«Новый большой скачок» (1977-1978)


После окончания культурной революции в 1976 г. руководство страны начало кампанию «западного большого скачка», целью которой было резкое увеличение темпов экономического роста за счет активных закупок западной технологии (главным образом для тяжелой промышленности). Данная стратегия очень напоминала «политику ускорения» М. Горбачева в 1985-1988 гг. Неудивительно, что обе эти кампании были обречены на провал, так как лишь усиливали уже сложившиеся мощные диспропорции между тяжелой и легкой промышленностью и концентрировали капиталовложения в отраслях с низкой капиталоотдачей.

В 1977-1978 гг. руководство страны, по сути, вернулось к экономической стратегии 1-й пятилетки. Вместе с тем была сделана ставка на зарубежные заимствования и закупки западной технологии. Большинство средств, полученных из-за рубежа, направлялось в тяжелую промышленность. Оживление экономики, однако, сопровождалось нарастанием структурных диспропорций. Плановое управление демонстрировало низкую эффективность. Председатель КПК того периода Хуа Гофэн призывал следовать прежней линии Мао Цзэдуна. В управлении экономикой продолжались «левацкие перегибы». Велась борьба с «капиталистическими элементами» за строительство коммунистического общества.

В феврале 1978 г. принята знаменитая программа «четырех модернизаций» до 2000 г. Был принят план на 10 лет (1976-1985 гг.), по которому предусматривалось построить 120 огромных промышленных предприятий (в основном тяжелой промышленности).

Программа «четырех модернизаций» состояла их следующих этапов: к 1980 г. — создание самостоятельной промышленности и механизация «в основном» сельского хозяйства; к 1985 г. — завершение технической перестройки народного хозяйства на основе выполнения основных положений 10-летнего плана; к 2000 г. — выход в число передовых стран мира по уровню развития народного хозяйства путем осуществления модернизации сельского хозяйства, промышленности, обороны, науки и техники.

Характеризуя способность выхода КНР к 2000 г. в первые ряды стран мира по валовому национальному продукту, китайские ученые заостряли внимание на показателях национального дохода, наиболее концентрированно выражавших экономический потенциал страны. Это делалось для того, чтобы показать те возможности, которые сможет иметь страна для расширения производства и улучшения жизни народа. ВВП КНР оценивался в 1980 г. примерно в $283,3 млрд. (США -2582,5, СССР — 1212, Япония — 1152,9), что соответствовало 8-му месту в мире.1 Рост в 4 раза этого показателя к концу века давал цифру $1140 млрд., что делало возможным перемещение Китая на 5-е место в мире.

Конечно, из-за многочисленного населения страны среднедушевой показатель ВВП КНР был крайне низким: по нему страна занимала примерно 151-е место в мире, а при выполнении намеченных планов могла передвинуться к 2000 г. на 75-е место. Забегая вперед, отметим, что к 2000 г. Китаю удалось не только выполнить, но и перевыполнить эти наметки так только ВВП вырос за 20 лет не в 4 раза, как это планировалось, а в 6,5 раза.

Китайские ученые считали, что к 2000 г. благодаря удвоению доходов населения страна достигнет «скромного достатка»: средний уровень потребления на душу населения возрастет с 227 юаней в 1980 г. до 616 юаней в 2000 г. Эти показатели были также перевыполнены. Более того, Китаю удалось в 1998 г. превзойти по уровню жизни Россию.

Уже перед осуществлением экономической реформы 1978 г. китайские ученые разрабатывали в общих чертах перспективные наброски о развитии китайской экономики на ближайшие десятилетия.

Как уже отмечалось, планировалось, что к 2000 г. Китай должен был достичь «скромного достатка» путем удвоения доходов населения за 1980-2000 гг. О дальнейших перспективах четырех модернизаций в то время конкретно еще не говорилось. Однако неоднократно упоминалось, что «более высокая степень модернизации» должна быть достигнута к 2030-2050 гг. Под этим понималось достижение к 2000 г. «уровня скромного достатка», к 2021 г. (к столетию КПК) — уровня среднеразвитых стран; к 2049 г. (к столетию образования КНР) — превращение Китая в мощное социалистическое государство.

Как отмечает российская исследовательница Э. П. Пивоварова: «В таком определении перспективы развития страны присутствовало больше идеологии и романтики, чем экономического расчета и научного обоснования. Его мобилизующий настрой очевиден, и его можно сравнить с таким же мобилизующим настроем, который присутствует в статье Мао Цзэдуна, написанной им в 1956 г. по случаю 90-летия со дня рождения Сунь Ятсена: "Все вещи и явления находятся в постоянном развитии. Со времени революции 1911 г., то есть Синьхайской революции, прошло всего лишь 45 лет, а облик Китая совершенно изменился.

Пройдет еще 45 лет, и наступит 2001 г., начнется XXI в., и тогда Китай превратится в могучую социалистическую индустриальную державу, какой он и должен стать. Обладая территорией в 9600 тыс. км. и населением в 600 млн. человек, Китай должен вносить сравнительно большой вклад в дело человечества"». Далее Э. П. Пивоварова отмечает, что такие мобилизующие ориентиры очень важны для страны, главной производительной силой которой является сегодня уже более чем миллиардное население. Выражая солидарность с последним высказыванием, позволим себе не согласиться с первым, где речь идет о романтике и экономическом расчете. Безусловно, планировать на отдаленное будущее — дело неблагодарное.

Будущее само по себе непознаваемо. Уже через 10-20 лет в человеческой цивилизации могут произойти столь кардинальные скачки в развитии, предвидеть которые не способен самый смелый гений. Однако для Китая, страны еще в недавнем прошлом очень отсталой, планирование процесса вывода ее в передовые державы является основной стратегической целью. Потеря цели, утрата перспективы ставят под вопрос все современное реформирование, ибо неясно: для чего необходимы реформы как таковые? Чего добиваются реформаторы?

Кстати, именно это звено отсутствует, на наш взгляд, в российских экономических реформах. У российских реформаторов отсутствуют четко провозглашенные планы не только на 10 лет, но даже на 5 и 3 года вперед. По нашему мнению, это один из главных факторов удаленности интересов российского населения от проводимых реформ. Идея «построения рыночной экономики» весьма расплывчата, ибо в ней нет главного, что может заинтересовать каждого конкретного человека: нет конкретных перспектив повышения благосостояния личности.


Страницы: [1] [2]

Ресанта саипа

ресанта саипа

om-ek.ru