Отношения между людьми


Из всего сказанного выше можно, видимо, сделать первые выводы. Простое товарное производство предполагает уже довольно развитое общественное разделение труда. Люди, живущие в этом обществе, заняты в многочисленных видах производственной деятельности, определяемой человеческими потребностями.

С развитием производительных сил общественное устройство все более усложняется. В обществе люди, независимо от их воли, связаны между собой определенными производственными отношениями. Люди вступают в определенные отношения между собой на рынке в процессе обмена товаров.

Но все дело в том, что производители, вышедшие со своими товарами на рынок, начинают забывать ту основу, которую выражают проявляющиеся в процессе обмена отношения, забывать, что отношения, которые складываются на рынке, в основе своей — отношения не между товарами, а между людьми. Они забывают, что, несмотря на товарную форму отношений на рынке, в основе существования рынка лежат отношения между производителями. Это овеществление общественных отношений в товаре Маркс назвал «товарным фетишизмом».

Производственные отношения между. производителями объективно приобретают такую форму, которая искажает их специфическую природу, основы отношений, которые складываются на рынке, и представляет дело таким образом, будто сам рынок является своего рода стержнем этих отношений. В настоящее время этот присущий товару характер находит свое отражение не только в практике отношений на рынке, но и в теоретическом строе политической экономии, а также и в ходе дальнейшего развития экономической науки.

Поскольку товар берется как вещь независимая, экономист уже не занимается более рассмотрением общественных отношений, лежащих в его основе, а изучает эту независимую вещь в себе: рассматривает ее как соответствующую «природе вещей» и полагает, что речь идет об отношениях между вещами.

Из этого товарного фетишизма вытекает спекулятивный метод и объективный рационализм экономистов-классиков, которые приняли исторически детерминированное общество за действительность, установленную раз и навсегда, и изучали ее при помощи рационалистических категорий, полагая, что таким путем они смогут раскрыть вечные и всеобщие законы. Эта натуралистическая объективизация не чужда также позиции современного неопозитивизма, который пренебрегает любыми общественными отношениями, считая их фактом внеэкономическим.

Следует добавить, что эта ошибка обусловлена также и тем, что первые экономисты, классики буржуазной политэкономии, жили в то время, когда зарождавшееся на развалинах средневековья новое буржуазное общество имело много общих черт с абстрактной моделью общества простого товарного производства, взятого нами в качестве основы анализа.

Это становится очевидным, если вспомнить примеры, которыми Рикардо иллюстрировал свои рассуждения. Классики были уверены, что ими установлены законы, которые будут действовать вечно.

Этот товарный фетишизм привел к тому, что экономисты после Рикардо в своих политико-экономических построениях стали приписывать признаки вечной и неизменной справедливости отношениям; которые на самом деле изменяются в процессе исторического развития. Речь идет о производственных отношениях, представляющих в капиталистическом обществе отношения между рабочим, с одной стороны, и капиталистом — с другой. Помимо всего прочего, они приписывали «производительные» качества всем проявлениям экономической деятельности, в то время как — мы это подчеркивали — только труд может создавать стоимость.

На основе этих логических построений экономисты после Рикардо извратили экономические категории, полагая, что рента может рассматриваться как справедливое вознаграждение за землю, заработная плата — за труд и прибыль — за капитал. Их анализ рынка и обмена был оторван, таким образом, от реальной действительности. В их работах получило дальнейшее развитие то, что Маркс называет триединой формулой.

Рациональное применение диалектического метода и концепция стоимости, которую мы воспроизвели, помогут нам не только выяснить, как складываются на рынке отношения между вещами, но и подняться к пониманию отношений, существующих между производителями, а следовательно, и к тем силам, которые определяют историческое развитие общества.

Понятие стоимости, освобожденное от натуралистического наслоения, поможет выявить характер этих производственных отношений и определить место участников в производстве. Таким образом, мы подойдем к пониманию того, как действует закон стоимости, который имеет различные формы проявления в прошлом и в сложном современном обществе; как выражается при любой форме товарного производства его основной принцип: валовой продукт есть результат человеческого труда и его средней исторически сложившейся производительности.

Это общее определение поможет понять, что если в силу процесса распределения, действующего в рамках существующих общественных отношений, одна группа общества, или один сектор хозяйства, или одна страна получают количество продукта, превышающее стоимость, которую они произвели, то это означает, что другие группы общества, другие сектора, другие страны получают меньшее количество продукта, т.е. обмен в данном случае не эквивалентен.

Http://www.profkofr.ru

Rack шасси под 19 стойку http://www.profkofr.ru.

profkofr.ru