История и будущее доллара - страница 2


Если этот тренд продолжится, чем-то придется пожертвовать. И этим чем-то будет та небольшая сила доллара, что еще осталась. Имейте также в виду: если вы арабский принц, то с 1986 года потеряли большое количество потенциального дохода, оценивая нефть в долларах. Я полагаю, когда-нибудь ОПЕК начнет оценивать нефть в пропорциональных денежных единицах, например, состоящих на 25% из золота, на 25% из доллара США, на 25% из марки и на 25% из иены. Если (когда) это произойдет, доллар потерпит крах.

Эта проблема усилится, если Федеральная резервная система продолжит поддерживать номинальные ставки существенно ниже аналогичных ставок ключевых иностранных центральных банков. Капитал, включая внутренний капитал, вполне естественно перетечет туда, где доходность выше, то есть на иностранные рынки повышающейся в цене или устойчивой валюты, ослабляя рост капитальной базы США. Процентные ставки существенно ниже уровня мирового рынка приведут к значительному предложению американского капитала для инвестирования за рубежом. Мы начнем финансировать экономический рост в Мексике, развитие Европейского Сообщества и Восточного Блока вместо подъема промышленности на нашей собственной земле.

В «лучшем» случае иностранные центральные банки могли бы предпринять кредитную экспансию без участия Соединенных Штатов. Как только инфляция иностранных валют начала бы нарастать, это вернуло бы доллар на сильные позиции и дало бы Соединенным Штатам более доминирующее положение с точки зрения глобальной покупательной способности. Но этот эффект также потребовал бы времени. Все валюты теряют стоимость, но с различной скоростью.

Обсуждение экономического цикла в Главе 3 показало, что кредитная экспансия наносит ущерб в степени, пропорциональной неправильному распределению ресурсов. В стране, где имеет место кредитная экспансия, возможности неправильного распределения растут одновременно с проблемами существующей индустриальной базы. Например, после Второй мировой войны Соединенные Штаты финансировали реконструкцию Европы по плану Маршалла, который был ничем иным как кредитной экспансией огромных масштабов.

К концу 40-х годов государственный долг США превысил 100% валового национального продукта. И все же отрицательные последствия были минимизированы, потому что было создано так много реального богатства и в стране, и за рубежом. По сути дела, Соединенные Штаты распыляли свою массивную капитальную базу по остальной части мира и еще умудрились обеспечить экономический рост внутри страны.

Между прошлым и настоящим есть и общее, и различия. С одной стороны, есть страны Восточного Блока, богатые ресурсами, но не имеющие капитала, чтобы запустить их в производство, — очень похоже на ситуацию в Европе после Второй мировой войны. Но с другой стороны, нет огромной и расширяющейся индустриальной базы Соединенных Штатов, чтобы профинансировать все это. Получается так, что из-за того, что мы делаем американский капитал дешевым в смысле низких процентных ставок, но при этом сохраняем высокие налоги и невозможные порядки по сравнению с другими странами, этот американский капитал утекает в Китай, слаборазвитый Восточный Блок, Латинскую Америку и европейские страны. В конце концов, мы же теперь живем в глобальной экономике, где капитал может быстро перемещаться почти куда угодно.

Когда это произойдет, прибыли потекут назад в Соединенные Штаты, но только не сразу. Пройдет существенное время, прежде чем инвестиции в развивающиеся страны произведут избыточный капитал, который возвратится в Соединенные Штаты для реинвестиции. Тем временем рост капитала на американской земле, где существующая эффективность рынка может направить капитал на производительное использование, не будет происходить так быстро, как в других местах с меньшими издержками (то есть более дешевой рабочей силой, менее жесткими правилами охраны окружающей среды и другими законодательными ограничениями и меньшими налогами на прирост капитала).

Короче говоря, процентные ставки, удерживаемые ниже уровня мирового рынка, не могут стимулировать на американской земле экономический рост (главная кейнсианская стратегия), которого от них ожидают.

При нынешней политике я ожидаю увидеть медленный рост и в рамках наступающего года, вероятно, в течение нескольких последующих лет, если Федеральная резервная система будет поддерживать свою дисциплину, а Конгресс не сможет установить финансовую ответственность. Единственной альтернативой была бы массивная кредитная экспансия, но при нынешнем руководстве ФРС это не представляется вероятным.


Страницы: [1] [2]






Texkom.ru

Интернет магазин аксессуаров и запчастей texkom.ru.

texkom.ru