Основа взаимосвязи между различными ценами


После того, как мы напомнили эти положения, проблема, которая все еще подлежит решению, может быть сформулирована следующим образом: существует ли зависимость между разными ценами на товары? Почему цены занимают именно данный, а не иной уровень относительно друг друга? Это основные вопросы, на которые следует ответить, чтобы понять законы, по которым живет капиталистический рынок, а также структуру всей экономики, т.е. распределение человеческого труда в различных отраслях производства.

На эти главные вопросы необходимо ответить также, если мы хотим разобраться в том, что такое рынок. В противном случае мы придем к ничего не значащим определениям, вроде того, которое мы рассматривали выше и которое лишь констатирует наличие цен и тот факт, что изменению цен предшествуют какие-то колебания в области производства и потребления.

Это дает нам лишь формальное представление о положении вещей, но ничего не объясняет. Невозможно понять, как и почему установились те или иные цены и какая между ними существует взаимосвязь, если мы не выделим то общее, что их объединяет и что их связывает.

Попытки отыскать это общее с философских позиций, т.е. с точки зрения причин стоимости или «экономической философии», были предприняты Калоджеро. Общую основу цен он выводил в субъективном плане из крочеанского подразделения, о котором мы уже упоминали и усматривал его в способности и воле человека желать и пользоваться определенной вещью, т.е. в том, что экономисты назвали полезностью или потребительной стоимостью, входящей в понятие блага.

Вероятно это — элемент существенный и постоянно присутствующий. Но с экономической точки зрения, как известно, даже эта философская предпосылка, нуждается в уточнении, чтобы перейти от нее к понятию меновой стоимости, уяснить отношения, в которых товары обмениваются. Здесь появляется понятие о предельной полезности в функции количества блага, согласно которому воздух и вода не суть блага экономические, так как они имеются в неограниченных количествах, даже при условии, что они нужны человеку.

Но если речь пойдет о кондиционированном воздухе об очищенной воде, в экономическом смысле, они уже представляют собой стоимость. Спрашивается: почему? Потому что они являются продуктом человеческой деятельности и. требуют определенной затраты человеческого труда. Почему бы тогда не взять в качестве философского принципа экономической науки, специфической основы любых специфических отношений, объективный фактор — труд человека, без которого не существует никакого «экономического блага»?

Калоджеро в своей критике марксистской концепции утверждает, что понятие стоимости, основанное на принципе количества труда, заключенного в товаре (как понятие «общественно необходимого труда»), зависит от исторических условий, а «философская истина только тогда действительна, когда она применима для любых исторических условий, которые раскрывают передо мной ее всеобщую значимость».

Оставим в стороне идеалистический характер подобного утверждения, отметим только, что когда исходят из критерия «субъективной полезности» и пытаются построить систему экономических отношений и цен, «исторические условия» приходится принимать во внимание не в меньшей степени, чем тогда, когда руководствуются иным принципом и исходят из критерия количества труда, заключенного в товаре. Это вытекает из самого характера экономической науки.

Абсолют в философском смысле плохой помощник в деле разработки и точного формулирования экономических понятий. И раз так, лучше исходить из явления фундаментального, имеющего объективный и общественный характер и, следовательно, приемлемого для такой общественной науки, как политэкономия, и признать, что каждое экономическое благо есть продукт человеческого труда в соответствии с основным принципом: труд и только труд жизнь подарила смертным.

В какой бы общественной форме ни выступал труд, только благодаря ему возможно производство. К этому можно добавить, что только с повышением производительности труда и появлением количества продуктов большего, чем это необходимо для удовлетворения жизненных потребностей человека, становится возможным обменивать продукты человеческого труда. Эти принципы действуют при любой общественной форме производства.

«Всякий ребенок знает, — писал Маркс в письме к А. Кугельману от 11 июля 1868 г. — что каждая нация погибла бы, если бы она приостановила работу не то что на год, а хотя бы на несколько недель. Точно также известно всем, что для соответствующих различным массам потребностей масс продуктов требуются различные и количественно определенные массы общественного совокупного труда. Очевидно само собой, что эта необходимость распределения общественного труда в определенных пропорциях никоим образом не может быть уничтожена определенной формой общественного производства, — измениться может лишь форма ее проявления.

Законы природы вообще не могут быть уничтожены. Измениться, в зависимости от исторически различных состояний общества, может лишь форма, в которой эти законы прокладывают себе путь. А форма, в которой прокладывает себе путь это пропорциональное распределение труда, при том состоянии общества, когда связь общественного труда существует в виде частного обмена индивидуальных продуктов труда, — эта форма и есть меновая стоимость этих продуктов».

Цель нашего исследования состоит в утверждении этого общего принципа, определяющего суть меновых отношений в том виде, в каком они реализуются в нашем обществе. Но если мы хотим лучше понять современную действительность, мы должны вновь пройти по лестнице истории. Для этого нет необходимости вновь возвращаться к первобытной общине.

Обращаясь к анализу общества, недалеко отстоящего от нас в историческом плане, например, средневекового (общества купцов и ремесленников), где разделение труда достигло такого уровня, когда производитель сам вырабатывал всю продукцию целиком (например, обувь или одежду), и являлся владельцем товара, который он выносил на рынок, легко выявить и определить основу меновых отношений.

Для лучшего понимания здесь необходимо сделать несколько предварительных замечаний и договориться о некоторых понятиях, которыми мы будем оперировать. В первую очередь любой товар, несомненно, производится для удовлетворения той или иной потребности человека. В этом и заключается понятие потребительной стоимости, т.е. свойства определенного товара или продукта удовлетворять потребность человека. Потребительная стоимость создана конкретным человеческим трудом и является предпосылкой меновой стоимости товара.

Однако, если мы хотим определить меновую стоимость товара в ее происхождении и количественном выражении, то следует найти связь между различными потребительными стоимостями, которая имела бы объективный, а не субъективный характер. Эта связь не может быть представлена ничем иным, кроме как затратами человеческого труда, заключенного в различных количествах товара.

В современную эпоху, когда разделение труда достигло такого уровня, при котором работник не производит изделие целиком, а выполняет (как это было в нашем примере с обувной фабрикой при капитализме) лишь отдельную операцию, на первый взгляд может показаться более ясным представление о затратах недифференцированного человеческого труда, заключенного в любом товаре, но может показаться менее ясной связь, существующая между затратами труда и стоимостью товара. Но если мы обратимся к предшествующему этапу, когда товар производился целиком, все становится проще и очевиднее.

Положение еще более проясняется, если принять во внимание одно обстоятельство. В этом обществе, исторически просуществовавшем на протяжении многих веков, производственный процесс протекал с применением несложных рабочих инструментов, приводимых в действие при помощи мышечной силы человеческих рук, либо при помощи домашних животных.

На протяжении многих столетий для помола зерна мельничный жернов приводился в действие запряженным ослом, либо напором воды или силой ветра; чтобы смастерить стол, требовались пила и рубанок. Таковы были орудия труда в эпоху разделения труда по производимому товару. В этом обществе существовали иные условия. Технологическая дифференциация между отдельными производителями была еще не столь ярко выражена, превалировало лишь разделение между физическим и умственным трудом.

Но, как утверждает статистика, разница в производительности труда разных людей не слишком велика: преобладает усредненный тип человека. Понятие типичного «среднего» человека не выражает свойств конкретного индивида, а стремится представить человека вообще. Статистика утверждает, например, что при стрельбе в цель большая часть попаданий приходится в центр мишени и лишь немногие выстрелы лягут по обе стороны круга, что может быть выражено графически с помощью известной кривой Гаусса.

Понятие типичного можно проиллюстрировать и иначе, например, высотой над уровнем моря, о котором известно, что такого уровня в реальной действительности не существует, поскольку не существует моря без волн, приливов и отливов.

Наконец, в этом обществе производитель являлся одновременно владельцем как средств производства, так и произведенного продукта, с которым он выходил на рынок. И он выносил этот товар на рынок с единственной целью обменять его на те товары, в которых он нуждался. Исходя из этих предпосылок, нетрудно понять сущность стоимости отдельного товара, каким образом эта сущность проявлялась и как в данном обществе устанавливались взаимоотношения обмена, а также и уровень цен.

Http://колодец-копка.рф/voskresenskiy-rayon

http://колодец-копка.рф/voskresenskiy-rayon выкопать колодец в Воскресенском районе.

колодец-копка.рф