Прибыль


Прибыль — еще одна важнейшая категория капиталистической системы производства.

Категорический характер этого утверждения обязан тому факту, что все развитие академической экономической мысли после Рикардо в отношении прибыли не имело, казалось, другой цели, кроме отрицания этой категории, или ее морального и экономического оправдания как вознаграждения «производственного фактора», «способности к предпринимательству», создавая, таким образом, великую путаницу понятий.

В сущности — и читатель может убедиться в этом, заглянув в различные учебники политической экономии, используемые в итальянских университетах, — категория «прибыль» по большей части отрицалась, особенно при маржиналистском подходе. Не могло-де быть прибыли в положении равновесия экономики свободной конкуренции, поскольку цена товара в тенденции равнялась минимальным издержкам производства на единицу товара.

Естественно, в такие «издержки» включается «плата за руководство» предпринимателю, поскольку оно составляет элемент производства. Но это именно плата за руководство, а не прибыль, а такой подход характерен также и для тех, кто вместо термина «плата за руководство», употреблявшегося на заре капитализма, выдумал существование более сложного фактора, называемого «способностью к предпринимательству».

Конечно, «плата за руководство» существует, и капиталист, управляющий своим предприятием в форме акционерной компании, первым делом устанавливает себе плату за управление и постоянно оценивает свою «способность к предпринимательству», стремясь к тому, чтобы этот доход облагался налогом как трудовой. Тем не менее, и после вычета этого дохода остается прибыль.

Еще в свое время К. Маркс критиковал тех, кто пытался отождествить два различных вида дохода, сводя прибыль к вознаграждению капиталиста-предпринимателя. В «издержки» также включается и так называемое вознаграждение за «капитал», понимаемое не только как возмещение затраченного капитала (доля амортизации и текущего ремонта оборудования в балансе предприятия), но и как цена использования капитала, или процент за «услуги, оказанные капиталом».

И здесь рассуждения останавливаются. Следовательно, в соответствии с указанной позицией, «прибыль» в положении статического равновесия не должна была бы существовать.

Однако говорится, что поскольку экономика находится не в статическом, а, скорее, в динамическом равновесии, т.е. постоянно движется, прибыль формируется и вытекает как раз из явлений динамической экономики. Более ловкий предприниматель, правильно предвидя будущие цены и объем спроса и либо внедряя новшества (как говорит Шумпетер), либо играя на «неопределенности», получит дополнительный доход, или прибыль, который можно рассматривать как явление конъюнктурного порядка.

Очевидно, что таким образом отрицается прибыль как нормальная и постоянная экономическая категория.

Ввиду того что «прибыль», однако, существует как нормальное явление и регистрируется статистически, составляя, таким образом, категорию распределения национального дохода и обычную цель капиталистического предприятия, которое иначе не начнет производства, многие авторы, в основном англосаксонские, т.е. те, кто исходит из классической традиции, признают существование подобной категории как постоянной и нормальной в производстве.

Она представляет собой остаточный доход, образующийся после вычета из стоимости продукции общих издержек, т.е. затрат, осуществленных в ходе производства; следовательно, она — явление постоянное. Как нетрудно понять, это утверждение представляет собой констатацию факта, уже сделанную во времена Смита и Рикардо, а не объяснение явления, в то время как всякое нормальное явление должно иметь свое объяснение.

На заре капиталистического общества были даны два вида объяснения, на которых в дальнейшем базировалась последующая экономическая теория. От объяснения, данного А. Смитом, согласно которому прибыль является вычетом из продукта труда, довольно быстро отказались. Уже Мальтус первым заговорил о производительной функции капиталиста, поскольку последний дает рабочим возможность произвести больше, чем они произвели бы, если бы не имели средств производства, предоставленных капиталистом, а Сэй определял прибыль как смешанный доход, включающий процент на вложенный капитал, плату за управление и за особый вид риска.

Эпигоны классиков (фон Тюнен) и неоклассики (Милль и, в особенности, Маршалл) — все сходились в стремлении усовершенствовать это второе объяснение. Прибыль, таким образом, изображалась составным доходом, с бухгалтерской точки зрения — прибавкой, разницей между поступлениями и расходами капиталистического предприятия.

Она вытекала из процента (вознаграждения за воздержание капиталиста от немедленного потребления, согласно утверждениям Сениора и Дж. Ст. Милля, столь удачно высмеянным Марксом или за ожидание, согласно более современной терминологии Маршалла) и из компенсации либо за особый вид риска, либо за функции организации предприятия. Таким образом, стали отличать валовую прибыль (состоящую из трех элементов) от чистой прибыли, состоящей из компенсации за управленческо-организационную деятельность.

Маршалл завершил разработку этого тезиса, рассматривая в качестве производственного фактора, необходимого для любого вида производства, способность к организации дела, соединенную с наличием капитала, и считая, что предложение этого фактора обусловливается тремя элементами: предложением капитала, способностью управлять им и организацией.

Очевидно, что если эти составные элементы расщепляются на отдельные подкатегории — «процент» за пользование капиталом и «плату за руководство», — остается только один выход: отрицать прибыль как самостоятельную категорию либо рассматривая ее в качестве компенсации за риск (или, как это делает Найт, в качестве чего-то в этом роде, но более сложного, а именно за «неопределенность» в сбыте продукции), либо считая ее возможной только в динамике как случайность или плод способности предпринимателя, к новаторству (Шумпетер)

Думаю, что никто не может быть удовлетворен этими, объяснениями, которые являются, впрочем, чисто формалистическими и не имеют корней в действительности. Это относится также и к кейнсианскому определению, по которому прибыль есть не что иное как предельная эффективность капитала, понятие, счетное и денежное, как мы увидим в разделе о деньгах, но связанное также с принципом «производительности капитала».

Чтобы подойти к объяснению, выяснить сущность этой категории, надо вернуться к прошлому, т.е. к реальной ситуации, в которой развертывалось капиталистическое производство 150 лет назад, и к выработке понятий, осуществленной на основе этой действительности классической школой. Если сегодня экономическая реальность и стала более сложной, основа ее та же: поняв прошлое, мы лучше поймем настоящее.

Вкратце можно сказать, что в целом производственная ситуация ранней эпохи капитализма состояла в том, что капиталисты с капиталом, который в преобладающей части был их собственным (кредит был развит слабо), вели производство, сами им управляя.

Они, таким образом, рассматривали общий результат производственного процесса, который они же и осуществляли. Капиталисты были главными действующими лицами производства, и их интерес состоял в том, чтобы общий результат производства принес максимальную положительную разность между поступлениями от продажи произведенных товаров и сделанными затратами. Эта разность между вложенным денежным капиталом и капиталом, полученным от продажи товаров, стала называться прибылью.

С этим определением все были согласны. Это был доход, поступающий капиталистам, и с этим также все были согласны, и, таким образом, возникла вполне определенная экономическая категория. Из этого дохода капиталист должен был позднее, когда он брал капитал в долг, вычитать определенную сумму для уплаты заимодавцам капитала, и из этого проистекла другая категория, или подкатегория, процент, но первоначальным доходом являлась прибыль.

Тот факт, что эта подкатегория становилась самостоятельной и все более важной и сегодня превратилась в объект особого внимания экономистов, не изменяет ее основного характера, природы и происхождения, выявленных еще экономистами-классиками.

Последние, хотя и сумели в дальнейшем выделить чистую прибыль, т.е. прибыль, очищенную от процента, однако, не стали, как это сделает позднее Сениор, рассматривать прибыль как происходящую от «воздержания», как цену отказа от потребления в настоящем в виду потребления в будущем (или цену ожидания), настолько им ясно было, что капиталист подвергает воздержанию рабочих, а не себя.

Было установлено главное — существование дохода на капитал. Прежде всего было констатировано, что в процессе производства создается избыток и что этот избыток зависит от многих обстоятельств (сегодня, употребляя усложненную терминологию, сказали бы, переменных), и среди них основная роль принадлежит величине авансированного, или вложенного, капитала, его обороту, т.е. времени, или длительности, обращения, стоимости или цене продукта. Получение этого избытка составляет цель и, следовательно, стимул производства.

Но в получении этого избытка представляют интерес два аспекта: его общая масса и отношение, или норма дохода, полученного за год, к авансированному капиталу. На ранней стадии капитализма норма прибыли представляла, возможно, больший интерес, чем масса. Этот избыток, полученный за год и отнесенный к вложенному на данный год капиталу, стал называться, таким образом, нормой прибыли.

Ясно, что после того, как были признаны само явление и выражавшая его категория и определены общепринятые понятия, предметом научного интереса стало выявление причины возникновения этого избытка. Мы видели, что уже в ту эпоху наблюдались попытки смещения идей. Решающий вклад в выяснение проблемы был сделан, без сомнения, Марксом. Последний, принимая общие определения Рикардо, поставил в качестве главной задачи своего научного исследования открытие происхождения этого избытка и более глубокий анализ этой категории и ее значения для целей капиталистического производства.

Действительно, если признан факт существования прибыли, первым вопросом, который следует поставить, чтобы понять ее законы, будет вопрос, откуда берется этот избыток. Если мы сумеем понять, откуда он возникает, мы будем иметь также и объяснение всей экономической динамики, т.е. экономического развития всей системы.

Чтобы ответить на этот вопрос, Маркс впервые дает критику целого ряда теорий (ныне мало распространенных), утверждавших (этот тезис был вновь повторен недавно умершим Грациадеи), что этот избыток может рождаться из процесса обращения товаров, а не из процесса производства (прибыль за отчуждение). Маркс показывает (и в этом он идет по стопам рикардианской школы, последовательной в теории стоимости), что этот избыток может рождаться не из процесса обращения, а только из процесса производства и что эти теории отражали прошлое состояние общества, в котором преобладал торговый капитал (меркантилизм).

Как рождается в процессе производства этот избыток?

Характеристики дорожных уборочных машин

Основные характеристики дорожных уборочных машин.

www.besttm.ru