Государственные расходы и дефицит государственного бюджета


В некотором смысле, государственное налогообложение и расходы сомнительно необходимые окупающие себя экономические затраты. Например, для обеспечения национальной обороны и военная инфраструктура, и военная промышленность должны субсидироваться другими производителями через определенную форму налогообложения.

Однако военная промышленность, подобно бактериям в пищеварительной системе человека, существует как необходимый паразит на производительных мощностях страны. Ее выживание зависит не от государства, а от других отраслей промышленности. Однако с большинством финансируемых государством программ дело обстоит не так.

К сожалению, многие люди смотрят на государство как на неистощимый ресурс и потенциальную панацею от любой мыслимой беды, постигающей ту или иную группу населения или иностранное государство достаточных размеров или достаточной силы, чтобы привлечь политическое внимание. Наводнение вдоль береговой линии Нью-Джерси? Туда направляется федеральная финансовая помощь. 500 миллиардов долл. просроченных ссуд в кредитно-сберегательной системе? Подбросим и туда федеральных денег. Опасный уровень неграмотности в Соединенных Штатах? Еще больше федеральных денег в и так раздутый бюджет системы образования. Правительство Аргентины на грани банкротства? Направим им ссуды под государственную гарантию. Люди в бывшем Советском Союзе на грани голодания? И туда уходят гарантируемые США ссуды и пшеница по сниженным ценам.

Мы, американцы, люди, может, и щедрые, но очень наивные. Наше правительство (народ) может иметь глубокие карманы, но они пусты — в них одни только дыры. Государство не может сбалансировать бюджет с 1969 года, и за последние 40 лет его дефицит рос в среднем на 15,3% в год. Хуже того, этому и конца не видно. В сентябре 1991 года Административно-бюджетное управление в своем прогнозе, несмотря на закон о «сокращении дефицита» на 500 миллионов долл., принятый в октябре 1990 года, увеличило оценки дефицита в пятилетней перспективе с 62,3 миллиарда долл. до 1,087 триллиона долл. Но разве это главная проблема?

Некоторые экономисты считают: дефицит государственного бюджета, даже на текущих уровнях, не является особым предметом беспокойства. Имея дефицит в размере лишь 5,9% от ВВП, государство находится в лучшем положении, чем большинство частных лиц.

Помимо того факта, что сравнение должно проводиться измерением величины долга как процента от дохода, эти экономисты почему-то не могут увидеть, что частные лица и предприятия, чтобы выплатить долги, производят. Государство этого не делает. Когда государство проводит политику дефицитного расходования, оно потребляет будущие капитальные накопления.

Каждый раз, когда продается вновь выпущенная государственная облигация, вексель или билет, происходит пропорциональная потеря потенциального инвестиционного капитала, который перенаправляется на оплату уже потребленных товаров и услуг. Реальное зло дефицитной бюджетной политики в том, что она отнимает у американских предпринимателей возможность заимствования капитала для роста. Дефицитное расходование вынуждает государство продавать новые выпуски векселей, билетов и облигаций, обеспечивающих приличную доходность с практически нулевым риском.

Конечно, инвесторы будут покупать государственный долг и делать это на деньги, которые в ином случае были бы вложены в новые венчурные предприятия. Использование налога на прирост капитала для финансирования политики бюджетного дефицита двойное жульничество. Государство для оплаты своих долгов на корню подрезает экономический рост, оно проедает и семенной фонд будущего урожая.

По оценкам Административно-бюджетного управления, в 1993 году государственные расходы достигнут 25% ВНП, 5,9% которых будут финансироваться за счет дефицита. В следующей главе показано, что эти цифры, скорее всего, занижены. Но даже если предположить, что они правильные, нашему государству придется поддерживать угнетающе высокие уровни налогообложения, чтобы обеспечить проектируемые уровни расходов. В то же время Федеральная резервная система понизила процентные ставки и накачала банковскую систему избыточными резервами. Такой комбинации денежно-кредитной и налоговой политики я не припомню.

С одной стороны, стимулирующая денежно-кредитная политика будет стремиться вызвать экономический бум, основанный на иллюзии изобилия доступного капитала, как это описано в Главе 3. Бюджетно-налоговая политика, с другой стороны, должна смягчать последствия кредитного бума, отхватывая значительный процент (в основном иллюзорных) прибылей у тех, кто выигрывает от экономического роста, и переадресовывания капитальные ресурсы на потребление.

Наиболее здоровым возможным результатом этой необычной смеси разных политик будет медленный рост с низкой или умеренной инфляцией. И все же сейчас, когда я пишу эти строки, фондовый рынок вновь поднимается выше Dow 3200, уровня, который будет оправдан, если только в 1993 году начнется экономический бум. Очевидно, рынок рассчитывает, что президент Клинтон и Конгресс увеличат расходы и позволят дефициту идти своим собственным курсом. Если рынок прав, результатом станет сопровождаемый повышением цен космический рост деловой активности, за которым где-нибудь в районе следующих нескольких лет последует новый длительный спад.

Но является ли то, что мы наблюдаем, началом «возможности Сороса» или это последний рывок инвесторов, упрямо отказывающихся поверить, что ложная посылка вот-вот будет дискредитирована? В следующей главе я попробую ответить на этот вопрос, применяя фундаментальный анализ к текущей ситуации и для составления инвестиционного прогноза на 90-е годы.






Виртуальные сервера Швейцарии

Виртуальные сервера Швейцарии защита от ddos в Швейцарии.

swiss-vps.ru