Исключения и аномалии - страница 2


Это, пожалуй, наиболее уместный момент для обсуждения единственного случая, когда бычий рынок не предсказал правильно предстоящий подъем. Когда Невилл Чемберлен возвратился из Германии с компромиссом, по сути дела передававшим Судеты Гитлеру, мир, казалось, на некоторое время вернулся к стабильности. Результат этого — самый короткий бычий рынок в истории, продолжавшийся с апреля по сентябрь 1939 года. Но по очевидным причинам атмосфера надежды продлилась недолго.

Третий случай оказался самым длительным медвежьим рынком, с сентября 1939 года по апрель 1942 года. И вновь это был период неуверенности, связанной с войной. В течение этого отрезка времени не только Гитлер аннексировал Чехословакию, но и Франклин Рузвельт ввел чрезвычайное положение, Франция и Великобритания объявили войну в Европе, и миру была представлена новая форма ведения военных действий — блицкриг. Рынок оправился только после того, как развернулись американские военно-экономические программы, и большая часть неуверенности, предшествовавшей вступлению США в войну, осталась позади.

Неудивительно, что после Второй мировой войны был период инфляции. В ответ Федеральная резервная система, еще только начинавшая входить во вкус кейнсианской «точной настройки», с целью борьбы с инфляцией ужесточила кредит. С этого началось знакомство рынка с властью ФРС. Результатом стал медвежий рынок на фондовой бирже с июля 1946 по июль 1947 гг. Но хотя кредит оказался урезан, бизнес еще не затормозился. Замедление началось только в ноябре 1948 года. Поэтому можно утверждать, что рынок по сути дела предсказал приближающийся спад — но только немного слишком рано.

После этого момента большинство искажений прогнозирующей силы рынка происходило из-за не имеющего отношения к войне государственного вмешательства в форме изменений денежно-кредитной или бюджетно-налоговой политики. Первым таким искажением стал медвежий рынок с декабря 1961 по июнь 1962 гг. Этот медвежий рынок, наиболее вероятно, спровоцирован отправкой первых войск во Вьетнам в декабре 1961 года, но были вовлечены и другие факторы. В 1961 году Федеральная резервная система начала постепенно ужесточать кредит, плюс при Кеннеди раскручена кампания «достанем этих жирных котов». Когда в апреле 1962 года U.S. Steel объявила о повышении цен, Кеннеди вмешался, начав против нее общественную кампанию. Началась эра нового антимонопольного законодательства, вероятно, единственная главная причина, по которой U.S. Steel опустилась до статуса второразрядного мирового производителя стали. После мини-краха Федеральная резервная система изменила свою позицию и ослабила кредит, в результате спад так и не произошел.

Фондовый рынок вступил в новую медвежью фазу в феврале 1966 года, продолжавшуюся до октября 1966 года. Этот ответ на ужесточение кредита Федеральной резервной системой предвещал спад. В данном случае я почти не сомневаюсь, что спад был на подходе, но прежде, чем он успел развиться, Федеральная резервная система снова изменила свою политику и ослабила кредит. Федеральная резервная система не допустила спад и вместо него выбрала инфляцию. Неизбежным результатом ее стал спад 1969-1970 гг.

Следующий случай произошел на медвежьем рынке с сентября 1976 по февраль 1978 гг. Он (случай) стал одновременно и экстраординарным, и идеальным примером неумения государства руководить экономикой. Первоначальным стимулом к распродаже фондового рынка стало принятие в сентябре новых налоговых законов для компенсации проблемы растущего дефицита госбюджета. Затем был избран Джимми Картер и начались настоящие неприятности. ОПЕК дважды объявила об увеличении цен на нефть, и рынок полетел вверх тормашками.

В ответ Картер попросил ввести меры жесткой экономии и налоги на случайную прибыль, направленные против нефтяных компаний, и стал сторонником контролирования цен на нефть. Федеральная резервная система, в свою очередь, открыла краны и профинансировала повышающиеся цены на нефть массивной кредитной экспансией, которая, в конечном счете, привела к почти безудержной инфляции. Именно либеральная политика Федеральной резервной системы не допустила вхождения экономики в спад, или, точнее, сдержала спад до 1981-1982 гг.

Следующий медвежий рынок с ноября 1983 по июнь 1984 гг. напрямую связан с деятельностью ФРС. В ожидании ужесточения кредита Федеральной резервной системой большинство главных биржевых индексов в июне 1983 года достигло своих максимумов. Федеральная резервная система затянула гайки в мае 1983 года, и рынки честно вошли в медвежий рынок, всерьез ожидая спад. Затем 24 июля 1984 года Волкер заявил на открытых слушаниях в Сенате, что текущая политика Федеральной резервной системы «неуместна». Большинство главных индексов в тот же день зарегистрировало минимумы, поскольку абсолютно не ожидало трансформаций в политике ФРС и еще одного изменения позиции.

Рыночные данные за почти 100 лет недвусмысленно показывают, что фондовый рынок — точный предсказатель экономических трендов. Весомость исторических доказательств бесспорна: максимумы и минимумы фондового рынка последовательно отражают взлеты и падения общей экономики, причем заранее. Если мы берем рынок в целом, то получаем время опережения почти в шесть месяцев. Если применяем более консервативный подход и используем в качестве контрольных точек подтверждающие даты теории Доу, все равно получаем время упреждения больше одного месяца.

В целом, фондовый рынок опережал общую экономику в 91,2% сопоставимых случаев, а если считать временную разницу в один месяц совпадением, его точность 97,1% всех случаев. Используя даты подтверждения, теория Доу подтверждала изменение тренда, когда общая экономика все еще находилась в восходящем тренде, в 64,7% случаев, а в пределах двух месяцев от пика — в 82,4% случаев. А самое важное то, что с 1949 года рынок (измеренный по теории Доу) опережал или совпадал с поворотами экономики в 100% случаев.

Единственный фактор, могущий ослабить точность этого прогнозирующего инструмента, — неожиданные действия властей. Это может быть война или внезапное изменение денежно-кредитной и бюджетно-налоговой политики. Но в каждом случае единственной силой, обладающей достаточной мощью, чтобы поколебать предсказывающий потенциал рынка, является неправильно применяемая политическая власть. Однако даже и в этом случае рынок распродается при ужесточении политики ФРС только до тех пор, пока ФРС не передумает.

Это весьма причудливый процесс принятия решений, основанный на политике. Если ФРС продолжит свою политику, экономика войдет в спад, а если быстро остановится, экономика снова пойдет в гору. Рынок всего лишь тандемом следует за ФРС или предвосхищает будущую политику Федеральной резервной системы.


Страницы: [1] [2]






Http://www.decorici.ru/

http://www.decorici.ru/ кнауф диамант 260 купить штукатурку декоративную.

www.decorici.ru