Противоречия финансовой стабилизации и экономического роста


Российское государство, сбросив с себя бремя собственника объектов реального сектора экономики, но оставаясь при этом им формально вплоть до завершения приватизации, озадачилось проведением антиинфляционной политики. Потребность в ней была порождена, по крайней мере на первый взгляд, прежде всего его же деятельностью.

Отпуск цен в январе 1992 г. в условиях высокомонополизированной, хронически дефицитной, обремененной к тому же структурными и технологическими дисбалансами экономики сопровождался их резким повышением и уже вследствие этого сокращением масштабов производства. Такая акция государства диктовалась принятой моделью реформирования. Гиперинфляция породила к жизни антиинфляционную политику, направленную на достижение финансовой стабилизации, которая резонно рассматривалась в качестве необходимой предпосылки экономического роста.

Как это нередко случается в России, результаты проведения этой политики оказались прямо противоположными поставленной цели: не только не была достигнута финансовая стабилизация, а тем более — экономический рост, но разразился сильнейший финансовый кризис, под обломками которого оказались погребенными не только проводившаяся государством кредитно-денежная и финансовая политика, но и финансовые институты, под такую политику созданные.

Это произошло вследствие того, что финансовая стабилизация достигалась методами и способами, подрывавшими реальный сектор экономики, и без того находившийся не в лучшем финансовом состоянии, не говоря уже о том, что не вполне адекватно была определена природа инфляции, а следовательно, и методы ее преодоления.

Истоки устойчивой финансовой стабилизации лежат в стабилизации реального сектора. Но такой ситуации в переходный период по определению быть не может, что и питает неустойчивость финансовой системы, к тому же преимущественно занятой в этот период, в период первоначального накопления капитала, выполнением совершенно особой функции, состоящей в накоплении денежного капитала.

Основные направления негативного воздействия кредитно- денежной и финансовой политики на состояние реального сектора, усугублявшего трансформационный спад, проявились в следующем:

Итак, антиинфляционная политика государства, разработанная при активном содействии западных экспертов, внесла свой вклад в разрушение реального сектора экономики, в истощение его скудного инвестиционного потенциала, в углубление трансформационного спада.

На грани полного разорения оказались целые отрасли гражданской промышленности, либерализацией внешнеэкономической деятельности поставленные в условия разорительной конкуренции с иностранными фирмами. Разразившийся в августе 1998 г. финансовый кризис показал, что финансовая стабилизация не может быть достигнута в условиях кризисного состояния реального сектора, коль скоро он составляет основу всякой национальной экономики на любом этапе ее развития.

Но и кризис реального сектора постсоциалистической экономики был неизбежен вследствие объективно обусловленной необходимости частичного разрушения сформированной в предшествующий период макроэкономической структуры в целях устранения сложившихся в тот период дисбалансов. Такому разрушению в немалой степени способствовала банковская система, в тот период ориентированная прежде всего на накопление денежного капитала, в том числе и путем разорения неперспективных предприятий с точки зрения их технико-технологического состояний, качества производимой ими продукции, платежеспособного спроса на нее, коль скоро таковые тем или иным путем оказались в сфере их влияния.

Видимо, большинство из этих предприятий не заслуживали лучшей участи по рыночным критериям макроэкономической сбалансированности, а потому их банкротство было неизбежным. Распродажа их активов становилась одним из источников накопления денежного капитала под денежный этап приватизации. Такой капитал предназначался для приобретения наиболее крупных и прибыльных объектов реального сектора, вокруг которых и развернулась отчаянная конкурентная борьба. Превращение денежного капитала в промышленный и становится исходной предпосылкой для возрождение реального сектора.

Иными словами, частичное разрушение унаследованного научно-производственного потенциала становилось предпосылкой последующего созидания. Иным путем устранение дисбалансов прошлых лет оказывалось невозможным. И в этом смысле политика государства, направленная на достижение финансовой стабилизации, при всей ее уязвимости, тем не менее не противоречила объективному ходу развития в рамках рыночной трансформации.

Вневоспроизводственное накопление капитала, капитала в денежной форме, прежде всего усилиями торгового и банковского капитала, в период становления капитализма предшествует воспроизводственному. Оно осуществляется путем раздела и передела ранее созданных объектов реального сектора, в том числе и путем использования механизма финансовой системы. В силу этого последняя становится временно доминирующей.

Однако деятельность ее институтов была направлена на образование денежного капитала как предшественника промышленного, без которого преобразования в реальном секторе попросту невозможны. Она носила столь интенсивный характер, что уже к середине 90-х годов при проведении залоговых аукционов государственные акции выкупались за сотни миллионов долларов, накопленных аутсайдерами всего за каких-то пять-семь лет.

Из их рядов и вышли так называемые олигархи, пришедшие на смену выявившим свою недееспособность собственникам первого поколения, порожденным этапом ваучерной приватизации, ее инсайдерской моделью. И в этом смысле кризис финансовой системы 1998 г. лишь засвидетельствовал полное исчерпание последней своего потенциала в качестве механизма накопления денежного капитала.

Напомним также о причастности к этому процессу сверхприбыльной торгово-посреднической деятельности, в которую активно включились с первых же лет предпринимательские слои населения, словно проснувшиеся после долгой спячки и бездеятельности советских лет.

Столь ненавистные широким слоям населения как носителям укоренившегося в их сознании менталитета равенства в нищете российские олигархи прошли классический путь первоначального накопления капитала. Многие из них, например В. Потанин и М. Ходорковский, М. Фридман, начинали свое восхождение к наиболее перспективным объектам реального сектора экономики с создания торговых фирм, затем коммерческих банков, что и позволило им накопить денежный капитал, достаточный для весьма успешного участия в ими же инициированных так называемых залоговых аукционах, проведенных обремененным долгами государством в 1995—1996 гг. Столь же активно участвовали они и в переделе объектов собственности в постваучерный период.

Итак, в переходной экономике связь финансовой стабилизации и экономического роста не столь проста и однозначна. Институты финансовой системы принимают самое активное участие в структурной перестройке не только и не столько путем обслуживания финансовых и денежных потоков, рождаемых функционированием реального сектора экономики, но и выполнением совершенно особой функции, порожденной процессом первоначального накопления капитала состоящей в накоплении денежного капитала.

Последнее достигается в том числе и путем разорения нежизнеспособных предприятий реального сектора, присвоения денежных сбережений доверчивого и не искушенного в тайнах рыночных отношений населения. Как известно, переходная эпоха не самая светлая страница в истории любой страны и ее народа, когда в одночасье рушится десятилетиями устоявшийся уклад жизни, а контуры будущего едва прорисовываются.

Важно понять, что финансовая система в 90-е годы способствовала вымыванию неэффективного производства, ускоряла накопление денежного капитала, а тем самым закладывала предпосылки для последующего экономического роста, начавшегося сразу же вслед за финансовым кризисом.





Http://sandaliki.ru/

http://sandaliki.ru/ купить детскую ортопедическую обувь.

sandaliki.ru