание. В свою очередь конкуренция порождает монополию, на этот раз буржуазную монополию, которая образует, таким образом, отрицание отрицания, единство противоположностей. «В практической жизни мы находим не только конкуренцию, монополию и их антагонизм, но также и их синтез, который есть не формула, а движение.

Монополия производит конкуренцию, конкуренция производит монополию. Монополисты конкурируют между собой, конкуренты становятся монополистами». Однако Прудон не понимает этого реально существующего единства противоположностей. Для него монополия - очередное открытие человеческого гения, которое должно быть применено в качестве противоядия против конкуренции. На самом же деле монополия не устраняет «дурной стороны» конкуренции: обе противоположности усиливают друг друга.

Поскольку у монополии также имеется «дурная сторона», ее преодолению призваны, согласно Прудону, служить налоги, которые-де ограничивают аппетиты капиталистов. Прудон не задумывается над тем, что капиталисты - политически господствующий класс, использующий налоги как средство для сохранения своей власти.

Труд Маркса «Нищета философии» содержит не только глубокую критику философских и экономических основ прудонизма и мелкобуржуазного социализма вообще, но и краткое изложение, экономическое и философское обоснование социалистического учения. Буржуазные экономисты, говорит Маркс, делят общественные отношения на искусственные и естественные. К последним они, как нетрудно понять, относят лишь капиталистические отношения. Это представление отражает борьбу буржуазии против феодализма, который для своего времени был столь же естественной, или. необходимой, формой развития производительных сил, как и капиталистический строй, пришедший ему на смену.

В рамках феодального общества сложились производительные силы, которые вызвали разложение феодальных общественных отношений. И если буржуазные идеологи утверждают, что лишь законы, управляющие капиталистическим строем, носят естественный характер и поэтому вечны, то в этом сказывается их классовая ограниченность.

В действительности же все развитие общества представляет собой естественноисторический процесс, т. е. ни одна историческая эпоха не является неестественной или противоестественной, что, впрочем, не дает никакого основания для релятивистской оценки общественно-исторического процесса, так как каждая форма общества объективно необходима при определенных материальных условиях и все они составляют закономерные ступени поступательного развития человечества.

В письме к Анненкову Маркс следующими словами определяет единство различных сторон, элементов общественного организма: «Что же такое общество, какова бы ни была его форма? Продукт взаимодействия людей. Свободны ли люди в выборе той или иной общественной формы? Отнюдь нет. Возьмите определенную ступень развития производительных сил людей, и вы получите определенную форму обмена и потребления.

Возьмите определенную ступень развития производства, обмена и потребления, и вы получите определенный общественный строй, определенную организацию семьи, сословий или классов, - словом, определенное гражданское общество. Возьмите определенное гражданское общество, и вы получите определенный политический строй, который является лишь официальным выражением гражданского общества».

Это положение Маркса получает дальнейшее развитие в «Нищете философии». Маркс здесь показывает, что взаимодействие людей объективно обусловлено всей трудовой деятельностью предшествовавших поколений, воплощением которой является достигнутый уровень производительных сил. Последний определяет форму социального обмена в самом широком смысле слова, включая и производственные отношения. Характер потребления также определяется достигнутой ступенью общественного производства.

Производство, обмен, потребление вызывают к жизни определенную экономическую структуру общества, которая в свою очередь обусловливает государственный строй. Все стороны жизни общества органически связаны друг с другом, но в этой взаимосвязи имеется существенное различие между определяющей основой (производительные силы, производственные отношения, способ производства) и всеми другими сторонами социального организма.

Исторический материализм, как показывает Маркс, прослеживает органическую связь между развитием производительных сил и развитием не только производственных, но и всех иных отношений между людьми. Даже производство идей находится в зависимости от развития производительных сил, важнейшим показателем которого является технический прогресс. «Общественные отношения тесно связаны с производительными силами.

Приобретая новые производительные силы, люди изменяют свой способ производства, а с изменением способа производства, способа обеспечения своей жизни, - они изменяют все свои общественные отношения. Ручная мельница дает вам общество с сюзереном во главе, паровая мельница - общество с промышленным капиталистом.

Те же самые люди, которые устанавливают общественные отношения соответственно развитию их материального производства, создают также принципы, идеи и категории соответственно своим общественным отношениям.

Таким образом, эти идеи, эти категории столь же мало вечны, как и выражаемые ими отношения. Они представляют собой исторические и преходящие продукты».

Буржуазное общество не может остановить развитие производительных сил, как не может оно положить конец прогрессу вообще. А развитие производительных сил в конечном счете влечет за собой изменение производственных отношений. Буржуазия становится консервативным классом; интересы прогресса производительных сил выражает пролетарий.

Мелкобуржуазной идее равенства мелких производителей Маркс противопоставляет пролетарскую идею уничтожения классов. Но в противоположность утопистам он считает основным условием преодоления классовых различий борьбу классов, борьбу пролетариата против буржуазии.

Прудон выступал против стачечного движения, против объединения рабочих в профессиональные союзы и политические организации. Он утверждал, что если забастовщики добиваются повышения заработной платы, то за этим не может не последовать всеобщее повышение цен. Что же касается политической организации рабочих, то она представлялась Прудону абсолютно излишней, поскольку-де не может быть такого государства, которое бы защищало интересы трудящихся. Защитник мелкотоварного производства, Прудон не мог понять необходимости централизованной государственной власти для социалистического переустройства общества, которое, как полагал он, должно быть делом самих производителей, объединяющихся в ассоциации, в федерации ассоциаций и т.д.

Маркс разъясняет, что стачки и коалиции рабочих с объективной необходимостью порождаются развитием капитализма. «Крупная промышленность скопляет в одном месте массу неизвестных друг другу людей. Конкуренция раскалывает их интересы. Но охрана заработной платы, этот общий интерес по отношению к их хозяину, объединяет их одной общей идеей сопротивления, коалиции.

Таким образом, коалиция всегда имеет двойную цель: прекратить конкуренцию между рабочими, чтобы они были в состоянии общими силами конкурировать с капиталистом». Следовательно, те же экономические условия, которые превратили массу населения в пролетариев, определяют и их общие интересы, в силу которых они образуют противостоящий капитализму класс.

Прудон, подобно другим мелкобуржуазным идеологам, видит в пролетариате лишь продукт разложения феодального общества. Маркс же, напротив, доказывает, что пролетариат порожден прогрессом производительных сил, его существование и борьба представляют собой могущественную движущую силу поступательного развития общества. Революционность пролетариата отражает материальные потребности жизни общества. И именно как революционный класс пролетариат составляет величайшую производительную силу общества.

Мелкобуржуазного идеолога ужасают антагонистические противоречия общественного развития, в которых он видит нечто ненормальное. Маркс разъясняет, что в обществе, основу которого составляет частная собственность на средства производства, антагонистические противоречия образуют главную движущую силу общественного прогресса во всех его формах - экономической, политической и духовной.

Уничтожение антагонистических противоречий, необходимость которого обусловлена развивающимися в недрах капитализма производительными силами, предполагает не примирение классов, а борьбу между ними, не перераспределение власти между различными социальными группами, а превращение пролетариата - главной и решающей производительной силы общества - в политически господствующий класс.

«Нищета философии» заканчивается разъяснением всемирно- исторического смысла и значения социалистического переустройства общества. Уверенно говоря о будущем человечества, Маркс утверждает, что только победа социализма покончит с антагонистическим характером общественного развития и откроет путь всестороннему прогрессу человечества, благодаря чему «социальные эволюции перестанут быть политическими революциями». Пока же, до установления и для установления социализма, необходима беспощадная, не на жизнь, а на смерть, война против капитала. Таково, подчеркивает Маркс, последнее слово социальной науки.

Работа Маркса «Нищета философии» - блестящий памфлет, замечательная конкретизация материалистического понимания истории, материалистическая интерпретация гегелевской диалектики. В этой работе Маркс в значительной мере преодолевает ту упрощенную формулировку основных положений материалистического понимания истории, которая была характерна для «Немецкой идеологии». Что касается политического воздействия этого гениального произведения на рабочее движение Франции, то оно в силу ряда исторических причин оказалось незначительным.

Э. Бернштейн, не касаясь этой работы Маркса, говорит о прудонизме: «Влияние, которое Прудон оказал на французское рабочее движение и, косвенно, также на рабочее движение других стран, влияние, давшее, в частности, почувствовать себя в «Международном товариществе рабочих», послужило причиной того, что первый опыт образования анархистской партии связан непосредственно с его именем».

Судьба книги, даже гениального произведения, зависит не только от нее, но и от исторических условий, при которых она вышла в свет. Само собой разумеется, что это существенное обстоятельство нисколько не умаляет значения данного произведения Маркса в истории марксизма.

Страницы: [1] [2]

Ivmaster.ru

Вскрытие и Установка замков Иваново ivmaster.ru.

ivmaster.ru