Верна ли теорема Коуза?


В экономической теории под «доказательством» понимается вывод из общепризнанных поведенческих допущений. Как будет показано ниже, попытки сформулировать теорему Коуза в любой из ее интерпретаций встречаются с трудностями, дающими основание полагать, что она либо ложна, либо является тавтологией.

Наиболее слабым местом теоремы является утверждение, что права распределяются эффективно при совершенной конкуренции. Изучая внешние эффекты, подобные рассмотренным Коузом, Эрроу показал, что условия эффективности можно рассматривать как условия равновесия на конкурентном рынке, где происходит обмен прав на внешние эффекты. Но, как отмечали Эрроу и другие, эта формула мало что дает для практики, так как внешние эффекты по самой своей природе препятствуют формированию конкурентных рынков.

Например, предположим, что загрязнять среду разрешается только держателям перепродаваемых купонов, выпускаемых правительством. Если наличие купона у любого лица, которому угрожает загрязнение, препятствует его возникновению, то приобретение купона любым загрязняющим лицом ведет к увеличению объема загрязнения. Очевидно, что общественная выгода от сохранения купонов индивидом, который может пострадать от загрязнения, превосходит его частную выгоду, в результате чего такие держатели будут продавать слишком много купонов.

Аналогично, издержки для общества, возникающие в результате деятельности приобретающего купоны загрязнителя, превосходят его частные издержки, в результате чего загрязнители будут приобретать слишком много купонов. Это расхождение частных и общественных издержек само по себе является внешним эффектом. Таким образом, попытка устранить внешние эффекты путем учреждения рынка купонов, дающих право на загрязнение, ведет лишь к появлению нового типа внешних эффектов. В действительности совершенно конкурентных рынков внешних эффектов, описанных Коузом, не существует, и представляется, что спонтанное появление их в результате частных соглашений неосуществимо. Не исключено, что правительство может найти какой-то путь создания псевдорынка, но на практике этого пока не наблюдалось.

Перейдя от интерпретации теоремы Коуза «в аспекте совершенно конкурентного рынка» к интерпретации «в аспекте трансакционных издержек», следует заметить, что частное решение может оказаться эффективным только в случае, касающемся небольшого числа сторон, как, например, в случае переговоров между владельцами смежных участков земли, касающихся помех, создаваемых одним из них. В этом случае, вместо того чтобы выступать в качестве «ценополучателей», они ведут переговоры о цене прав, что нарушает допущение о совершенной конкуренции, но, тем не менее, часто приводит к успеху. Согласно интерпретации «в аспекте транзакционных издержек» проблемы внешних эффектов, затрагивающих ограниченное число лиц, должны находить эффективные решения.

Будучи приблизительно верным тезисом, интерпретация теоремы Коуза «в аспекте транзакционных издержек» все же не является строго истинной. Она основывается на допущении, что торг приводит к эффективному решению в случае, если издержки переговоров и принуждения к выполнению соглашений равны нулю. На практике торг, ведущийся ограниченным числом лиц, иногда прерывается — бастуют профсоюзы, похитители убивают заложников, риэлторы теряют сделки из-за разногласий вокруг цен, спорящие стороны обращаются в суд и т.д.

Основным препятствием, не имеющим ничего общего с издержками заключения или принуждения к выполнению договоров, является стратегический характер торга. По определению ситуация торга характеризуется тем, что в результате договоренности можно получить выигрыш; однако при этом не существует обусловленного способа распределения его между выигравшими. Преследуя свой собственный интерес, каждая сторона будет претендовать на увеличение своей доли выигрыша до тех пор, пока это не подорвет основу договоренности.

На языке экономистов это значит, что рациональный участник переговоров настаивает на получении дополнительного доллара до тех пор, пока ожидаемые потери от увеличивающейся в результате этого вероятности отказа от соглашения не превышают одного доллара. Если участник переговоров недооценивает решимость оппонента, он слишком сильно настаивает на своих условиях, в результате чего не удается достичь договоренности. Таким образом, ситуации торга изначально неустойчивы.

С этой точки зрения интерпретация теоремы Коуза «в аспекте транзакционных издержек», исходящая из посылки, что при беззатратности торга всегда достигается соглашение, грешит оптимизмом. Полярно противоположная точка зрения, которая называется «теоремой Гоббса» и исходит из посылки, что проблема распределения выигрыша может быть решена не соглашением, а только принуждением, грешит пессимизмом. Реальное положение дел находится где-то между полюсами оптимизма и пессимизма, так как стратегическое поведение лишь в некоторых, но не во всех случаях ведет к провалу торгов.

Эта интерпретация теоремы Коуза ставит перед теорией и эмпирическими исследованиями задачу предсказать, при каких условиях путем частных соглашений можно добиться эффективной аллокации прав. Чтобы эта дискуссия была плодотворной, такие широкие понятия, как «транзакционные издержки» и «свободный обмен», должны уступить место основательным и подробным описаниям условий, при которых частный торг правами достигает успеха. К счастью, в последние годы складывается более удовлетворительная теория торга, которая больше отвечает реальности. Согласно ей в определенном проценте случаев торг заканчивается неудачно по стратегическим причинам, но в ситуации равновесия никого не удивляет частота неудач.

В экономической теории «эмпирическая проверка» означает сравнение прогноза с фактами. В последнее время предпринимались попытки проверить теорему Коуза, например, путем определения условий, при которых торг в небольших группах приводит к эффективному решению. Новые достижения в теории игр вместе с соответствующими эмпирическими исследованиями обещают привести, наконец, к научному объяснению условий, при которых проблема неэффективного распределения прав решается путем частных договоренностей.

Каково значение теоремы Коуза? Пигу использовал экономическую теорию для защиты принципа общего права, согласно которому в отношении стороны, причиняющей вред, должны применяться либо запрет, либо требование оплатить убытки. Согласно Пигу, правила общего права способствуют экономической эффективности посредством интернализации общественных издержек. В некоторых случаях он обнаружил пробелы в общем праве, которые требуют дополнительного законодательства, как, например, обложение загрязнителей налогами, равными общественным издержкам загрязнения.

Работа Коуза по форме представляет собой аргументацию проведенного Пигу анализа. Коуз не согласился с выводом о том, что для достижения эффективности обычно требуются действия правительства путем использования правовых норм о причинении вреде или налогообложения. Теорема Коуза предполагает, что внешние эффекты в виде причиняемого вреда в некоторых случаях, а возможно, и как правило, являются самокорректирующимися.

Мы уже показывали, что формы проявления несостоятельности рынка настолько разнообразны, что их невозможно втиснуть в рамки ограниченной до разумных пределов концепции транзакционных издержек и что, следовательно, интерпретацию теоремы Коуза «в аспекте транзакционных издержек» следует рассматривать как ложное положение или как тавтологию, истинность которой достигается за счет расширительного толкования транзакционных издержек. Несмотря на то, что препятствия на пути стихийных, частных решений проблемы внешних эффектов носят более широкий характер, чем это следует из теоремы Коуза, взгляды современных экономистов на регулирование включают одобрение такой роли правительства, которая заключается не в издании распоряжений, а в облегчении достижения частных соглашений.

Коуз отверг утверждение Пигу о том, что в случае, когда для устранения вреда требуется вмешательство правительства, при инкриминировании ответственности полезно руководствоваться содержащейся в общем праве концепцией «причинения». По мнению Коуза, из того факта, что кто-то — согласно принципам общего права — «причинил» вред, еще не следует, что привлечение его к ответственности или применение в отношении него запрета принесет пользу.

По Коузу, польза должна определяться сравнением издержек и выгод и при этом роль «причинения» обусловленности не является решающей. Положение Коуза о том, что причинение не должно значительно влиять на установление ответственности перед законом, противоречит бесчисленным решениям судов, и представляется, что оно оказало мало влияния на практику и теорию права.

Каковы бы ни были достоинства аргументации Коуза, он бросил вызов широко распространенным взглядам в области государственных финансов. До появления его статьи мало внимания обращалось на возможность решения проблемы внешних эффектов путем частных сделок. Таким образом, утверждение Коуза оказалось предметом важнейшей теоретической дискуссии. Более того, публикация статьи Коуза явилась прорывом в создании новой дисциплины, названной «право и экономика». До публикации статьи Коуза экономический анализ (в отличие от экономической мысли) мало применялся в общем праве, которое лежит в основе теории и методов права, изучаемых на юридических факультетах.

Анализируя дела из области имущественного права с правовой позиции и в то же время используя в качестве ориентира микроэкономику, Коуз показал плодотворность экономического анализа общего права. Несмотря на то что он не применял математический инструментарий, который характерен для этой науки теперь, 20 лет спустя, Коуз вдохновил поколение ученых стать первопроходцами экономического анализа права.




Стеллажное оборудование для склада у нас

Актуальная информация стеллажное оборудование для склада у нас.

eco-sklad.ru