Протекционизм в домонополистический период

Следует еще раз напомнить, что существовавшая в те времена экономическая и интеллектуальная гегемония Англии обеспечивала утверждение рикардианской теории, включая ее неотъемлемый элемент — концепцию «свободной торговли». Но очень скоро потребности национального экономического развития, о которых уже говорилось выше, заставили ряд стран пойти на защиту формирующейся национальной промышленности. В этот период экстенсивного развития капиталистической системы цель протекционизма заключалась в содействии появлению национальной промышленности.

В Италии, например, либеральная система, введенная в Королевстве Сардинил Кавуром, была сохранена и расширена и в новом, государстве. Вновь заключенные торговые договоры, в том числе и наиболее известный торговый договор с Францией, заключённый в январе 1863 г., предусматривали принципы свободной торговли. Но уже 30 мая 1878 г. был принят протекционистский тариф. В 1887 г. были утверждены еще более высокие защитительные пошлины. В Германии также был введен в действие протекционистский тариф (1879 г.), причем таможенные пошлины были вновь повышены в 1895 г. В Соединенных Штатах был введен известный протекционистский тариф Мак-Кинли.

Существовали ли границы осуществления протекционистской политики в этот период?

Приверженцы протекционизма, разумеется, не могли отрицать, что подобная политика влечет за собой рост цен на товары в отраслях, защищаемых от иностранной конкуренции. Но исследуя «частичные равновесия», они стремились доказать, что рост цен, связанный с проведением протекционистской политики, мог оказаться временным и характеризоваться довольно скромными масштабами. Они рассуждали следующим образом: чтобы не потерять рынок, страны-поставщики могли в дальнейшем считать выгодным для себя снижение товарных цен (в результате чего прибыли сократятся и это будет означать не что иное, как частичное признание защитительной пошлины).

Подобная аргументация часто приводилась в теоретических университетских курсах, и все же она не могла полностью противостоять правильной общей оценке, гласящей, что протекционизм влечет за собой рост товарных цен. Рост дороговизны означал серьезное национальное бедствие, бремя, возлагавшееся на плечи потребителей, иными словами, на народные массы, которые оказывались вынужденными отдавать часть своих доходов капиталистам и тем самым в конечном счете увеличивать их прибыли.

Протекционизм, следовательно, означал перераспределение национального дохода в пользу капиталистов, которые по-прежнему стремились, к присвоению дополнительных прибылей, использовавшихся для необходимого накопления капитала и необходимых производственных инвестиций. Все приведенные соображения убеждают нас в том, что с теоретической точки зрения защитники протекционизма недалеко ушли от концепции Милля. А концепция Милля была направлена на то, чтобы обеспечить временную защиту вновь возникающим и жизненно важным отраслям промышленности, которые должны были стать костяком национальной экономики.

Отмечавшиеся выше границы протекционизма на практике были очень быстро преодолены. При этом чаще всего использовался следующий аргумент: отрасли, продукция которых необходима для обороны страны, должны возникать и развиваться независимо от их жизнеспособности и уровня издержек производства.

Однако алчность капиталистов, их погоня за прибылью в последующий период не знала границ. Поэтому таможенной защиты, причем защиты с помощью все более высоких пошлин, требовали новые и новые отрасли. В результате протекционистские тарифы постепенно распространились на все отрасли производства; именно так и обстояло дело, например, в итальянской промышленности. (Хорошо известна дискуссия насчет таможенной защиты сахарной промышленности.)

Таким образом, конкретно-исторический анализ проблемы показывает, что протекционизм служил не всеобщим интересам, а интересам имущих классов. С классовой точки зрения он рассматривался как удобный и легко вводимый в действие инструмент, обеспечивавший получение исключительно высоких прибылей и тем самым быстрое развитие монополистической концентрации капитала. Наиболее влиятельные группы капиталистических предпринимателей оказывали давление на государство, стремясь вновь и вновь повысить уровень протекционистских барьеров.