Последствия второй мировой войны

Общую ситуацию, сложившуюся после окончания войны, характеризуют явления и процессы, которые свидетельствуют об обострении основных противоречий империализма. В сфере денег и денежного обращения они обостряли противоречия валютно-денежных систем, созданных после великого кризиса, и, конечно, не способствовали восстановлению системы золотого стандарта и нейтральных денег.

Наиболее важными фактами с точки зрения экономики финансов и денежного обращения были: рост экономической и финансовой мощи Соединенных Штатов при более или менее обширных разрушениях производственного аппарата в европейских странах и сокращении их финансовых резервов; рост мировых цен на золото; беспорядок в денежном обращении и растущая, более или менее сильная инфляция во всех странах; временный разрыв международных экономических связей.

Мы не считаем уместным обременять здесь наше изложение статистическими данными, которые читатель легко найдет в многочисленных публикациях и статистических ежегодниках отдельных стран, ООН и других международных экономических организаций (МВФ, БМР и др.), а также в превосходных ежегодных отчетах нашего Итальянского банка. Достаточно только привести немного цифр, чтобы показать размеры послевоенного расстройства.

В то время как в Соединенных Штатах промышленное производство почти удвоилось, а сельскохозяйственное производство возросло на 20%, в европейских странах уровень производства упал ниже уровня 1938 г. При этом в странах, наиболее пострадавших от войны, — в Польше, Германии, Италии — падение уровня производства было очень сильным — на 40—65%, в таких же странах, как Англия и Франция, падение производственного уровня было менее резким. В Соединенных

Штатах почасовая производительность труда возросла в среднем за период 1939—1945 гг. на 25%.

В Англии, которая не была оккупирована и, следовательно, пострадала от войны в меньшей степени, почасовая производительность труда упала на 30%. В других странах падение производительности труда было еще большим. Разумеется, что рост в Соединенных Штатах был значительно более высоким в производстве основных товаров (стали, угля, нефти) и в производстве средств производства, чем в сфере производства потребительских товаров. В результате рост доходов в расчете на 1 человека оказался более низким, чем рост производства в целом; но он был все-таки сравнительно высоким, в то время как в других странах уровень доходов упал.

Такое развитие в противоположных направлениях привело к росту неравенства в экономической и финансовой силе Соединенных Штатов и европейских стран,— неравенства, которое усиливалось под действием ряда других факторов, таких, как ликвидация резервов, накопленных наиболее богатыми капиталистическими странами в прошлом, и таких преходящих факторов, как трудность восстановления международного обмена. Доля Соединенных Штатов в мировом производстве и в международной торговле возросла как в абсолютных, так и в относительных показателях (т.е. в процентах).

Такое положение в экономике в целом не могло не сказаться и на денежном обращении. Спрос на доллары, в особенности в военный и послевоенный период, возрос в колоссальной степени. Он мог быть удовлетворен только путем предложения и передачи золота и надежных девиз в форме ликвидации капиталовложений или в форме займов.

Золотой запас США, сконцентрированный в казначействе после принятия Акта о золотом резерве 1934 г., как уже было сказано, увеличился с 14,5 млрд. долл. в 1938 г. до 22 млрд. долл. в 1942 г., в то время как остальной мир располагал в этот период золотыми запасами на сумму только 13 млрд. долл.

Изменились позиции США и в сфере вложения капиталов. В 1914 г. сумма иностранных капиталов, вложенных в Соединенных Штатах, в два раза превосходила сумму американских капиталов, вложенных за границей. После первой мировой войны положение изменилось. В 1929 г. капиталовложения Соединенных Штатов за границей поднялись до 16 млрд., а иностранные капиталовложения в США — до 10 млрд. долл. С 1919 по 1929 г. займы, размещенные в США, дали другим странам около 7,5 млрд. нового капитала, т.е. больше, чем дали займы, размещенные в Великобритании, Франции, Голландии и других странах — экспортерах капитала, вместе взятых.

Незадолго до начала войны имел место приток иностранных капиталов, ищущих убежища, в США, но вскоре после этого общая сумма иностранных капиталов в США уменьшилась благодаря вывозу капитала в воюющие страны. Естественно, что сократился также экспортный поток частных капиталов, замененный государственным экспортом капитала.

Заграничные капиталовложения Англии сократились с 19 500 млн. долл. в 1914 г. до 18 000 млн. в 1929 г. и до 10 800 млн. в 1945 г., Франции — с 3900 млн. в 1939 г. до 2800 млн. в 1946 г. Только в Соединенных Штатах и в Латинской Америке Англия дезинвестировала в период второй мировой войны 1100 млн. ф. ст., или, в долларовом выражении, 5 млрд. долл.

Но эта ликвидация иностранных капиталовложений была недостаточна, чтобы обеспечить поставки, необходимые для ведения войны. Кроме того, были страны, не располагавшие подобными резервами.

Соединенные Штаты, в том числе и в интересах военно-политической солидарности, пошли навстречу требованиям союзников во время войны, сначала на основе принципа «cash and carry» («плати и забирай»), т.е. на основе предварительной оплаты товаров до их забора покупателем, позднее на основе формулы «lend and lease» (ленд-лиз), т.е. передачи материалов и вооружения взаймы и в аренду. Опираясь на систему «плати и забирай» и используя свои заграничные резервы, европейские страны обеспечили поставки для антинацистской войны.

На основе ленд-лиза, как это свидетельствует 23-й отчет конгрессу об операциях по ленд-лизу, было экспортировано или предоставлено в аренду за границу товаров на сумму 48 млрд. долл. В то же время США получили от других воюющих стран в порядке взаимной помощи товаров на сумму почти 8 млрд. долл. Такая система, естественно, должна была иметь конец, и ее конец действительно наступил в сентябре 1945 г. Система ленд-лиза предусматривала поставки только по заказам заинтересованных государств.

Поскольку в годы войны Соединенные Штаты стали арсеналом воюющих стран Западной Европы, то очевидно, что после войны возник ряд тяжелых экономических и финансовых проблем. Сохранялся интенсивный спрос на доллары, которые должны были обеспечить приобретение товаров, необходимых для восстановления. Также очевидно и то, что Соединенным Штатам было необходимо поддерживать этот спрос. В противном случае производственный аппарат, выросший за годы войны, оказался бы избыточным, и в Соединенных Штатах начался бы тяжелый кризис перепроизводства.

Это открыто признавал отчет Экспортно-импортного банка за второе полугодие 1945 г. Предвидимый конец военных действий, говорилось в отчете, ставит «зависимые от Соединенных Штатов страны перед неизбежной необходимостью найти средства, отличные от получаемых по ленд-лизу, для обеспечения самых необходимых поставок и покрытия их потребности в долларах». Пострадавшие от войны страны нуждались в помощи для восстановления экономики и для того, чтобы вновь начать производство товаров и услуг для обмена на американские товары и услуги.

Достижение этой цели возможно было только при восстановлении нормального финансирования, основанного на частных или государственных займах, которое должна была дополнять система перемещения капиталов на основе даров. И такие дары были действительно предоставлены в интересах американского империализма и «капиталистической реставрации» в европейских странах, но как раз по этой причине дары предоставлялись при соблюдении точно сформулированных требований военно-политического характера и требований, предъявляемых к направленности экономической политики.



Эцп

эцп

www.iecp.ru