Вывоз капитала

В ленинском определении империализма указана еще одна отличительная черта, о которой следует сказать подробнее и показать ее развитие в современных условиях: «вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение».

В эпоху капитализма свободной конкуренции каждое отдельное предприятие стремилось производить товар с наиболее низкими издержками и продавать возможно большее его количество, а следовательно, расширять рынок. Уже в этой фазе практиковался вывоз капитала как для обеспечения предпринимателей сырьем, так и для создания условий для сбыта своих изделий, однако с экономической точки зрения абсолютное преобладание принадлежало вывозу товаров.

Поскольку органическое строение капитала было не очень высоким, отдельные предприятия тогда не слишком отличались друг от друга по норме прибыли. Однако конкуренция, как мы видели, ведет к повышению органического строения капитала, уменьшению нормы прибыли и росту разрыва в прибылях как между предприятиями одной и той же страны, так и между странами, более развитыми и менее развитыми.

В определенный момент норма прибыли в наиболее развитых капиталистических странах понижается до такого уровня, что стимул к капиталовложениям сокращается и наступает стагнация. Эти явления, как мы увидим ниже, признаются авторами современных экономических теорий (Хансен, Кейнс, Свеннильсон, Штайндль). Кроме того, конкурентная борьба обостряется: необходимо более надежное господство на рынке с помощью таких связей, которые по возможности поставят конкурентов в подчиненное положение в области производства и использования источников сырья.

На протяжении всего прошлого столетия идет этот процесс экспансии капитализма и прямого (путем колониальных завоеваний) или непрямого овладения земным шаром наиболее крупными капиталистическими странами, и львиная доля достается странам, которые более всего продвинулись по капиталистическому пути: Англии и Франции. Но осуществлять экспансию и господствовать означает вкладывать капитал, означает присваивать и эксплуатировать природные богатства, будь то железорудные рудники (Алжир) или медные копи (Рио-Тинто), месторождение ртути или чайные плантации, плантации каучука и т.д., означает основывать банки.

К этому побуждает как различие в норме прибыли (более высокой в отсталых странах с низким органическим строением капитала), так и мотивы господства. Вывоз капитала приобретает поэтому большое значение. Он осуществляется в различных формах, как мы уже видели в т. I, гл. 33. Он может производиться посредством займов, предоставляемых частными или государственными учреждениями. Такие займы обычно используются для приобретения средств производства у страны-заимодавца.

Вывоз капитала может производиться в форме прямого предоставления средств производства с платежом в рассрочку, может производиться путем перевода целых предприятий или частей предприятий, передачи патентов, подписки на акции или приобретения доли участия в капитале местных компаний и т.д. Подобные капиталовложения за границей занимают преобладающее место.

В 1850 г. английский капитал, вложенный за границей, составлял 200 млн. ф. ст., в 1880 г. — 1 млрд., в 1914 г. — 4 млрд., и к этому последнему периоду объем капиталовложений за границей превосходил инвестиции внутри страны. Заграничные капиталовложения приносили высокий доход. В то время это были мощные позиции, которые сократились и абсолютно, и относительно с изменениями соотношения сил в мире, особенно вследствие второй мировой войны.

Расширение вывоза капитала было характерно также для Франции, Германии, Соединенных Штатов, которые, особенно после первой мировой войны, сделались самыми крупными экспортерами капитала и еще более усилили свое господство после второй мировой войны.

Хотя ныне вывоз капитала многократно увеличился, само по себе это явление было неоспоримым уже во времена В. И. Ленина и, по общему убеждению, связывалось с разделом мира на сферы влияния. Ныне оно усугубилось и приобрело новые характерные черты» как мы уже видели, разбирая самые последние тенденции в области денежного обращения.

Еще при жизни В. И. Ленина его объяснение вызывало жаркие споры. Вопрос, который при этом вставал, сводился по существу, к следующему: идет ли речь о явлении, ведущем к «распространению капитализма на весь земной шар», или же, напротив, о специфической форме усиления эксплуатации, которая повлечет за собой остановку в «распространении капитализма», сохраняя отсталость в стране, куда вывозится капитал?

Проблема сложна и требует точного учета различных обстоятельств; на вопрос же, поставленный столь прямолинейно, нельзя дать однозначного ответа.

Дело в том, что вывоз капитала, пусть даже и не преобладающий над вывозом товаров, имеет место и при так называемом капитализме с преобладанием свободной конкуренции. Причем уже тогда вывоз капитала мог происходить в трех разных направлениях: в страны, стоявшие на пути капиталистического развития, в частности европейские, либо в Соединенные Штаты, либо в колонии, заселяемые выходцами из этих стран (например, Канаду); в собственно колониальные страны (например, Индию); в слаборазвитые, хотя формально независимые страны (например, Аргентину).

Кроме того, вывоз капитала уже тогда мог принимать различные формы, о чем мы уже упоминали (предоставление оборудования в кредит, участие в производительном капитале, чисто финансовые операции и т.д.), и сам выбор их был связан с тем типом общих экономических отношений, какие существовали со страной, в которую вывозился капитал.

Ясно, что вывоз капитала, как, впрочем, и экспорт товаров в страны Европы, где развивался капитализм, означал расширение капиталистической системы, как об этом предупреждал Маркс еще в «Манифесте» и как это было подтверждено историческим опытом. Достаточно вспомнить, сколь большое значение для капиталистического развития Италии имел иностранный капитал. Такого рода вывоз капитала продолжается, хотя и с иными последствиями, если принять во внимание растущий научно-технический разрыв в развитии разных стран и различия в их потенциале, и в империалистической фазе, как до 1914 г., так и после; в наши дни этот процесс резко усилился

Но уже во времена Маркса развивался процесс вывоза капитала в двух других направлениях, причем этот процесс, которому суждено было стать доминирующим в фазе империализма до 1914 г., был связан с колониальными завоеваниями и разделом мира на сферы влияния. Речь идет о вывозе капитала во вновь осваиваемые страны: колонии или отсталые государства.

В этом случае сразу бросается в глаза, что капитал следует совсем иной логике: он стремится не столько к использованию лучших условий вложения с точки зрения различных уровней нормы прибыли (более высоких за границей и менее высоких на внутреннем рынке), что уже само по себе предполагает развитие производства капиталистического типа, сколько к тому, чтобы ускользнуть от действия закона тенденции нормы прибыли к понижению в собственной стране, захватывая в единоличное владение большие или меньшие запасы сырья и рынки в отсталых странах и насаждая тем самым формы эксплуатации, которые могут варьироваться от самого настоящего хищничества до более или менее откровенного навязывания неэквивалентных цен и принудительного сбыта собственных товаров.

Очевидно, что в этом случае происходит не распространение капиталистической системы в смысле стимулирования капиталистического развития на местах, а напротив, распространение это предотвращается или, во всяком случае, затрудняется и искажается. Экономика порабощенной страны обслуживает хозяйство господствующей державы, в лучшем случае дополняет его с тем, чтобы эта новая форма эксплуатации, которая дала происхождение самому термину «империализм», могла упрочиться и обеспечить себе долговечность.

Нельзя сказать, чтобы Маркс игнорировал эту проблему, даже если он, быть может, и не придавал ей тогда большого значения.

Уже в те времена он вскрыл последствия британского владычества в Индии и других английских колониях. Сходными были последствия господства других империалистических держав для экономических структур отсталых и зависимых стран и равным образом препятствия на пути уравновешенного капиталистического развития, например, Аргентины, поставленные той же Англией.

Как мы уже упоминали, наиболее общим и обращающим на себя внимание результатом вывоза капитала является образование встречного потока капитала в виде возвращающихся на родину доходов от заграничных инвестиций, причем этот возвратный поток намного превосходит по объему ежегодную утечку капиталов.

Это явление, которое подчеркивали все исследователи, занимавшиеся данной темой, породило хорошо известный процесс формирования слоя рантье. Кейрнкросс, как мы уже указывали, подсчитал, что в 1870—1913 гг. Великобритания вывезла капитала на 2,4 млрд. ф. ст., а реимпортировала в виде доходов на заграничные инвестиции 4,1 млрд. ф, ст. Каковы экономические основы этого процесса?

Маркс уже говорит о них в «Капитале» в том месте, где, рассматривая факторы, противодействующие понижению нормы прибыли, он упоминает о внешней торговле, и там, где разбирает историческую эволюцию торгового капитала, и косвенно там, где пишет о выравнивании норм прибыли. С этой точки зрения, возвращение доходов от заграничных инвестиций, превышающих сами эти инвестиции, следует связать с законом, характеризующим само накопление т.е. с тем обстоятельством, что капитал вкладывается с целью присвоения растущей прибавочной стоимости.

Эта прибавочная стоимость, естественно, возвращается к капиталисту. Она представляет собой более крупную величину также по той причине, что норма прибыли на капиталовложения за границей более высока, чем при внутренних инвестициях, даже и тогда, когда капиталовложения осуществляются в других капиталистических странах.

В самом деле, и в этом случае вывоз капитала служит способом противостоять понижению нормы прибыли в более развитой капиталистической стране с более высоким органическим строением капитала, поскольку капитал направляется в страны, где степень интенсивности капитала (или его органическое строение) не столь высока, заработная плата ниже (пусть даже при более низкой производительности труда), а прибыли выше. Иным является уровень развития, и иными, следовательно, выступают издержки производства.

Кроме того, как отмечает Добб, вывоз капитала создает тенденцию к повышению нормы прибыли в стране-экспортере, поскольку уменьшает в ней объем капитала.

С другой стороны, даже если предположить неизменную действенность фактора конкуренции, ясно, что препятствия к выравниванию норм прибыли, к повсеместному распространению новой техники производства являются особенно значительными, в частности из-за различия общенациональных экономических условий, т.е. экономических и социальных структур. А раз сохраняются такого рода различия, сохраняется и дифференциальная прибыль.

Но, как подчеркивает В. И. Ленин в работе «Империализм, как высшая стадия капитализма», гигантского развития вывоз капитала достиг только в начале XX в. т.е. когда мир вступил в фазу монополистического капитализма, когда уже произошел отрыв «собственности на капитал от приложения капитала к производству», когда закон тенденции нормы прибыли к понижению и трудности прибыльного помещения капитала ощутимо дают почувствовать их последствия, когда предприятия приобрели гигантские размеры.

Очевидно, что тогда — и в еще большей мере ныне, по мере того как все более развивается этот процесс — к первоначальным условиям добавляются другие, позволяющие удерживать господство над рынком, сохранять различия в нормах прибыли и даже усиливать такие различия. В исследованиях, в том числе и современных, установлено, что заграничные филиалы предприятий, которые мы ныне называем «мультинациональными», пользуются особыми выгодами, обусловленными не только сокращением внутризаводских издержек, но также тем, что расходы на исследования и проектирование (т.е. более или/ менее постоянные расходы), а заодно немалая часть общих расходов (например, реклама и т.д.) ложатся преимущественно на материнскую фирму в качестве постоянных расходов, неизбежных на крупном предприятии.

Когда же речь идет об участии в иностранных предприятиях, прибыли более высоки еще потому, что в них входит доход от использования патентов, технологических лицензий и т. п. Естественно, экономическая стратегия современного предприятия, как мы уже говорили, куда более сложна. Она нацелена на завоевание господства на рынке, что, если говорить о кратком периоде времени, может повлечь за собой продажу продукции иностранного филиала по ценам, едва покрывающим или даже не покрывающим издержки, а следовательно, временное уменьшение прибыли в отдельных секторах или на некоторых предприятиях.

Однако в целом, в масштабах всей интегрированной группы, даже когда речь идет о краткосрочном периоде, прибыли от заграничных капиталовложений высоки и возвращаются назад, к материнской фирме. Кроме того, уже проведенный анализ «направлений», которым следуют инвестиционные потоки, показывает, что и в наши дни они устремляются в ведущие или новые сектора, если дело касается капиталистических стран; либо в такие отрасли, как энергетика, добыча сырья и сфера услуг, когда разговор заходит о слаборазвитых странах, где, как правило, в этих отраслях прибыли также высоки.

Но ясно, и в свое время это подчеркивал еще Маркс, что капиталовложения в слаборазвитых странах, будь то политически подчиненные или формально независимые государства (если только речь шла не о новых государствах типа Канады), обеспечивают более высокую норму прибыли и эксплуатации и в силу другой формы эксплуатации, порождаемой разрушением еще существующих в этих странах докапиталистических способов производства и формированием вследствие этого системы неэквивалентных цен.

Разрушение и разложение этих форм вызывалось уже вывозом товаров, произведенных капиталистическим способом, а следовательно, с более низкими издержками по сравнению с докапиталистическим ремесленным или феодальным производством.

Уже в процессе вывоза товаров осуществлялось растущее поглощение произведенного прибавочного продукта, попадавшего в сети торгового капитала на местах и — более опосредованно — через притягательное действие, которое крупный финансовый центр в метрополии, например Лондон, оказывал на докапиталистическое накопление, осуществляемое феодальными владетелями, земельными собственниками, компрадорской верхушкой и т.д. Вывоз капиталов направлен на консолидацию и закрепление подобной ситуации и способствует поддержанию экономически зависимого положения.

По мере развития империализма (до 1914 г.) эта форма эксплуатации, выполнив свою роль по разложению предшествующих форм и обеспечению политического и экономического господства, упрочивается еще более во всех своих проявлениях и со всеми характерными чертами.

Но и в начальный период империализма вывоз капитала не направлялся исключительно или преимущественно в колониальные или слаборазвитые страны. Уже тогда, достаточно вспомнить данные, приводимые В. И. Лениным, он распределялся между капиталистическими странами, новыми странами и слаборазвитыми, более или менее зависимыми странами.

Происходило это, в частности, потому, что при желании сохранить «колонии» или слаборазвитые страны в положении отсталости, т.е. в роли поставщиков сырья и «заповедных» рынков, вывоз капитала мог быть нацелен лишь на создание хозяйственных инфраструктур (железные дороги, шоссе) или предприятий в сфере услуг (банки, торговые дома и т.д.).

Вывоз капитала не имел целью создание собственно производственных промышленных предприятий, за исключением тех случаев, когда капиталистов побуждала к тому разработка месторождений полезных ископаемых или военные мотивы. В этих случаях речь шла неизменно о промышленных предприятиях подразделения I, производящих средства производства, а не предметы потребления, т.е. те конечные товары, изготовление которых требует более высокого органического строения капитала.

Тем самым обусловливалось действие спирали отсталости, которая, как мы увидим, поныне выступает доминирующим аспектом экономики развивающихся стран — стран, которые еще не освободились окончательно от ига империализма, т.е. не избрали социалистического пути развития.

Во всяком случае, не подлежит сомнению — в чем, впрочем, мы уже убедились в ходе изложения, — что вывоз капитала не только остается характерной чертой современного империализма, но его значение и роль выросли, поскольку выросла интернационализация капитала и производства. Точно так же данные подтверждают, что и ныне поток возвращающихся на родину прибылей превосходит ежегодную утечку капитала, вывозимого за границу.

Тот факт, что направление вывоза капитала изменчиво, что в настоящий момент преобладающим может оказаться вывоз его в другие капиталистические страны, а не в развивающиеся страны, что значительно вырос вывоз чисто финансового капитала и краткосрочные капиталовложения, что более быстрыми темпами развивается вывоз государственного, а не частного капитала,— все это частности, которые, если говорить о главных и коренных чертах, не опровергают существования самого этого явления, поныне характеризующего империализм.

Эти частности, иначе говоря, обусловлены изменением других условий, о чем вскоре будет сказано, главнейшими из которых следует назвать освободительную борьбу народов развивающихся стран, существование мировой социалистической системы, развитие государственно-монополистического капитализма, неустойчивость, характерную для капитализма в период его общего кризиса.

Экономическая суть вывоза капитала остается, во всяком случае, ясной и неизменной; это орудие увеличения нормы прибыли в метрополии, Орудие господства и эксплуатации, обращенное в особенности против развивающихся стран.



Геотекстиль

Где купить геотекстиль - геотекстиль. Репетиторы, обучение.

www.eurodor.ru