Теория сравнительных издержек производства


Рикардо исходил из анализа реальной действительности своего времени. Однако он распространял исходные условия для своего анализа на все времена, т.е. рассматривал их вне конкретных исторических условий. Не анализируя перемещения факторов производства на мировом рынке, он утверждал целесообразность устранения препятствий для свободного перемещения товаров, целесообразность международной торговли вообще и вытекающего отсюда международного разделения труда.

Наконец, он показал, что обмен происходит и является целесообразным даже в тех случаях, когда Страна А производит все товары при более высоких издержках производства, чем страна В, если только разница между сравнительными издержками в стране А больше, чем в стране В.

Тем самым Рикардо сделал шаг вперед по сравнению со Смитом. Последний объяснял существование международной торговли и ее полезность разницей в абсолютных издержках производства некоторого товара, т.е. общей целесообразностью международного разделения труда и специализации, исходя из того, что в каждой стране существуют особые условия и особые ресурсы, обеспечивающие ей преимущества в сравнении с другими странами и обеспечивающие возможность производить некоторые товары при меньших издержках производства.

Смит говорил, в сущности, следующее. Рассмотрим какие-либо две страны, А и В, и некоторый товар Т. Если издержки производства товара Т в стране А ниже, чем в В, то для страны В целесообразно импортировать товар Т из страны А, вместо того чтобы производить его самой. Это означает, что она будет экспортировать в страну А другой товар своего промышленного производства, издержки производства которого ниже, чем в стране А. Очевидно, таким образом, по Смиту, что разница между абсолютными стоимостями является нормальным условием международного обмена.

Теория Рикардо исходит из предпосылки существования свободной конкуренции и условий производства, при которых издержки производства остаются неизменными, вследствие чего цены на внутреннем рынке, как мы видели в предыдущих главах, образуются на основе издержек производства, а распределение капиталовложений происходит таким образом, что уравнивает доходы и прибыли.

В отношениях же с другими странами, напротив, из- за упомянутой недостаточной подвижности «факторов производства» могут устанавливаться различные уровни стоимости, что, однако, не препятствует международной торговле.

Пример, с помощью которого Рикардо показывает, к чему приводят различия в сравнительных издержках, прост; более того, он слишком прост, и это породило критику, которая не учитывала, что речь шла лишь о наглядном примере

Предположим, пишет Рикардо, что в Англии, для того чтобы произвести определенное количество сукна, требуется труд 100 человек в течение года, а чтобы произвести некоторое количество вина — труд 120 человек в течение года. В Португалии требуется соответственно труд 90 человек для производства сукна и 80 — для производства вина.

В приведенном примере Португалия располагает более выгодными условиями производства как одного, так и другого товара. По Смиту, следовало бы ожидать, что из Португалии в Англию устремятся потоком первый и второй товары. Англия смогла бы экспортировать в Португалию лишь те товары, у которых абсолютные издержки производства ниже (например, машины).

Рикардо указал, однако, что здесь наблюдается специфическое явление, которое он назвал парадоксом обмена. Этот парадокс заключается в том, что Португалии целесообразно произвести в Англии закупки сукна, хотя Португалия и могла бы сама производить одежду при более низких по сравнению с Англией абсолютных издержках производства. Это происходит потому, что превосходство Португалии в производстве этих двух товаров не одинаково: в изготовлении вина оно больше, чем в производстве одежды.

Следовательно, Португалия располагает преимуществом в производстве обоих товаров, причем сравнительно большим преимуществом — в производстве вина. Португалии целесообразно специализироваться на производстве вина, где она затрачивает меньше труда, и приобретать сукно в Англии, которой следовало бы специализироваться на производстве этой ткани.

Таким образом, говорит Рикардо, даже если Португалия «могла изготовить сукно трудом 90 человек, она будет ввозить его из страны, где на производство его требуется труд 100 человек. Для нее будет выгоднее употреблять свой капитал предпочтительно на производство вина, за которое она получит больше сукна из Англии, чем она произвела бы сама, если бы переместила часть своего капитала из виноделия в производство сукон.

Таким образом, Англия отдавала бы продукт труда 100 человек за продукт труда 80». Тем самым Португалия сможет сократить количество труда, необходимого для того, чтобы обеспечить себя тканями.

Итак, решая вопрос о целесообразности обмена, не следует исходить из того, что товар в стране А стоит меньше, чем в стране В; также не нужно сравнивать издержки производства в стране А и в стране В, решая вопрос о целесообразности производства товара, хотя эти соотношения, конечно, имеют существенное значение (тем более что они определяют различия при сопоставлении соотношения между стоимостью товара X и стоимостью товара У в стране А с аналогичным соотношением стоимостей тех же товаров в стране В). Иными словами, под сравнительной стоимостью понимается соотношение между стоимостями двух товаров, производимых внутри одной и той же страны.

Сравнение, следовательно, происходит между соотношением страны л и соотношением страны В, т.е. выясняются соотношения между стоимостями двух товаров в одной и другой стране, а затем уже эти соотношения сравниваются между собой. Конечно, в условиях конкуренции предполагается, что соотношение между стоимостями или ценами производства равно соотношению между ценами товаров.

Эти соотношения стоимостей определяют направление движения товаров или специализацию соответствующих стран. Движение товаров приведет впоследствии к изменению исходных цен, т.е. к изменению отношений обмена. Но это уже другой вопрос, он нас пока не интересует.

Мы не будем здесь более подробно рассматривать конкретные условия целесообразности обмена, которые фигурировали в рассуждениях Рикардо и явились предметом дальнейшего исследования в работах Милля и Маршалла (читатель может обратиться к указанным источникам); для нас важен не столько абстрактный анализ данного вопроса, сколько основное содержание и общая логика теоретических доктрин, а также степень их соответствия реальным условиям капиталистического общества.

Рикардо доказывает, что обмен выгоден всем. В этом можно убедиться, если сопоставить издержки производства, скажем, двух видов товаров (вина и одежды) по две единицы каждого в случае закрытых, отделенных друг от друга, рынков и в случае открытого рынка, когда имеют место обмен и специализация. Мы увидим, что в последнем случае при обмене достигается общая экономия и обеспечиваются выгоды для всего общества.

Когда рынки не сообщаются между собой, совокупные издержки производства равны 390 единицам рабочего времени, в противоположном случае совокупные издержки составляют 360 единиц, хотя при этом в соответствии с парадоксом Рикардо затраты на производство одежды в Португалии возрастают. С абстрактной точки зрения тезис Рикардо неопровержим. Однако он исходит из предпосылки, что рынки сообщаются между собой только в результате движения потребительских товаров и не сообщаются посредством движения средств производства и рабочей силы; Рикардо также не принимает во внимание различную динамику производства в отдельных отраслях и неодинаковый уровень чистого дохода.

Положения, выдвинутые Рикардо, выражали интересы Англии в эпоху, когда она опередила другие страны в развитии капиталистического промышленного Производства. В то время Англия была заинтересована в свободном от ограничений международном обмене для приобретения продовольствия и сырья для промышленности по наиболее низким ценам, снижая, таким образом, ренту землевладельцев и повышая доходы промышленников.

Одновременно она была заинтересована в экспорте своих промышленных изделий. Англия, таким образом, специализировалась на промышленном производстве, предоставляя другим странам оставаться аграрными, хотя и переходящими к усовершенствованной технике и возросшей производительности труда.

Концепция Рикардо обладает внутренней стройностью. Однако слабое место составляют ее предпосылки (в том числе предпосылки, которые Рикардо даже не упоминает).

В самом деле, Рикардо предполагает, что у всякой страны, как бы она ни была мала и плохо обеспечена ресурсами, всегда имеется некоторый продукт, который она может предложить на мировом рынке и, таким образом, получить взамен все то, что необходимо для функционирования собственной экономики. Данное предположение в действительности оказалось нереальным. Более развитые страны осваивали все новые виды производства, не отказываясь при этом от тех отраслей, сравнительные издержки производства в которых показывали худшее соотношение.

Международный обмен в капиталистическом мире становился все более непонятным с позиций формулы Рикардо. Условия международного обмена для слаборазвитых стран, народное хозяйство которых производило небольшое количество продуктов, ухудшались независимо от политического подчинения, в котором они почти всегда находились. Это особенно отчетливо проявилось в последнее время.

Http://шпаклевкин.рф/

http://шпаклевкин.рф/ прайс лист на ремонт квартир в спб цены.

шпаклевкин.рф

Http://artdiscount.com.ua/

http://artdiscount.com.ua/ портреты из Фото на холсте.

artdiscount.com.ua