Методологический и полемический аспекты ленинской теории империализма

На первый, методологический, вопрос можно ответить сразу, на второй — лишь после тщательного анализа изменений, происшедших за последние 50 лет.

Важно подчеркнуть с самого начала, что В.И.Ленин в работе об империализме, как во всех своих экономических сочинениях, строго следуя марксистскому методу, исходит при анализе из изменений в процессе производства, т.е. там, где создается прибавочная стоимость; иначе говоря, из строения производительного капитала. Именно оно является той основой, которая порождает изменения, распространяющиеся затем на все остальные социальные и экономические отношения.

Экономический процесс — это целое, которое охватывает все общество; при империализме особенно, говорит В. И. Ленин, тесна связь между всеми явлениями, отчетливее видны отношения между базисом и надстройкой, политикой и экономикой; но — и это надо иметь в виду — основой и стержнем этих сложных отношений является процесс производства, процесс капиталистического воспроизводства.

Этому методологическому принципу В. И. Ленин, повторяем, следовал во всех своих произведениях и в «Тетрадях по империализму», отстаивая его в полемике с распространенными тогда «уклонениями» от марксизма, которые, с подновленными доводами, время от времени воскрешаются в наши дни; кратко их можно свести к следующим направлениям:

1) тенденция к раздуванию «политического», т.е. надстроечного, аспекта империализма; эта тенденция ведет к реформистским и социал-демократическим по существу своему утверждениям о возможности преодоления противоречий капитализма в фазе империализма посредством политических, т.е. сознательных, действий правящих классов или трудящихся масс; при этом мыслится либо переход таким образом к «ультраимпериализму» под международным и внутренним контролем (об этом говорил В. И. Ленин в полемике с Каутским), либо использование политической власти (как будто она не зависит от экономического строя) для «исправления» капитализма и избавления от его зол, либо отношение к происшедшим в капитализме сдвигам как к изменениям не столько внутри строя, сколько в политике (полемика с Гобсоном, Каутским и теоретиками империализма как «империалистической политики»).

Все эти представления, с которыми полемизировал В. И. Ленин, живучи и возрождаются сегодня, сменив оболочку, а иногда утратив стройность и последовательность, не только в уже упоминавшихся социал-демократических теориях в духе Стрэчи, радикальных — в духе Гэлбрейта, в некритическом, доверчивом отношении к организациям «международного экономического сотрудничества», но, случается, даже в сочинениях авторов, более или менее открыто признающих марксистские концепции;

2) другая тенденция во времена В. И. Ленина была представлена Гильфердингом, как мы еще увидим в разделе критики концепций финансового капитала; она состоит в раздувании финансового аспекта капитала, в преувеличении действительно значительной роли фиктивного капитала в эпоху империализма. В основе этой позиции лежит анализ реальных процессов, но он несовершенен, так как не учитывает реальной структуры процесса производства, от которой как раз и зависит падение или рост удельного веса той или иной формы капитала, т.е. сдвигов в строении капитала, затрагивающих и денежный капитал. Игнорирование этого фактора может стать основой реформистского уклона, как это и произошло с Гильфердингом

3) последнее отклонение, которое было наиболее важным по своим теоретическим установкам и практическим выводам уже во времена В. И. Ленина и еще большую важность приобрело в наше время. Око состоит в том, что абсолютно преобладающими по значению для империализма, самым главным выражением его сути считаются отношения между империалистической державой и «колониями» или слаборазвитыми странами, между «метрополией» и зависимым государством; иными словами, оно состоит в преувеличении роли внешнего фактора, который не является частью непосредственных производственных отношений в «метрополии» — отношений между рабочим классом и капиталистами.

Характер именно этих отношений определяет присвоение созданной в процессе производства прибавочной стоимости. Само слово «империализм», принятое В. И. Лениным, подразумевает, конечно, по своему первоначальному историческому значению, что раздел мира на сферы влияния и эксплуатация господствующими капиталистическими державами слаборазвитых и зависимых стран составляют наиболее заметную черту империалистической фазы капитализма.

Но это именно черта, а не сущность. Более всего бросается в глаза это явление; и все теоретики империализма начинали с него анализ новой действительности, хотя оно указывает на развитие лишь одного определенного вида эксплуатации, экономические особенности которого еще нуждаются во всестороннем анализе.

Однако на основании этого факта, бесспорного и постоянно учитываемого всей марксистской теорией империализма, уже во времена В. И. Ленина на базе положений, высказанных Р. Люксембург, был сделан неверный теоретический и политический вывод, что империализм как фаза капитализма не может существовать и развиваться без эксплуатации колоний и что, следовательно, главной чертой империализма является колониализм, а в наши дни — отношения между империалистическими и слаборазвитыми странами.

Как известно, Роза Люксембург в работе «Накопление капитала» критиковала схемы расширенного воспроизводства Маркса. В них, о чем уже говорилось, условно допускается существование чистого капитализма, они абстрагированы от остатков докапиталистических укладов и от экономических отношений с другими странами и, следовательно, от возможных неэквивалентных обменов; в схемах Маркса показывается, как в такой «чистой» системе может совершаться и совершается — разумеется, через противоречия и кризисы — процесс накопления и как осуществляется расширенное воспроизводство.

По этому вопросу В. И. Ленин высказал свое мнение уже в ранних важных работах о развитии капитализма в России, опровергая «экономический романтизм» народников и эсеров.

Тезис Розы Люксембург гласит, что процесс накопления и расширенного воспроизводства невозможен внутри чистого капиталистического общества, что процесс капиталистического накопления требует, в силу диалектического противоречия, постоянного соприсутствия некапиталистической среды, без которой он остановится, ибо реализация прибавочной стоимости возможна только вне капитализма; если признать этот тезис, то из него последует вывод, что капитализм может распространяться, а следовательно, существовать, только при условии, что ему обеспечен «внешний» рынок («внешний» может при этом означать и рынок внутри страны, внешний лишь по отношению к капиталистическому укладу), и что империализм не может возникнуть и развиться без эксплуатации слаборазвитых стран.

Этот вопрос имеет первостепенное значение и в наши дни, и, в частности, в его политическом аспекте. Ведь если тезис Люксембург или его подновленный и модифицированный вариант верен, то вот вам и теоретическое обоснование для утверждения, что главной составной частью революционного движения против капитализма и основным противоречием современного капитализма является национально-освободительное движение в слаборазвитых странах.

Отсюда затем следует утверждение, что революционная инициатива переместилась к угнетенным массам слаборазвитых стран, что эти массы, а не рабочий класс развитых капиталистических стран являются сейчас главной движущей силой революции. И тогда освобождение народов слаборазвитых стран от империализма автоматически повлечет за собой крах империализма.

Но тот, кто так мыслит, пренебрегает логикой и методологией экономического учения Маркса, продолженного и развитого В. И. Лениным.

Маркс всегда, начиная с «Манифеста», рассматривал экономический обмен между странами как важный фактор существования и развития капитализма, всегда отмечал, какое большое значение для капитализма имеют поиск и эксплуатация внешних рынков сбыта наряду с эксплуатацией остатков докапиталистических укладов.

Анализируя закон тенденции нормы прибыли к понижению, Маркс, как на одну из важнейших противодействующих тенденций, указывал на внешнюю торговлю, а в «Капитале», т. 1, гл. XV — на вывоз капитала. В. И. Ленин, а также Гильфердинг подчеркивали значение для империализма перемещения факторов производства (эмиграции трудящихся, экспорта капиталов), эксплуатация колоний с целью обеспечения себя сырьем (постоянным капиталом) и образования в них «резервных рынков»; но они не отождествляли этих явлений с самой сущностью империализма, видя в них только лишь ее выражение; точно так же Маркс не считал внешнюю торговлю или наличие остатков докапиталистических укладов необходимой предпосылкой существования капиталистической системы и расширенного воспроизводства.

Источником всех капиталистических противоречий является процесс капиталистического производства, где создается прибавочная стоимость, составляющая цель производства, где противостоят капиталист, владелец средств производства, стремящийся увеличить вложенный капитал, и рабочий, который лишен средств производства и вынужден продавать как товар свою рабочую силу.

Источник капиталистических противоречий заключен в самих потребностях процесса расширенного воспроизводства, который посредством обмена между двумя подразделениями может осуществляться и независимо от внешних по отношению к капиталистической системе факторов. Это, конечно, не отменяет и не ослабляет экономического и политического значения эксплуатации остатков докапиталистических укладов и слаборазвитых стран, которая, впрочем, и являлась той самой реальной исторической почвой, на которой капитализм возник и перерос в империализм.

Без сомнения, значение этой черты империализма для капиталистической системы в наше время еще более возросло, как в связи с экономической необходимостью «потреблять» растущую прибавочную стоимость, так и в связи с ростом сознания эксплуатируемых масс слаборазвитых стран и с вытекающим отсюда ростом значения антиимпериалистической национально-освободительной борьбы.

Но, учитывая все это, необходимо все же постоянно подчеркивать, что В. И. Ленин строго придерживается марксистского метода даже в самом сжатом своем определении империализма, который он называет «монополистической стадией капитализма». Строгость марксистского подхода обнаруживается в детальном анализе каждого из тех признаков империализма, которые были перечислены выше.

После того как мы подробно познакомимся с анализом этих признаков, мы сможем ответить и на второй вопрос, а именно: сохраняет ли свою силу ленинское определение империализма в наши дни или оно не соответствует новым, сложившимся за полвека условия.



Эротический массаж в новогиреево

эротический массаж в новогиреево

www.gold-massage.ru