Экономические категории и их динамика при империализме

Наши выводы о том, что законы капитализма в ценообразовании и законы, которые определяют его развитие, сохраняют свою силу, справедливы и по отношению к законам, которые сегодня определяют распределение общественного продукта, т.е. мы видим подтверждение этому в существовании объективных категорий капиталистического распределения — прибыли, заработной платы и ренты. Наш анализ подтверждает, что продолжают действовать основные законы капитализма.

Рассмотрим в первую очередь категорию заработной платы. Продолжает ли действовать закон заработной платы, о котором мы говорили? Для нас в этом нет никакого сомнения.

Среди экономистов особенно в последние годы обострилась дискуссия по этому вопросу. Некоторые из них утверждают, что динамика экономических категорий якобы изменилась начиная с 1933 г., когда вмешательство государства в экономику приобрело всеобщий и координированный характер, что мы называем государственно-монополистическим капитализмом. В частности, говорят они, можно отметить рост реальной заработной платы, а следовательно, и улучшение условий жизни трудящихся.

В области распределения национального дохода будто бы отмечается рост доли заработной платы по сравнению с ростом доли прибыли и дивидендов; что же касается нормы прибыли, то вообще приостановлена тенденция к ее уменьшению.

Первый тезис не подтверждается ни статистическим, ни экономическим анализом. Конечно, этот отрезок времени слишком мал, чтобы можно было найти эмпирические доказательства какого-либо тезиса. Но если не касаться краткосрочных изменений, обычно годовых и связанных с фазами конъюнктуры, то даже наиболее благоприятные статистические данные не позволяют говорить о большем, чем о стабильности реальной заработной платы, а в распределении национального дохода— стабильности ее доли по отношению к другим экономическим категориям.

Является ли это опровержением изложенных нами законов о динамике заработной платы, на основании которого можно утверждать, что эти законы больше не действуют?

Конечно, нет. Более того, действие этих законов еще более усилилось на современном этапе империализма.

Нужно принимать во внимание, что описанные нами законы динамики заработной платы содержат два утверждения: во-первых, заработная плата занятого трудящегося имеет тенденцию быть постоянно ниже стоимости рабочей силы, во-вторых, условия жизни трудящихся классов при капитализме в тенденции ухудшаются по сравнению с общим улучшением условий жизни. К тому же, принимая во внимание рост производительности труда, отношение между необходимым трудом (стоимостью рабочей силы) и прибавочным трудом (прибавочная стоимость) указывает на растущее сокращение доли первого по сравнению со вторым, т.е. на относительное обнищание рабочего класса.

Как мы уже говорили, для подтверждения, в том числе и эмпирического справедливости нашего утверждения, необходимо рассматривать заработную плату не за один год, а реальную заработную плату, которую трудящийся получает на протяжении всей своей трудовой жизни. Я уверен, что каждый трудящийся, будь он рабочим или служащим, который в свои пятьдесят лет захотел бы подвести итоги расходов и доходов за последние тридцать лет своей жизни, признал бы, что его доходы стали недостаточными для покрытия стоимости жизни и что были годы ужасных страданий во время войны и после нее, следы которых ощущаются и до сих пор.

С теоретической точки зрения мы уже рассмотрели общепринятое в современной экономической доктрине утверждение о том, что в условиях преобладания монополий цена на труд имеет тенденцию быть ниже его предельной производительности, т.е. ухудшаются условия жизни трудящихся по сравнению с условиями их жизни при капитализме свободной конкуренции. Мы видели также, что идея Кейнса о медленном и неуклонном повышении цен в действительности сводится к сокращению реальной заработной платы.

Но несомненно также, что действуют и противоположные тенденции. Первая из них представлена борьбой профсоюзов трудящихся, все лучше организованной и проникнутой более высоким сознанием. Она привела к таким результатам (как, например, подвижная шкала заработной платы), которые ослабляют действие медленной инфляции. Участие же трудящихся в прибылях, покупка ими акций являются одним из видов заработной платы, направленным на укрепление господства капитала, т.е. иллюзиями, а не противодействующими тенденциями. Другая противодействующая тенденция состоит в том, что сам капиталист и капитализм вообще нуждаются во все более стабильном рынке сбыта, обеспечивающем поглощение такого количества товара, которое позволяло бы поддерживать как можно более постоянный уровень производства.

Так, на некоторых крупных предприятиях Соединенных Штатов возникают формы «годовой гарантированной зарплаты», принимаются меры для обеспечения минимума заработной платы, более стабильной занятости и другие меры для поддержания «уровня потребления».

Этим противодействующим тенденциям не удается преодолеть основную тенденцию; они только подтверждают ее существование. В сущности, принятие этих мер равносильно признанию действия сформулированных нами законов именно потому, что эти меры направлены на преодоление последствий и ослабление их действия.

Категория заработной платы продолжает выражать тот факт, что наемный рабочий не имеет для продажи никакого другого товара, кроме собственной рабочей силы, которая воспроизводится, следовательно, как категория капиталистического общества. Для оценки общего положения рабочего класса и условий его жизни необходимо иметь в виду возросшую зависимость трудящегося, так как при монополистической структуре хозяйства он может быть подвергнут дискриминации в большей степени, чем при свободной конкуренции. Тяжелым бременем являются и постоянная безработица, и неполная занятость, которые не только экономически, но и психологически действуют на трудящихся.

За последние годы статистически было отмечено, что доля национального дохода, идущего на заработную плату, держится на одном уровне, а в некоторых случаях возрастает, но этот факт не противоречит закону относительного обнищания, о котором мы говорили.

В самом деле, ни один экономист не отрицает, что за эти последние годы наблюдался рост производительности труда и что доля зарплаты в расходах предприятия отставала от роста производительности труда. Что это означает? Это означает, что возросла Норма прибавочной стоимости, или степень эксплуатации, что является научным выражением закона об относительном обнищании. Растущая масса прибавочной стоимости, которая создается каждый год, идет капиталисту.

Если доля зарплаты в национальном доходе кажется постоянной или в некоторых случаях (в слаборазвитых экономиках) растущей, то это объясняется продолжением процесса разорения мелких независимых предприятий. Все новые бывшие независимые производители переходят в категорию «лиц наемного труда». Это объясняется также и тем, что статистические данные говорят в общем о «лицах, работающих по найму», включая в эту категорию не только рабочих и служащих, но и, как мы уже говорили, управляющих, не различая, заняты ли они в сфере производства или в непроизводительной сфере.

Как мы видели, эти последние живут за счет произведенной прибавочной стоимости. Известно, и мы об этом упоминали, что сфера обслуживания непомерно разрослась при империализме. Достаточно напомнить о «ложных издержках» на рекламу. И наконец, все более растущая доля прибавочной стоимости идет на дополнительные капиталовложения. То есть растет норма и масса произведенной прибавочной стоимости, хотя падает норма прибыли (которая, как известно, соотносится со всем вложенным капиталом). Все большая часть этой массы прибавочной стоимости должна идти на увеличение постоянного капитала, который во все большем размере необходим для современного производства.

Ясно поэтому, что если производительный рабочий создает растущую прибавочную стоимость, присваиваемую капиталистом, а сам получает только ту часть общественного продукта, которая необходима для покрытия стоимости или издержек производства его рабочей силы, то его относительное положение ухудшается. То есть продолжает действовать закон, о котором мы говорили в главе, посвященной заработной плате.

К тому же и экономисты-немарксисты, когда они рассматривают проблемы заработной платы и определяющий ее закон, не могут отрицать и по существу исходят из предпосылки, что рабочая сила является «фактором производства», который продается и покупается на рынке, как любой другой товар. Однако они и сегодня продолжают связывать заработную плату с понятием «производительности труда», даже когда они ее увязывают не с понятием «предельной производительности труда», как было в условиях рынка свободной конкуренции, а со средней производительностью труда.

Они продолжают давать цене рабочей силы то же объяснение, что и любым другим ценам, хотя вводят понятие «соотношение сил» между рабочим классом, организованным в. профсоюзы и предлагающим свою рабочую силу, и «предприятием», тоже организованным в промышленные ассоциации, покупающим эту рабочую силу. Но неизменно предполагается, что заработная плата, даже выросшая с точки зрения потребления реальных товаров, все более дорогих и разнообразных по ассортименту, должна по-прежнему служить поддержанию потребления трудящегося, а не превращению его в капиталиста, хотя иногда он может стать держателем сбережений. Предполагается, что с точки зрения предприятия заработная плата всегда относится к производственным издержкам, которые желательно ограничить.

Все сказанное было подтверждено опытом крупных выступлений рабочего класса и профсоюзов за повышение заработной платы или, по крайней мере, за сохранение реальной покупательной способности заработной платы при росте цен и за усиление роли рабочего класса на предприятиях, чего никто из экономистов не осмеливается отрицать. Потому они стремятся перевести разговор в область социологии.

Многие теоретики, особенно технократы, утверждают, что параллельно с исчезновением «капиталиста» на современном предприятии исчезает и промышленный пролетариат как класс. Доля рабочего класса в самодеятельном населении, утверждают они, постоянно уменьшается; рабочий получает образование и большую заработную плату, врастает в техноструктуру и, следовательно, утрачивает свою революционную социальную функцию.

Согласно этим авторам, изменяется и деление общества на слои: вместо старого рабочего класса образуется новый слой технических работников и служащих, сильно отличающийся от старого рабочего класса по интересам, условиям жизни и, следовательно, по устремлениям. Этот слой квалифицированных рабочих и техников разделяет цели техноструктуры, является ее составной частью, в силу чего утрачивает смысл классовая борьба в традиционном значении этого слова. Таков тезис

Статистические данные переписей и периодических обследований свидетельствуют о быстром и непрерывном увеличении абсолютного количества и удельного веса среди самодеятельного населения «наемных трудящихся», а среди них — тех, кто занят в сфере обслуживания, об уменьшении процента «предпринимателей», увеличении «управляющих и служащих», сокращении доли работающих на себя, или самостоятельных хозяев.

Несомненно произошли большие изменения в структуре рабочего класса и в стоимости рабочей силы. С точки зрения статистики эти изменения были отмечены, и их экономическое значение было проанализировано в обширной литературе. Во всем рабочем классе и во всех капиталистических странах сильно вырос уровень технической и культурной подготовки. Старые рабочие профессии были глубоко изменены новыми техническими открытиями и новым характером производственного процесса.

Справедливо также, что в составе наемного трудящегося населения, занятого в производственном секторе, отмечается относительное уменьшение непосредственно производительных рабочих при увеличении руководящего технического и административного персонала и образование многочисленного так называемого нового среднего слоя.

Но если оставить в стороне руководителей высшего ранга, которые получают высокую заработную плату, с помощью разных систем участвуют в прибылях, обладают правом самостоятельно принимать решения и могут чувствовать себя частью техноструктуры и быть солидарными с существующим сегодня капиталистическим строем (что не всегда соответствует действительности, особенно в европейском капиталистическом обществе), то остальные, независимо от того, кто они: рабочие, инженеры, служащие, несмотря на свои «белые воротнички», являются «наемными трудящимися», обладающими недостаточными правами для принятия самостоятельных решений и зависимыми от экономического закона заработной платы.

И это факт неопровержимый, именно в нем источник того духа недовольства и бунтарства, которым проникнуты сейчас различные социальные слои работающих по найму, особенно в Европе. Не говоря уж о том, что во многих странах безработица сильна и в этом слое, что молодежь, впервые поступая на работу, сталкивается с проблемой трудоустройства и низкой оплаты труда, даже те, кто имеет постоянную и обеспеченную работу, получают плату, едва покрывающую потребности человека в современном развивающемся обществе, если только не принадлежат к малочисленной руководящей группе.

Сильное неравенство при распределении национального дохода, в разной степени присущее всем капиталистическим странам, психологически невыносимо для наемных трудящихся, в частности, в силу того, что демонстрация богатства вызывает стремление подражать имущим: даже если трудящиеся имеют надежные доходы, эти доходы всегда ограничены и недостаточны для удовлетворения растущих запросов, а также по сравнению с покупательной способностью господствующих капиталистических слоев и слившихся с ними узких руководящих групп.

Эта реакция проявляется тем сильнее, чем быстрее происходят изменения в социальной структуре. Нужно отметить также, что с ростом числа работающих по найму и с уменьшением процента так называемых независимых трудящихся (которое быстрыми темпами происходит во всех странах, в том числе и в Италии), «врастание» в капиталистическое общество имеет тенденцию к снижению, а не к росту, как утверждают теоретики техноструктуры.

Каждый человек, работающий по найму, будь то в производственной или непроизводственной сфере, наглядно демонстрирует противоречие между заработной платой и прибылью, не замаскированное рынком. Борьба идет против «работодателей», будь то частные, акционерные или государственные капиталистические предприятия «независимые», и непосредственной целью ее является увеличение заработной платы или. окладов и улучшение условий труда.

С «независимым» трудящимся дело обстоит по-другому. Эксплуатация со стороны монополистического капитала опосредована рынком, она кажется менее явной; кроме того, в этом случае трудящийся считает себя свободным, «независимым» в своих решениях и планах. Поэтому, если даже «независимые» трудящиеся (а также лица «свободных» профессий) чувствуют себя все менее независимыми, все более втянутыми в удушающую структуру монополистического капитала и восстают против подобного врастания, то насколько же сильнее возмущение всех слоев наемных трудящихся, даже если их восстание или, по крайней мере, сопротивление проявляется в иных формах и с разной силой в различных капиталистических странах.

Думается, что эти краткие заметки, над которыми читатель может поразмыслить, расширив свой кругозор знакомством со статистическими данными, приведут его к заключению, что закон заработной платы, свойственный капитализму (о чем мы говорили в соответствующей главе), продолжает действовать до сих пор.

Хотя и в разных исторических и местных условиях, всегда существует, с одной стороны, рабочий класс, класс трудящихся, лишенных средств производства и вынужденных продавать «господину Капиталу» свою рабочую силу, как бы ни были высоки уровень ее квалификации и, следовательно, ее стоимость, а с другой стороны — «господин Капитал», который постоянно стремится оплачивать эту рабочую силу ниже ее исторической стоимости, ниже потребностей, возникающих в современных условиях производства и жизни общества.

Насколько такое положение психологически невыносимо для трудящихся, зависит в большей мере от относительного неравенства, которое существует в данном обществе, чем от абсолютных величин.



Ipad крепление на подголовник

Бандажка. Лента! Mашинки! Пряжки: ipad крепление на подголовник.

discout.ru