Рента


Рассмотрим теперь другую категорию, признанную еще классической экономической наукой, но получившую новую диалектическую жизнь в марксистской теории — ренту.

Существование этой категории, по мнению экономистов-классиков, означало признание объективных законов (в рациональном смысле), распространявшихся на всех собственников земли.

В современной академической политэкономии понятие ренты не сохранило первоначального значения. Если мы обратимся к трудам классиков, и особенно Рикардо, разъяснившего наиболее точно законы этой категории в полемике с другими экономистами своего времени (в особенности, с Мальтусом), мы увидим, что понятие ренты определено весьма четко. Она определяется как особый доход, поступающий собственнику земли при распределении общественного продукта.

Для современных экономистов и особенно для экономистов субъективной школы рента становится широчайшей неопределенной категорией, поскольку ренту смешивают с любым дифференциальным доходом вообще — особенно когда этот доход порождается такой причиной, или фактором, который не может быть умножен или произведен по желанию (так, владелец хорошего голоса не может уступить его другим, великий художник не может быть заменен никем другим, и, следовательно, они получают «ренту»).

Таким образом, рентой являлся бы доход, полученный любым собственником благ, доступных в количестве, естественно или искусственно ограниченном по сравнению со спросом. Это может иметь место либо потому, что эти блага состоят из природных элементов, существующих в ограниченном количестве, либо потому, что ограничение установлено искусственно, как это происходит при монопольном владении определенным благом. В этом случае рента может быть постоянной или же временной. Иными словами, экономисты более позднего периода специально, чтобы лишить эту категорию ее общественного характера, предавая забвению тот факт, что экономическим категориям соответствуют категории общественные, смешивая понятия, объявляли рентой любой дифференциальный доход. Так, они говорят, например, о конъюнктурной ренте.

Марксизм, наоборот, принимает классическое определение ренты, согласно которому она есть тот особый доход, который получают земельные собственники.

В капиталистическом обществе мы имеем фактически, наряду с собственниками средств производства, другую важную категорию: собственников земли, полезных ископаемых, почвы. Они такие же капиталисты, как и любые другие, но обладают естественным средством производства, своего рода «капиталом», имеющим особое значение и порождающим особые экономические законы.

Первые классики, в особенности Рикардо — теоретик развивающегося промышленного производства, — глубоко изучили эту категорию и присущие ей законы Это было связано с тем, что относительное экономическое значение этой экономической категории в то время было больше, чем сейчас. На заре развития промышленного производства доход, приносимый сельским хозяйством, и накопление капитала на базе этого дохода преобладали социально и господствовали в государстве политически.

Серия протекционистских законов давала земельным собственникам особые привилегии, помимо тех, которые вытекали из самого общественного строя, и, таким образом, сдерживали зарождающееся промышленное производство. Борьба за отмену хлебных законов, которая велась в Англии вплоть до 1846 г. и окончилась триумфом промышленников, является политическим выражением этой противоположности интересов, нашедшей теоретическое выражение в рикардианской теории ренты.

Статус про Жизнь

статус про Жизнь прекрасна.

statusi.com.ru