Диалектико-материалистический подход


Научное решение проблемы может быть достигнуто не на основе эмпирического позитивизма, который вновь вошел в моду, или неорационализма, а лишь на базе объективного подхода, ориентированного на выявление внутренних связей в том виде, в каком они существуют в действительности, в их движении, т.е. на основе диалектико-материалистического подхода.

Нелегко в немногих словах изложить характерные черты диалектико-материалистического видения действительности; для более глубокого изучения этого вопроса читателю придется обратиться к цитируемым работам.

Как известно, материалистический подход предполагает объективное существование реального мира, частью которого является человек. Предметом научного исследования этой концепции является изучение объективных процессов, действительно протекающих в природе и обществе, в том виде, в каком они реально существуют и как они предстают перед нами, а не в том, как бы мы их хотели представить. Открываемые законы, следовательно, являются не чем иным, как отражением объективных процессов, которые протекают независимо от воли отдельных людей.

«Но ведь логические схемы, — писал Энгельс, — могут относиться только к формам мышления, здесь же речь идет только о формах бытия, о формах внешнего мира, а эти формы мышление никогда не может черпать и выводить из самого себя, а только из внешнего мира. Таким образом принципы — не исходный пункт исследования, а его заключительный результат; эти принципы не применяются к природе и к человеческой истории, а абстрагируются из них».

Такая концепция не отрицает значения человеческой деятельности (также и в области естественных наук и познания). Более того, как уже известно из «Тезисов о Фейербахе» К. Маркса (об этом же писали позднее Ф. Энгельс и В. И. Ленин), эффективность познания проверяется в деятельности, в воссоздании природного и исторического процессов, т.е. в понимании и использовании законов развития природы и общества.

«Вопрос о том, обладает ли человеческое мышление предметной истинностью, — вовсе не вопрос теории, а практический вопрос. В практике должен доказать человек истинность, т.е. действительность и мощь, посюсторонность своего мышления. Спор о действительности или недействительности мышления, изолирующегося от практики, есть чисто схоластический вопрос».

Именно эта деятельность, осуществление которой в ходе исторического процесса выражено в известном марксистском понятии революционной практики, делает человека главным действующим лицом жизненного процесса и позволяет лучше понять смысл одиннадцатого тезиса: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его».

Для этой концепции существенно то, что она рассматривает действительность, мир, который «состоит не из готовых, законченных предметов, а представляет собой совокупность процессов, в которой предметы, кажущиеся неизменными, равно как и делаемые головой мысленные их снимки, понятия, находятся в беспрерывном изменении, то возникают, то уничтожаются». В этом-то и заключается диалектика, по определению Маркса — наука об общих законах развития как внешнего мира, так и человеческого мышления.

Из этого диалектического ведения мира вытекают некоторые характерные черты, присущие диалектическому методу, которые могут быть кратко резюмированы следующим образом:

Преодолев тесные рамки формальной логики, базировавшейся в основном на узкой интерпретации принципа тождественности и непротиворечия, диалектическая логика внесла огромный вклад в теорию познания, в развитие всех наук. Совершенно ясно, что формальная логика и инструменты, выработанные ею в течение веков, не изжили себя и полезны для понимания явлений, рассматриваемых в статике, которая может быть преимущественной характеристикой тех явлений, которые развиваются медленно.

В диалектической концепции преодолевается противоречие между абстрактностью и конкретностью, между относительностью и абсолютностью познания. Абстрактной истины не существует, так как истина всегда конкретна. Конкретное есть единство многообразия. Ясно, что понятие конкретности познания ни в коем случае не совпадает с чувственной видимостью или внешним проявлением действительности, что было частично присуще теориям сенсуалистов и приводило к грубому эмпиризму, который, очевидно, возрождается в некоторых современных концепциях.

Конкретность представлена понятием, т.е. формой сознания, при помощи которой человек постигает объективные законы явлений, прямо и непосредственно не совпадающие с общепринятыми представлениями, которые могут лежать на поверхности явлений. Поэтому мышление не должно подвергать процессу абстрагирования любой более или менее общий элемент. Мышление должно сознательно выбирать такой общий элемент, который выражает конкретную специфическую природу изучаемого объекта, или, говоря иными словами, только такой общий элемент, который является существенным для объективного определения специфики этого объекта.

Задача мышления заключается в том, чтобы выработать такие абстракции, которые в их взаимосвязи представляют собой понимание внутренней сущности предмета. Конкретное познание не должно воспроизводить все без исключения стороны и особенности предмета, все обстоятельства, так или иначе относящиеся к изучаемому предмету; оно должно открыть ту глубокую связь, которая выражает специфическую природу предмета.

Поэтому абстракция должна быть конкретно определенной; в противном случае она становится настолько общей, что не вносит никакого вклада в познание явления. Различие между понятием и псевдопонятием у Кроче — это слабое место его школы, оно обусловлено идеалистическим подходом и противоречит единству действительности. Такое разграничение полностью преодолено и утратило также свое историческое значение, которое оно имело в рамках полемики против метафизики натурализма.

Диалектический материализм, будучи примененным для изучения экономических явлений, подтвердил свое превосходство над другими методологическими установками: над рационализмом, субъективизмом, современным неопозитивистским эмпиризмом. Прежде всего, он решительно утверждает, что существо экономической деятельности представлено не отношениями между вещами, а отношениями между людьми, действующими в рамках определенной структуры.

Он стремится, далее, установить те характерные черты, которые являются наиболее важной стороной любого специфического способа производства. Маркс, например, из утверждения о том, что капитал представляет собой экономическую силу, которая целиком господствует в буржуазном обществе, сделал методологические выводы для своего исследования капиталистического общества. Исходя из рассуждений, содержащихся в знаменитом отрывке из предисловия к работе «К критике политической экономии», Маркс сделал наиболее общие выводы как об объективной природе производственных отношений, так и о законах, вызывающих изменение способа производства.

«В общественном производстве своей жизни, — говорит Маркс, — люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения — производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил». Это обязательные, независимые, определенные отношения, регулирующие производство и обмен материальными средствами, необходимыми для жизни человеческого общества, это отношения, регулируемые объективными экономическими законами, которые требуется открыть и которые сохраняют полную силу, даже если срок их действия исторически ограничен.

«На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или — что является только юридическим выражением последних — с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались». Эти отношения превращаются из форм развития производительных сил в их оковы. И тогда наступает «эпоха социальных революций». Вот в чем заключается глубокая связь между объективной действительностью и созидательной свободой человеческой деятельности в истории.

Поэтому применение диалектического метода в экономической науке позволяет четко понять экономические законы и, в частности, законы динамики отдельных явлений и системы в целом. Совершенно очевидно, что подобных результатов невозможно добиться без постоянного учета действительности, без целого ряда исследований происходящих явлений, которые не следует заключать в априорные схемы. По мнению некоторых экономистов, это — более низкая ступень по отношению к собственно абстракции умозрительного подхода.

Но как справедливо говорит Грамши: «При рассмотрении вопроса о методе экономического исследования и концепции абстрактности, необходимо выяснить, не следует ли истолковать критическое замечание Кроче о том, что критическая экономия склоняется к «постоянному смешению теоретической дедукции и исторического описания, логических и фактических связей», как один из характерных признаков превосходства критической экономии над чистой экономией и одну из сил, которые делают ее более ценной для научного прогресса.

Критическая экономия пыталась соединить дедуктивный и индуктивный методы, т.е. выдвигать абстрактные гипотезы не на неопределенной основе мышления отдельного исторически неопределенного индивидуума, который ни с какой точки зрения не может рассматриваться абстракцией конкретной действительности, а на основе действительности, «исторического описания», что дает реальные предпосылки для выдвижения научных гипотез, т.е. для абстрагирования экономического элемента или тех его аспектов, на которые необходимо обратить внимание и осуществить научное исследование».

Отражая реальную действительность, отдельные понятия экономической науки обретают таким образом конкретность и жизнь. С другой стороны, первый урок, который дает действительность при изучении области производства и обмена товаров — области, являющейся предметом исследования именно экономической науки — был уже четко сформулирован Марксом.

В процессе производства люди воздействуют не только на природу, но и друг на друга. Они производят, поскольку определенным образом сотрудничают и взаимно обмениваются продуктами своей деятельности. Для того чтобы производить, они вступают между собой в определенные связи и отношения, и их воздействие на природу, производство, имеет место лишь в рамках этих общественных связей и отношений.

В экономической науке, таким образом, рассматриваются не отношения между «вещами» или между человеком и природой. Анализу подлежат превалирующие отношения между людьми внутри определенной структуры.

Это — основополагающая истина. Исходя из этого можно уяснить, что имеет в виду Грамши, когда говорит о специфических понятиях экономической науки, например, о понятии определенного рынка. «Определенный рынок в чистой экономии является произвольной абстракцией, имеющей сугубо условную ценность, что вполне соответствует педантичному и схоластическому подходу при анализе.

Определенный рынок в критической экономии, напротив, представляет собой совокупность проявлений конкретной экономической деятельности, присущих определенному социальному строю, отраженных в обобщенных, т.е. «абстрактных» законах, при условии сохранения абстракцией исторической определенности». То же самое относится к таким экономическим категориям, как рента, прибыль, заработная плата, являющимся типичным выражением определенной системы.

С другой стороны, предмет исследования, присущий именно политической экономии, даже если он подвержен чрезвычайно быстрому диалектическому развитию (так как «противоречие в сущности вещей» выявилось в наиболее острых формах в известный нам исторический период), тем не менее позволяет установить определенную «повторяемость», необходимые связи и, следовательно, представляет действительность, которая, несомненно, может быть подвергнута научной- систематизации.

Таким образом, диалектический материализм в экономическом анализе, предназначенном раскрыть сущность экономической структуры, противополагает себя позициям эмпирическим, скептическим, а также и экзистенциалистским.

Читатель, следящий за нашей мыслью, увидит конкретное использование метода диалектического материализма в объяснении экономических явлений и убедится в его превосходстве над другими подходами, доминирующими в изучении политической экономии.

Я полагаю, и это вытекает из всего вышеизложенного, что материалистический метод, исходя из предположения о существовании находящейся вне нас, независимой от нас действительности, приводит к заключению о необходимости изучать эту действительность посредством серьезного, объективного, беспристрастного исследования. Отсюда вытекает и другое обстоятельство. Историческое исследование заставляет нас признать, что эта Действительность имеет свою собственную жизнь, свое собственное развитие, она не всегда была такой, как сегодня, но она возникла и несет в себе законы жизни и смерти.

Если действительность существует независимо от нас и имеет свою собственную жизнь, это означает, что мы можем обнаружить в ней объективные законы, т.е. что между явлениями, которые развиваются в этой действительности, имеют место определенные взаимные отношения, которые мы должны раскрыть.

Очевидно, что наличие объективных законов, независимых от нашей воли, означает также и то, что мы можем так или иначе использовать эти законы, однажды познав их, воздействовать на действительность с тем, чтобы изменить ее.

Любая социальная действительность, любая экономическая система имеет, следовательно, свои законы, не зависящие от воли отдельных индивидуумов, живущих в этой действительности. Это остается справедливым даже в том случае, если эти законы не являются чем-то определенным, вечным и даже если сознательная деятельность человека способствует свершению таких качественных перемен, которые изменяют всю социальную действительность. Отдельный индивидуум подчиняется законам системы, в которой он живет.

Например, если капиталист и хотел бы продать товар по возможно более высокой цене, чтобы получить максимальную прибыль, он не сможет этого сделать, так как существует конкуренция со стороны других капиталистов; и когда он выступает на рынке, он наталкивается на цену, образовавшуюся по объективным законам, которые не зависят от его воли или установленную по воле ведущих предприятий.

Юноша, обладающий способностью трудиться и желанием найти работу, остается безработным потому, что законы, присущие именно капиталистической системе хозяйства, приводят к хронической безработице огромного количества рабочих, к разрушению производительных сил и т.д.

Следовательно, первый аспект материалистического и критического метода состоит в том, чтобы признать существование вне нас и не зависящей от нас объективной действительности. Отсюда вытекает необходимость изучать эту действительность в ее реальных связях, независимо от наших желаний и интересов, и, во-вторых, рассматривать эту действительность не как нечто определенное и вечное, а как нечто живое, несущее в себе противоречия, определяющие ее развитие. Очевидно, что в связи с этим приобретает иное значение, которое издавна безуспешно пытались истолковать схоласты — различие между индуктивным и дедуктивным методами.

Рассматривая жизнь общества, необходимо всегда учитывать и другое очевидное положение, о котором уже упоминалось: в ней действуют социальные силы, а именно, организованные общественные силы, стремящиеся к тому, чтобы объективные законы в определенной системе действовали или не действовали, т.е. стремящиеся к тому, чтобы благодаря их усилиям эти законы изменились.

Если мы будем учитывать эти принципы, мы сразу увидим, что предметом нашего изучения, то есть того, что мы называем наукой политической экономией, является нечто отличное от того, что понимается под этой наукой в современных учебниках.

Мы утверждаем, что цель экономической науки состоит в том, чтобы на научной, логически последовательной основе организовать анализ явлений, совершающихся в мире экономики, вскрыть в этих явлениях законы, определяющие общественно-производственные, т.е. экономические отношения, в которые вступают люди для производства благ, необходимых для жизни и развития общества.

Или, как говорит в более сжатой форме Ланге, «предмет политической экономии составляют общественные законы производства и распределения». В данном определении предмета нашего исследования видны также различия между экономистами — марксистами и другими экономистами, которые рассматривают экономику как комплекс отношений между людьми и вещами, между людьми и экономическими благами.

Для нас задача экономической науки состоит в раскрытии и объяснении законов, регулирующих производство и распределение материальных благ на различных ступенях развития человеческого общества.

Спецоценка условий труда

Спецоценка условий труда

www.dialog-consult.ru