Динамика прибыли

Что касается прибыли, то здесь также нет никаких неясностей, хотя вопрос этот более сложен.

Мы уже говорили, что американский исследователь Джилмэн на основе статистики США попытался проверить справедливость марксистского закона о падении нормы прибыли и росте органического строения и пришел к заключению, что этот закон был справедлив до 1933 г. и в меньшей степени справедлив в последующий период.

Более того, норма прибыли, по его данным, в это время обнаружила даже тенденцию к росту. Мы уже говорили, что исследуемый период слишком короток для того, чтобы можно было сделать научный вывод, к тому же на это время приходятся мировая война и многочисленные технические открытия. Кроме того, эти же американские данные подверг критическому пересмотру Перло. Но не это является самой важной проблемой.

Рассматривая здесь империалистическую фазу, мы уже пришли к некоторым выводам. Во-первых, постоянно существуют различные нормы прибыли. Это затрудняет возможность статистически установить среднюю норму прибыли для всего капиталистического общества.

Во-вторых, в самом капиталистическом предприятии выросли «непроизводительные» (в общественном смысле) расходы, необходимые для поддержания и расширения рынка. В особенности, расходы на рекламу. И эти непроизводительные расходы должны быть учтены при определении нормы прибыли. В-третьих, действия всего аппарата надстройки направлены на поддержание и увеличение нормы прибыли, достигается ли это изменением соотношения между заработной платой и прибылью или таким разделом прибавочной стоимости, что большая часть ее идет на прибыль за счет процента, или, наконец, целенаправленной финансовой деятельностью и экономической политикой государства, которое стремится поддержать норму прибыли средствами и способами, о которых мы уже говорили.

Если мы будем рассматривать действительный темп экономического роста, который в общем виде может быть индикатором нормы прибыли, то увидим, что в среднем в капиталистических странах он резко подскочил сразу же после второй мировой войны, но это явление, которое имело различный размах в разных странах, не может считаться решающим доказательством.

Если мы рассмотрим различные нормы прибыли, мы увидим, что в условиях монополий они, несомненно, держатся на более или менее постоянном уровне, т.е. на достаточном стабильном высоком уровне, хотя и не одинаковом в разных отраслях промышленности, что объясняется неравномерным развитием самих этих отраслей.

Однако наблюдаются нестабильность и более низкая норма прибыли в немонополистических секторах экономики; наряду с этим отмечается сокращение чистого дохода в независимом мелком производстве, которое в массе своей не всегда может обеспечить простое воспроизводство. Но общая норма прибыли по-прежнему имеет тенденцию к понижению, хотя иногда действие этой тенденции может прерываться в силу противодействующих факторов, как-то: технические достижения и расширение рынка.

В качестве фактора, противодействующего понижению нормы прибыли, не могут рассматриваться капиталовложения со стороны государства и вся деятельность надстройки, так как, за небольшим исключением, деятельность надстройки направлена не на общее увеличение нормы прибыли, а на перераспределение созданной прибавочной стоимости. Тем самым монополистические группы увеличивают свою прибыль за счет рантье, усиливают процесс капиталистического накопления, присваивая часть стоимости, созданной производительными средними слоями и трудящимися (финансовое и налоговое маневрирование).

Таким образом, по большей части речь идет о перераспределении прибавочной стоимости и о снижении в некоторых случаях заработной платы ниже уровня стоимости рабочей силы, в результате чего недоплаченные суммы увеличивают прибыль. Поэтому, если рассматривать динамику прибыли только со статистической точки зрения, несомненно эти действия могут предстать в качестве обеспечивающих категории прибыли большую стабильность и даже ее увеличение.

Если же рассматривать общество в целом на протяжении длительного времени, то эти действия не могут успешно противодействовать закону тенденции нормы прибыли к понижению и сводятся к перераспределению прибавочной стоимости. Это мы уже показали, говоря о государственно-монополистическом капитализме.

Не вызывает сомнения, что перераспределение прибавочной стоимости оказывает воздействие на экономическую деятельность и в конечном счете — норму прибыли. Но это перераспределение прямо увеличивает общую норму прибавочной стоимости только тогда, когда низводит зарплату ниже уровня стоимости рабочей силы или когда вносит нововведения, которые сокращают стоимость уже функционирующего постоянного капитала, о чем говорил Маркс.

Однако тот факт, что это воздействие наблюдается и имеет главной целью стимулировать «склонность к капиталовложениям» и порождать капиталовложения, является еще одним подтверждением того, что и современному обществу присущ закон тенденции нормы прибыли к понижению, о чем мы уже говорили.

Даже сам капиталистический класс, хотя и не в полной мере, начал сознавать существование этого закона. Проявления этого можно видеть как в теориях нулевого роста, которые выполняют важную роль, так и в распространении государственно-монополистического капитализма, служащего для борьбы с проявлениями этого закона. (Мы уже говорили, что на государственных предприятиях норма прибыли может иметь даже отрицательную величину.)

Как известно, справедливость закона считается доказанной, когда создаются средства для преодоления его действия. Так, человек, например, взлетел, когда познав другие законы преодолел, а не упразднил закон всемирного тяготения. А с другой стороны, справедлив или нет закон тенденции нормы прибыли к понижению, сама прибыль остается основной категорией капиталистического производства.

Каков бы ни был максимум, которого стремится достичь современное предприятие — даже если этим максимумом является не достижение максимальной прибыли на протяжении короткого периода, но другие цели, такие, как стабильность, максимальный уровень реализации, максимальный уровень роста, — прибыль в любом случае остается характерной категорией капиталистического производства.

Отбросив в сторону все мистификаторские измышления академической теории, исходя из простого опыта, совершенно ясно, что и сегодня без реальной, достигшей желаемого уровня прибыли никакое предприятие не может существовать, никакое капиталистическое предприятие не согласится ничего производить.

Столь же верно и очевидно и то, что прибыль является только частью прибавочной стоимости, а не всей прибавочной стоимостью. В этой связи нужно подчеркнуть, что не стоит удивляться увеличению противоречия между растущей нормой прибавочной стоимости, а еще больше — ее массой и уменьшающейся нормой прибыли. В данном случае противоречие только кажущееся. При современном империализме происходит увеличение массы прибавочной стоимости и ее перераспределение, ее концентрация в господствующих империалистических группах.

В уже цитировавшейся гл. XV т. III «Капитала» Маркс доказал, что рост производительности труда выражается в росте массы прибавочной стоимости, хотя норма прибыли, понимаемая как отношение прибавочной стоимости ко всему вложенному капиталу, имеет тенденцию к понижению. Но мы уже видели, что в условиях олигополии существуют одновременно предприятия разных масштабов с различным уровнем нормы прибавочной стоимости и нормы прибыли.

Таким образом, масса созданной прибавочной стоимости концентрируется у крупных предприятий, в то время как в целых отраслях невозможно достичь даже расширенного воспроизводства без перераспределения прибавочной стоимости, осуществляемого государственно-монополистическим капитализмом. На других же, еще более многочисленных предприятиях в силу их меньшего размера, а также в силу более низкой производительности труда, остается меньшая масса прибавочной стоимости и отмечается более низкая норма прибыли.

Приняв во внимание данный факт, мы можем сделать следующие теоретические выводы, о которых мы уже упоминали. Первый: монополистическая структура не помогает, а препятствует развитию слаборазвитых стран и районов. Она порождает тенденцию к застою, даже если эта тенденция может быть частично преодолена государственно-монополистическим капитализмом

Второй: она всегда обладает относительным избытком прибавочной стоимости, все более увеличивающимся. Эта прибавочная стоимость выбрасывается на ветер, так как капитализм не видит смысла в ее производительном использовании. Этот избыток относительный, а не абсолютный по отношению к нуждам общества и возможностям расширения потребления.

Можно сказать, что он возрастает, если, как я уже показал, говоря о процессе капиталистического воспроизводства, принять во внимание еще одно существующее противоречие: в то время как норма прибыли выражает отношение ко всему вложенному капиталу, стоимость новой продукции содержит только часть потребленного постоянного капитала, и эта доля по отношению ко всему вложенному капиталу относительно сокращается.

Таким образом, этот избыток прибавочной стоимости вызывает как дальнейшую монополистическую экспансию и подчинение господствующим группам относительно независимых отраслей и предприятий, т.е. проникновение в них монополистического капитала (в силу чего продолжается процесс монополизации, являющийся характерной чертой процесса капиталистического накопления), так и нерациональное использование избыточной прибавочной стоимости.

Вышесказанное позволяет сделать вывод, что все основные законы капиталистического развития, о которых мы говорили, продолжают действовать и поныне в области капиталовложений, нормы прибыли, накопления. То есть империализм 70-х годов, когда господствует государственно-монополистический капитализм — последний этап империализма, — остается по-прежнему всего лишь этапом капитализма и не более.

Сказанное подтверждается анализом общей динамики системы и ее циклическим развитием. Эта тема чрезвычайно обширна, поэтому мы дадим здесь только некоторые определяющие линии.