Рационалистический подход


На заре нашей науки были достигнуты значительные результаты. При этом применявшийся метод исследования экономических явлений соответствовал иной философской концепции.

Политическая экономия как самостоятельная наука родилась вместе с утверждением капиталистической системы производства на идеологической основе рационализма.

Иными словами, она была порождением господствовавшего тогда рационализма и ставила своей целью исследование и открытие «естественных» («естественный порядок»), или рациональных законов всего цивилизованного общества. «Экономические таблицы» Кенэ были вершиной рационалистического подхода. Таково же значение «естественных» законов заработной платы, цены и т.д., встречающихся у Смита и Мальтуса, или имманентных законов Рикардо, касающихся заработной платы, прибыли и ренты.

Эта идеологическая основа объективистского рационализма (или идеализма), исторически сочетавшаяся с эмпирической школой, характерной для Англии XVIII в., и с картезианским анализом во Франции, требует изучения экономической системы в целом, исследования «законов», регулирующих ее, изучения экономической «анатомии» общества.

Таким образом, сразу же выделяются объективные «категории», которым соответствуют определенные общественные классы, хотя и не в том точном значении, которое этим словам даст впоследствии марксизм. Объектом анализа становятся социальные классы: «земельные собственники», «трудящиеся», «капиталистические предприниматели» и категории, производные от ренты, заработной платы, прибыли.

Современные авторы обратили внимание на тот факт, что и у классиков в качестве основы взят субъективный идеализм, пусть даже в неявной форме и неосознанный во всех его аспектах.

Что касается экономии, то здесь теоретики субъективизма обратились к гедонизму (субъективная полезность), который присущ английскому рационалистическому эмпиризму, утилитаризму, представленному в работах Локка, Бэйна и Бентама (учителя Дж. Милля), Рикардо, а также в работах Смита — автора известной «Теории моральных чувств». Что касается континентальной Европы, то здесь субъективизм присущ работам итальянских и французских экономистов, в частности, Кондильяку. Но такие утилитаристские предпосылки включаются в систему «естественного порядка» так же, как общественный договор Руссо входит в рациональное устройство общества, взятое в целом.

Здесь противоречия не возникают и не проявляются, как, впрочем, это отмечал еще и Галеви.

В работах Рикардо и других английских классиков не подвергается сомнению тот факт, что причиной человеческой деятельности в экономической области является стремление получить пользу. Но целью «политической экономии», т.е. экономической науки, является не изучение человеческого поведения, а изучение имманентных законов, регулирующих производство и распределение общественного продукта.

Более того, основная проблема политической экономии, как говорит Рикардо в своих «Началах», заключается в определении того, как происходит распределение общественного продукта. В этом анализе (что отмечает Маркс, ценивший Рикардо) мы видим исследование и открытие тесного единства, связывающего различные экономические явления, открытие основных законов политической экономии.

Читатель сможет убедиться в правильности наших утверждений, прочитав работы указанного периода и ознакомившись с критическим анализом истории экономической мысли и в частности, с работами Маркса, посвященными Рикардо.

Нет сомнения, что для всей науки классической эпохи, а также для ее эпигонов — школы, которая означала ее упадок и которую Маркс справедливо назвал «вульгарной экономией» — вплоть до наступления эпохи, когда превалирующей стала субъективная школа, о которой мы говорили, — логической основой изучения экономии оставался рационалистический подход. Такие отдельные понятия, как стоимость, производство, прибыль, заработная плата и т.д., подвергались узко классовой и, следовательно, менее научной разработке, но они неизменно оставались объективными категориями.

Несомненно, что речь продолжала идти о понятиях, предназначенных для отражения объективной, пусть даже рационалистически истолкованной действительности, и что предметом политической экономии оставалась не теория выбора, а скорее изучение законов, регулирующих в совокупности производство, распределение и потребление общественного продукта.

Читатель может заметить, что в экономических трактатах, написанных на базе этого подхода, материал излагается иначе, чем в учебниках, вышедших позднее. Исходным пунктом для них является исследование стоимости и категорий, регулирующих распределение продукта, или всеобщих категорий производства, распределения и обмена. Здесь еще нет деления (в отличие от того, что произойдет позднее) на законы «индивидуальной экономики», или микроэкономики, и законы общественной экономики, или макроэкономики.

Различия между первыми классиками и эпигонами очень велики, и к концу того периода чувствуется влияние позитивизма, который потом, благодаря работам Спенсера, займет господствующее положение. Однако метод исследования будет и в дальнейшем предполагать существование объективной реальности (хотя бы взятой рационалистически), имманентные законы которой нужно открыть.

Рационалистический подход заложил прочные основы экономической науки, дал метод исследования и основные понятия, которые доминировали в развитии научной мысли. Эта заслуга рационалистического учения полностью признавалась Марксом. Рационалистический подход сменился субъективистским не столько по причинам практическим, которые также существовали — потому что развитие капитализма делало необходимым более тщательное изучение спроса и конъюнктуры на коротких временных отрезках, — сколько по причинам классовым, или политическим.

Об этом мы будем говорить позднее, когда речь пойдет о теории предельной полезности, но уже сейчас следует отметить, что это наше утверждение разделяется всеми наиболее серьезными учеными. Оно принято в работе Ролла «История экономической мысли», которую я советую прочесть. С переходом к субъективистскому методу, признает Ролл, «новая теория определила отказ от историко-социальных основ классической доктрины.

Ясная концепция структуры общественных классов, которая рассматривалась как основа и детерминанта всего экономического процесса, была заменена новой концепцией общества как агломерата индивидуумов. Субъективистская теория стоимости совместима только с атомистической концепцией общества. Она позволяет отделить от труда различные виды приносимых жертв, как, например, воздержание, и, следовательно, прочно связать утилитаристский постулат гармонии с экономической доктриной».

Маркс уже высказал свое суждение по этому поводу, признавая, что теория стоимости Рикардо содержала в зародыше понятие прибавочной стоимости и что открытое признание противоречия между наемным трудом и капиталом ведет к серьезным логическим последствиям, с которыми можно было согласиться в эпоху Рикардо, когда классовая борьба между пролетариатом и буржуазией была еще не развита, и которые нельзя было принять в последующий период.

«Буржуазия во Франции и в Англии, — пишет Маркс, — завоевала политическую власть. Начиная с этого момента, классовая борьба, практическая и теоретическая, принимает все более ярко выраженные и угрожающие формы. Вместе с тем пробил смертный час для научной буржуазной политической экономии». Сейчас достаточно подчеркнуть, что поскольку объективистский подход классиков обладал несомненными преимуществами и вел к объективному изучению действительности, он был в силу своей логической основы приспособлен к открытию законов движения, законов экономического развития, т.е. реальной жизни общества.

Он объявлял рациональными, или, что то же самое, естественными, связи, которые были, напротив, исторически определенными и поэтому преходящими. Следовательно, его понятия и категории не могли в полной мере отразить действительность в ее постоянном обновлении.

"Интернет магазин Miss Fifi"

Стартовый набор для гель лака "Интернет магазин Miss Fifi".

missfifi.com.ua