Фондовая биржа и ее операции

Кроме акций и облигаций акционерных обществ, издавна большую роль играли, разумеется, облигации государственного долга, или, другими словами, облигации государства и различных публично-правовых административных учреждений, например общин, — облигации, функции которых отличаются от функций частных ценных бумаг.

Постепенно развивается специфический рынок, на котором все ценные бумаги покупаются и продаются, благодаря этому обеспечиваются средства, необходимые для финансирования капиталовложений, причем купля-продажа ценных бумаг на рынке способствует концентрации капитала. Таким специфическим рынком и является биржа.

Для понимания экономических функций этого рынка следует сначала получить некоторое представление об осуществляемых на бирже операциях.

Что представляет собой стоимость, или курс, или цена различных ценных бумаг?

Допустим, что речь идет о ценных бумагах с фиксированным доходом (т.е. о частных облигациях и государственных ценных бумагах). В таком случае не вызывает сомнений, что их стоимость определяется, исходя из приносимого ими ежегодного дохода, причем коэффициентом дисконтирования обычно служит величина, обратная текущей процентной ставке.

Например, если текущая процентная ставка равняется 5%, то коэффициент дисконтирования составляет 20. Таким образом, если облигация номинальной стоимостью в 100 лир приносит в качестве процента ежегодно 6 лир, то рыночный курс этой ценной бумаги достигает 120 лир (разумеется, если речь идет о достаточно надежных ценных бумагах).

Наибольшие колебания испытывает рыночный курс акций. Дело в том, что предприятие ежегодно подводит свой баланс и распределяет часть прибылей в качестве дивидендов по акциям. Поэтому курс акций в первую очередь зависит от высоты дивидендов. Будучи отнесен к номинальной стоимости акции, он показывает относительные размеры дохода, получаемого первоначальным владельцем акции.

Но первоначальный владелец вполне мог уже продать акцию, положив в карман разницу между номинальной и новой, рыночной, стоимостью; поэтому дивиденд следует относить не к номинальной стоимости, а к среднему курсу акции за предшествующий год. Например, акция номинальной стоимостью в 100 лир, принесшая дивиденд в 30 лир, обеспечивает доход в 30%, если исходить из соотношения между дивидендом и номинальной стоимостью акции.

Но рыночная стоимость акции уже поднялась до 300 лир, и тот, кто приобрел ее за 300 лир, соотносит свой доход с этой суммой — с 300 лир, следовательно, для него уровень фактического дохода равен 10%. При этом если текущая процентная ставка на рынке капиталов составляет, допустим, 6%, то курс акции должен подняться еще выше, поскольку вложение капитала в эту акцию оказывается выгодным; действительно, при 6%-ой ставке сумму в 30 лир приносят не 300, а 500 лир; следовательно, курс акции должен был бы подняться до 500 лир.

Однако, когда речь идет о курсе акций, точные оценки предполагают учет ряда других условий. Во-первых, принимается во внимание степень непостоянства, изменчивости дохода: ведь размеры дивиденда зависят от прибылей, т.е. в конечном счете от экономического положения фирмы (вышесказанное имеет смысл, разумеется, только на данной ступени теоретического анализа; на практике компании в настоящее время распределяют только часть прибылей и вообще придерживаются принципа, согласно которому дивиденды должны поддерживаться примерно на одном и том же уровне).

Далее, велик риск падения курсовой стоимости акций. Ведь, как свидетельствуют факты, колебания курса акций от года к году и в течение года действительно велики. При этом речь идет пока о колебаниях в «нормальные» времена и при условии стабильности валюты. (На прогнозах этих колебаний собственно и основаны спекулятивные сделки).

Курс акций, следовательно, должен отражать также изменчивость этих условий (при анализе все еще не принимаются во внимание изменения в денежной сфере и спрос на особо надежные ценные бумаги акционерных компаний). При этом факторами, влияющими на рыночный курс акций, оказываются все формы выгод, отличные от дивидендов (например, бесплатное распределение акций и другие льготы, увеличение основной стоимости акции и т. п.).

«Спекуляция», как особый вид деятельности, должна предвидеть и упреждать реальный ход экономических процессов; ее цель — извлечение дохода из колебаний курсов ценных бумаг. В этом смысле она не обусловлена непосредственно производственной деятельностью; другими словами, в данном случае новый капитал не используется для расширения операций предприятия, имеет место только переход ценных бумаг из рук одного владельца в руки другого, характеризующий движение фиктивного капитала.

Защитники подобной деятельности утверждают, что спекуляция ценными бумагами играет полезную экономическую роль, способствуя правильной ориентации реальных сбережений, поскольку она направляет их в те сферы хозяйства, где они оказываются более выгодными, — в инвестиции, которые могут обеспечить более высокий чистый доход, иначе говоря, благодаря спекуляции сбережения направляются в те сферы экономики, в которых человеческий труд создает большие количества прибавочной стоимости.

Далее они утверждают, что благодаря фондовой бирже и спекуляции достигается значительная подвижность капитала, и, следовательно, они способствуют уравниванию нормы прибыли; владельцам сбережений фондовая биржа и спекуляция обеспечивают более высокую ликвидность их сбережений.

Чтобы правильно оценить подобные утверждения, необходимо вновь обратиться к анализу технических аспектов и исторической эволюции функций фондовой биржи.

Существует только одна операция фондовой биржи, которую можно рассматривать как производительную (если называть производительными операции, превращающие сбережения в капитал). Речь идет о размещении новых ценных бумаг. В тех случаях, когда государство размещает заем или когда создается новое акционерное общество (заново или путем реорганизации существующих индивидуальных капиталистических фирм), происходит инвестирование капитала; подобные операции обычно влекут за собой также усиление процессов концентрации и централизации капитала.

Уже с давних пор операции размещения ценных бумаг практически опираются на прямую или косвенную поддержку кредитных учреждений. Банк — а во многих случаях консорциум банков или объединение банкиров — приобретают для себя или для своих клиентов акции нового общества (финансируя таким образом увеличение капитала в производительной форме — как основного, так и оборотного); при этом они авансируют свой денежный капитал для того, чтобы нажиться на разнице между номинальным и рыночным курсом ценных бумаг — акций и облигаций.

К рассмотрению этой важной операции мы вернемся позже, когда приступим к анализу функций банка, связанных с осуществлением вложений капитала. Эта операция, следовательно, не предполагает с самого начала обязательную куплю-продажу ценных бумаг на фондовой бирже.

Банк непосредственно приобретает ценные бумаги в момент учреждения акционерного общества, предоставляя тем самым часть учредительного капитала, или же прямо размещает их среди своих клиентов, выступая в роли посредника при продаже ценных бумаг. Конечно, новая акция или облигация может также котироваться на бирже, т.е. практически с момента эмиссии может стать объектом купли-продажи на бирже. Некоторые владельцы сбережений покупают новые акции на бирже, помещая в них свой капитал или сбережения.

В любом случае эта функция аккумуляции нового капитала не является преобладающей. С самого начала биржа выполняет главным образом функцию купли-продажи тех ценных бумаг, в которые капитал в основном уже был помещен ранее; а размещение новых акций или облигаций на бирже не играет существенной роли. Поэтому фондовая биржа — это рынок ценных бумаг, уже размещенных среди публики или «осевших» на время в портфелях банков.

Таким образом, в результате купли- продажи акций или облигаций на бирже происходит только смена собственности, переход ценных бумаг из одних рук в другие. Биржевые операции с ценными бумагами могут быть кассовыми и срочными. Кассовые операции, как правило, осуществляются теми, кого на бирже называют инвесторами, т.е. теми, кто приобретает ценные бумаги для того, чтобы поместить в них свои сбережения; основное содержание кассовых операций— обмен денег на ценные бумаги. Для спекуляции здесь остается немного места.

Спекулятивный характер носят чаще всего срочные сделки, при которых ценные бумаги покупаются или продаются на условиях передачи этих бумаг и осуществления платежа через определенный срок, т.е. с фактическим исполнением сделки в будущем (обычно к концу месяца) по цене, устанавливаемой в момент заключения срочной сделки. Покупает ценные бумаги на срок, например, тот спекулянт, который в будущем ожидает повышения курса приобретаемых акций или облигаций; указанные бумаги приобретаются по цене ниже той, которую спекулянт рассчитывает получить за них в день фактического исполнения сделки.

Подобная операция возможна только в том случае, если на рынке ценных бумаг удается найти и такого владельца акций или облигаций, который в силу необходимости вынужден продать свои бумаги или же рассчитывает на противоположное движение рыночных курсов и, предвидя (или желая вызвать) понижение курса соответствующих ценных бумаг, готов немедленно продать свои акции или облигации по существующей цене, даже если фактическая передача ценных бумаг произойдет позднее, в сроки, обусловленные заключаемым соглашением.

Стремясь уменьшить риск, спекулянт может заключить договор на срок с премией; в таком случае при покупке ценных бумаг он оставляет за собой возможность не приобретать их, а если речь идет о продаже ценных бумаг, он сохраняет за собой возможность не сдавать их, выплачивая, однако, и в том и в другом случае установленную договором премию. Спекулянт может также резервировать за собой в соответствии с заключенным договором право оптации, т.е. при исполнении договора он может сохранять за собой выбор, позволяющий ему выступать как в качестве покупателя, так и в качестве продавца тех или иных ценных бумаг.

Совершенно ясно, что такого рода контракты могут привести и к развитию операций купли-продажи без соответствующего покрытия, т.е. к сделкам, участники которых даже не обладают соответствующими бумагами или не продают их друг другу. Ставкой в игре является только курсовая разница, и при исполнении договора выплачивается лишь разница в курсовой стоимости.

Здесь уместно напомнить также и о специфическом типе денежного займа, к которому прибегают биржевые маклеры, заключая срочные сделки по покупке ценных бумаг. Это так называемая репортная сделка. При репортной сделке «репортант» — капиталист или банк — покупает ценные бумаги с обязательством по истечении срока договора продать прежнему владельцу акции или облигации того же вида и на ту же сумму. Эта операция в каком-то отношении аналогична кредитованию под обеспечение ценных бумаг; основные различия заключаются в том, что при репортной сделке имеет место переход собственности на ценные бумаги из одних рук в другие, в то время, как кредитование влечет за собой только залог ценных бумаг.

Естественно, что репортная сделка имеет смысл только в том случае, если рыночный курс ценных бумаг по истечении срока сделки действительно окажется выше, чем в момент заключения сделки: такая курсовая разница называется репортом; она-то и составляет доход биржевого маклера. Название сделки происходит от понятия «вернуть», «возвратить».

Банки прибегают к такой операции с ценными бумагами, заключая репортные сделки с частными лицами. Поскольку подобная сделка означает краткосрочное вложение капитала, репортная ставка обнаруживает тенденцию к сближению с учетной ставкой.

С другой стороны, владельцы ценных бумаг (как правило, спекулянты), испытывающие на короткий срок потребность в деньгах и стремящиеся затем возвратить свои ценные бумаги, обнаруживают интерес к такой форме денежного займа. Может иметь место и обратная ситуация. В этом случае участник сделки, располагающий свободной денежной наличностью, купит ценные бумаги за наличные с обязательством впоследствии вновь продать их другому участнику сделки. (Такую сделку в практическом обиходе неточно называют депортной сделкой.)

В этом случае второй из участников, разумеется, предполагает, что рыночный курс ценных бумаг в момент заключения сделки окажется выше их курса при истечении срока сделки, т.е. розничная цена ценных бумаг с течением времени снизится: ведь продавец ценных бумаг должен получить прибыль, иначе он бы не уступил их. Подобная сделка выгодна и для первого из участников в том случае, если он может рассчитывать на падение курса покупаемых ценных бумаг ниже того уровня, по которому они в соответствии с контрактом должны быть впоследствии проданы их прежнему владельцу.

Данные сделки часто совершаются в кредит, причем биржевые маклеры получают такую ссуду без покрытия. Биржевые маклеры спекулируют на повышении или на понижении рыночных курсов, т.е. заключают крупные сделки, устанавливая на момент исполнения срочных сделок более высокую или более низкую цену по сравнению с рыночным курсом в момент заключения контракта. По истечении срока сделки они прибегают к услугам банка, чтобы обеспечить себе денежные средства.

Те маклеры, которые купили ценные бумаги и оказались без денег к моменту платежа, обращаются за займом в банк. При этом банк получает ценные бумаги и сохраняет их, скажем, до конца следующего месяца; после того, как срок сделки истек, соглашение может быть возобновлено. Таким образом, устанавливаются связи между банками и биржей, при которых банки предоставляют кредит бирже. (Финансирование промышленности обычными банками, как мы увидим дальше, запрещено даже в настоящее время.)

Понятно, что описанные сделки, совершаемые в пределах «обычных» норм спекуляции, характерных для процессов реального хозяйственного развития, облегчают функционирование капиталистической системы. Но чаще — и это характерно в особенности для условий нестабильного денежного обращения и для периода империализма — с помощью подобных сделок осуществляются крупные хозяйственные маневры, направленные на то, чтобы обеспечить «подъем» промышленности или добиться падения курса ценных бумаг с помощью биржевого ажиотажа и распространения фальшивых известий, преследующих цели, которые не имеют ничего общего с производственно-хозяйственной деятельностью; в этих случаях они приобретают особенно опасный характер, фальсифицируя действительность и порождая опасные иллюзии.

Постоянные спекуляции на повышении рыночных курсов могут, например, породить иллюзию, что экономика в данное время находится в фазе подъема и что акционерным обществам, бумаги которых котируются на бирже, в будущем обеспечены высокие прибыли. Когда обнаруживается, что эти иллюзии не соответствуют реальной действительности, искусственно поддерживаемая ситуация приходит к концу, кредит для спекулянтов прекращается, наступает биржевой крах.

Законы предусматривают различные ограничения в сфере биржевой игры (включая уголовную ответственность за ажиотаж). Эти ограничения могут предусматривать определенные нормы покрытия сделок, осуществляемых в кредит, финансовый контроль, введение особых налогов, кредитные рестрикции, повышенные процентные ставки по репортным сделкам, прямые количественные ограничения.

Не подлежит сомнению, что значение фондовой биржи меняется с переходом от эпохи капитализма свободной конкуренции к эпохе преобладания монополистической конкуренции, когда появляются колоссальные предприятия, мобилизующие большую часть своего капитала без помощи денежного рынка. Постепенно развивается концентрация капиталов, а вместе с тем возникает новый рынок капиталов монополистического типа.

Постепенно ослабевают функции фондовой биржи, связанные с мобилизацией нового капитала; за этим рынком ценных бумаг остается только одна функция — спекулятивная. Но и эта функция обнаруживает тенденцию к изменению и вырождению: если вначале она содержит некоторые позитивные элементы, то постепенно в ней начинают превалировать негативные факторы. Эти тенденции получают особенно большой размах в условиях нестабильного денежного обращения — биржа становится подлинным центром спекулятивной игры, которая не отвечает реальной экономической необходимости, но все в большей мере оказывается орудием ограбления получателей мелких доходов, неопытных владельцев сбережений и обогащения хищных объединений капиталистов.

Итак, если Ф. Энгельс признавал за биржей важное значение современная оценка, как в свое время отмечал В. И. Ленин, должна быть иной. При этом биржа, разумеется, все время сохраняла большое значение в спекуляции ценными бумагами, и известный кризис, разразившийся на Уолл-Стрите осенью 1929 г., знаменовал начало великого мирового кризиса 1929—1933 гг. В заключение следует отметить, что современный капитализм мог бы отказаться от фондовой биржи, по крайней мере от тех ее услуг, которые связаны с удовлетворением спроса на денежный капитал внутри страны.

Что же касается международного рынка капиталов, то здесь, напротив, за биржей по-прежнему сохраняются ее экономические функции, связанные с установлением валютных курсов и рыночного курса некоторых иностранных ценных бумаг.



Http://www.st-tr.ru/

http://www.st-tr.ru/ предлагаю услуги аренда экскаватора погрузчика jcb.

www.st-tr.ru