Возражения против теории стоимости


Некоторые экономисты выдвигают ряд возражений против этой теории.

Первое возражение сводится к тому, что деньги — это особый товар, и уже при самом его появлении складывается двоякий спрос — спрос на золото как на товар и как на денежный материал. Этот второй вид спроса, конечно, играет преобладающую роль, он обнаруживает тенденцию к росту по мере превращения всей экономики в денежную экономику, упрочения капиталистического обращения, хозяйственного развития, которое расширяет сферу функционирования денег и, следовательно, увеличивает спрос на деньги.

Ответить на это возражение не составляет труда.

Из самого факта расширения спроса на деньги следует лишь, что потребуется возрастающее количество денег для удовлетворения потребностей хозяйственной системы. Это вызовет необходимость расширения производства денежного материала (предположим, золота), который обладает определенной стоимостью, и на ее основе сложится меновое отношение между деньгами и товарами, т.е. обнаружится меновая стоимость денег.

Таким образом, проблема «спроса» на деньги, конечно, очень важна; мы рассмотрим ее в последующих главах и увидим, как она разрешалась при капитализме в результате создания банковских денег. Однако другой аспект этой проблемы сводится к выяснению того, как складывается предложение, соответствующее этому спросу, предложение, которое (до тех пор, пока существует золотая система) сопряжено с производством металлов, обладающих внутренней стоимостью. Этот факт, по сути дела, признается экономистами в тех случаях, когда они изучают систему цен, т.е. отношения между стоимостью металлов (золота и серебра) и других товаров.

Ясно, что если даже деньги и представляют собой особый товар, избранный в качестве всеобщего эквивалента благодаря тому, что свойства денежного материала позволяют сохранять и перевозить деньги, делить их на части и т.д., то все же их стоимость не постоянна, она определяется рядом факторов, как и у различных товаров на рынке.

Предположим, что стоимости товаров остаются постоянными и меняется лишь стоимость золота. Это изменение не создает препятствий для осуществления золотыми деньгами функции меры стоимости. Дело сведется к тому, что при уменьшении стоимости золота (т.е. при уменьшении «цены» его капиталистического производства), окажутся одновременно затронутыми цены всех товаров; теперь потребуется большая масса (большее количество) золота для приобретения других товаров.

Другими словами, цены, выраженные в золоте, повысятся. Обратное явление будет иметь место, если стоимость золота поднимется, т.е. возрастут издержки его производства, например, вследствие того, что обнаружится необходимость добычи его в рудниках, где те же затраты труда на протяжении рабочего часа обеспечивают добычу меньшего количества металла. В таком случае меньшей массы (количества) золота, выступающего в денежной форме, окажется достаточно для того, чтобы приобрести другие товары, ибо цены, выраженные в золоте, уменьшатся.

Естественно, что, когда речь идет о рыночном спросе на золото, нужно учитывать также отмеченное выше явление. Если цена золотых монет (т.е. золота, выступающего в качестве денег) окажется выше цены золота как товара, то, помимо дополнительной чеканки золотых монет, будет наблюдаться переход части золота-товара (украшения и др.) в золото-деньги. Это явление неоднократно имело место в истории, однако оно лишь подтверждает теорию стоимости применительно к деньгам. В самом деле подобные сдвиги и использование существующих резервов золотого материала в качестве денег определяются требованиями закона стоимости, «ценой производства» золота.

Многие экономисты хотели бы забыть об этой истине, но им не раз приходилось (даже если они не признавали этого открыто) вновь сталкиваться с ней при анализе реальных исторических процессов, а также проблем, связанных с достаточно близкой к ним эпохой.

Как будет показано ниже, в условиях современного империализма на золото, разумеется, может быть установлена «политическая» цена, которая отличается от его стоимости; такая цена может даже сохраняться определенный период времени, другими словами, могут развиться «деньги», цена которых отрывается от действительной стоимости золота, как особого товара. Хотя это и влечет за собой ряд специфических экономических последствий, указанные процессы лишь подтверждают имманентность закона стоимости.

Историки, изучающие цены указывают на связь между уровнем цен и размерами добычи золота (а также других металлов, использовавшихся в качестве денег), и, следовательно, между совокупной стоимостью производства денежного материала и уровнем цен. Они приводят данные, свидетельствующие о том, что в средние века производство золота было незначительным и что еще в XVI в. размеры годового производства золота и серебра ограничивались примерно 20 млрд. лир нынешней покупательной способности. Открытие американских месторождений привело к увеличению производства благородных металлов, вызвавшему в XVI в. известную революцию цен.

Когда были открыты золотые рудники в Калифорнии (1848 г.) и в Австралии (1851 г.), а позднее месторождения золота в Трансваале (1887 г.) и на Аляске (Клондайк), имели место аналогичные явления, хотя их воздействие оказалось менее значительным вследствие стремительного развития экономики.

В приведенной ниже таблице указаны размеры производства золота и серебра и рыночное меновое соотношение между золотом и серебром; данные охватывают период, завершающийся 1930 г.

Сведения, относящиеся к последующему периоду, содержатся в годовых отчетах международных финансовых организаций, и особенно в докладах Банка международных расчетов.

Когда разразился «великий кризис» (1929 г.), Лига наций образовала «комиссию по золоту» с целью изучения происходивших тогда процессов и обсуждения вопроса о том, следует ли сохранять опиравшуюся на золото систему международных расчетов. В уже цитировавшемся докладе, опубликованном в июне 1932 г., «комиссия по золоту» косвенно признала, что меновое соотношение между золотом и товарами, т.е. уровень цен в золоте, невозможно объяснить иначе, как с помощью гипотезы о стоимости производства, именно она обнаруживает себя на поверхности явлений в меновых соотношениях между золотом и товарами.

Те же явления можно было бы наблюдать и в том случае, когда вместо золота в качестве денежного товара выступает серебро. Известно, что серебро в качестве денежного материала длительное время предпочиталось золоту вследствие меньших издержек, связанных с его производством. Даже в сравнительно недавние времена некоторые страны еще использовали серебро в качестве основного денежного материала.

В прошлом веке многие европейские страны перешли к системе, основанной на биметаллизме. Какие формы принимают отношения стоимости денег при такой системе? Эти формы по существу не отличаются от рассмотренных выше.

При биметаллизме в его чистом виде, когда одновременно используются золото и серебро, из обоих металлов чеканятся полноценные монеты. Для нормального функционирования системы необходимо, чтобы существовало установленное законом твердое меновое соотношение между золотыми и серебряными деньгами. Каждый покупатель может платить как золотом, так и серебром. Творцы этой системы утверждали, что она не только облегчает торговлю с теми странами, которые в качестве денег использовали серебро, но обеспечивает большую стабильность цен и позволяет с большей легкостью насытить рынок нужным количеством денег.

В действительности, однако, эта система не могла долго функционировать. Соотношение между золотом и серебром она закрепляла в законодательном порядке и в тот момент, когда это соотношение было установлено, оно соответствовало реальному соотношению стоимостей золота и серебра. Но именно в силу действия закона стоимости это отношение могло меняться; это и происходило в действительности, так что установленное в законодательном порядке отношение более не соответствовало реальным условиям.

Например, итальянский закон 1862 г. о денежной системе, при разработке которого был использован французский закон 1803 г., (этот закон также лег в основу организации денежных систем в Бельгии и Швейцарии), вводил при чеканке твердое соотношение 1: 15,5, т.е. 15,5 кг серебра 900 пробы принимались в уплату как эквивалент 1 кг золота 900 пробы.

Впоследствии уменьшение стоимости золота, связанное с открытием в середине XIX в. золотых россыпей в Калифорнии и Австралии, привело к снижению и рыночной цены золота. Иначе говоря, для того чтобы купить 1 кг золота, оказывалось достаточным 15 кг серебра (вместо 15,5 кг, как было установлено законом). В такой ситуации можно было нести на монетный двор золото, обменивать его на серебро, плавить последнее, и на металлическое серебро покупать золото.

В результате этой операции, естественно, удавалось приобрести большее количество золота, в сравнении с тем, которое приносилось на монетный двор: на 15,5 кг серебра покупали не 1 кг золота, а 1 кг 33 г. Поэтому имело смысл покупать золото на внешнем рынке, чеканить из него монеты и обменивать их на серебро в соответствии с официальным соотношением, а получив таким образом 15,5 кг серебра, повторить свои операции.

Вследствие этого в странах с биметаллической системой обнаружилась тенденция к исчезновению серебра из обращения в соответствии с известным законом Грехэма, гласящим: «плохие деньги вытесняют хорошие» (эту закономерность можно наблюдать даже при оплате поездок в городском транспорте — потрепанные лиры циркулируют всегда чаще, чем новые).

Вслед за спекуляцией на серебре последовала спекуляция на золоте. Примерно в 1870 г. в Неваде были открыты богатые месторождения серебра. Рыночное меновое соотношение между двумя металлами вновь изменилось: теперь уменьшилась стоимость серебра. На 1 кг золота стало возможно приобрести 16 или 17 кг серебра в слитках вместо 15,5 кг.

Серебро стало стекаться на монетный двор, где его превращали в серебряные деньги, ибо оказывалось достаточно 15,5 кг отчеканенного в виде монет серебра, чтобы иметь 1 кг золота. В результате золото стало исчезать из обращения, его вытесняло серебро. Латинский союз, заключенный между странами, использовавшими в своих денежных системах оба благородных металла, ввел некоторые ограничения на чеканку серебра (денежная конвенция 1878 г.), но затем вообще прекратил свое существование.

Эти факты подтверждают приведенные выше положения; не вызывает сомнений, что в случаях, когда деньги являются товаром, когда роль денег исполняют золото или серебро или то и другое одновременно, стоимость денег определяется общим законом стоимости или цен производства, несмотря на то, что деньги представляют собой особый товар, на который существует двойной спрос.

Другое возражение на первый взгляд выглядит более серьезно, оно может быть опровергнуто только при исследовании явлений, которые будут рассмотрены позже. Это возражение сводится к следующему. Теория, объясняющая стоимость денег, может соответствовать действительности в тех случаях, когда деньги являются товаром, обладающим внутренней стоимостью. Но эта теория не может соответствовать действительности в случае, когда обращаются бумажные деньги, внутренняя стоимость которых равна нулю или очень низка, т.е. когда деньги представляют собой лишь «знак» стоимости.

Это возражение, как мы увидим, не может иметь оснований, когда бумажные деньги в обращении являются представителем золота и могут быть в любой момент свободно обменены на золото. В таком случае деньги являются лишь знаком стоимости, а подлинными деньгами остается золото.

Возражения противников теории трудовой стоимости по вопросу о функционировании денег выглядят более серьезными, когда бумажные деньги не могут размениваться на золото. Указанный случай имел место, например, когда деньги обращались по «принудительному курсу»; однако раньше такие меры рассматривались лишь как временные, а в наши дни подобная ситуация стала типичной для современных денежных систем, хотя и не носит всеобъемлющего характера.

Я не считаю эти тенденции всеохватывающими, потому что вплоть до нынешнего времени бумажные деньги никогда полностью не отрывались от золота. Деньги всегда сопоставляются с золотом — либо непосредственно и в различных (пусть даже ограниченных с точки зрения свободного размена на золото) формах, либо косвенно — через посредство меновых соотношений с деньгами, обеспеченными золотом.

В наши дни в западном мире это сопоставление производится с долларом, имеющим фиксированные пропорции обмена на золото. Как известно, казначейство США до сих пор всегда готово купить любое количество золота по минимальной цене.

Таким образом, связь денег с денежным материалом — товаром никогда не прерывалась, она существует даже в современных условиях, хотя теперь эта связь не является прямой, а цена золота в долларах представляет собой политическую цену, т.е. не соответствует стоимости золота, выраженной в других товарах; наконец, золото продолжает использоваться для расчетов при сальдировании платежных балансов.

Конечно, такое положение не является окончательным; как известно, в условиях нестабильности современной валютной системы обнаруживается сильная тенденция, направленная на то, чтобы полностью вытеснить золото, заменив его какой-то другой, согласованной между странами основой международного денежного обращения. Но даже если это и произойдет, деньги всегда будут оставаться выражением стоимости товаров, т.е. содержащегося в товарах человеческого труда; иначе говоря, и в этих условиях стоимость денег подчинялась бы объективным законам, а не зависела бы от произвола властей.

С этой точки зрения следует отвергнуть номиналистскую теорию, согласно которой деньги — это просто знак, стоимость которого государство определяет совершенно произвольно.

Эмиссионные кредитные институты не могут воспрепятствовать тому, чтобы, согласно изложенным выше законам, деньги приобрели стоимость, которую им предписывает рынок и которая вытекает в соответствии с законом стоимости из общественно-экономических функций, выполняемых деньгами в современном обществе.

Все это, повторяем, остается в силе даже в тех случаях, когда историческая эволюция придает понятию денег на первый взгляд новые черты и делает его более широким, чем прежде. В самом деле, уже отмечалось, что под «деньгами» сегодня понимают средства обращения, которые включают билеты, выпускаемые центральным банком, и банковские чеки (то и другое включается в состав действительно обращающихся «денег»), а также те виды платежных средств, которые образуют «почти деньги».

Существуют, конечно, более широкие границы, которые позволяют осуществлять известное манипулирование в сфере денежного обращения, иначе говоря, оказывается возможным, руководствуясь политическими целями, воздействовать на «стоимость» или «цену» денег, которые, таким образом, все более отчетливо обнаруживают свой классовый характер; и тем не менее, как будет показано ниже, и в условиях современной денежной системы продолжают существовать объективные пределы выпуска денег — пределы, игнорирование которых влечет за собой крайнюю нестабильность хозяйственных отношений, а вместе с ней и глубокие нарушения в функционировании денег. Все эти проблемы будут рассматриваться в ходе дальнейшего изложения.

Msk-uborka.ru

Дезинфекция квартир помещений после трупов msk-uborka.ru.

msk-uborka.ru