Категория заработной платы у классиков


Классики применяли к заработной плате теорию стоимости, понимая заработную плату как цену товара рабочая сила, или труд, как они неточно говорили. Правда, делали они это не всегда последовательно, поскольку часто смешивали рабочую силу, которую рабочий продает, с трудом, т.е. количество труда, затраченного рабочим, или, если это выразить во времени, время труда, — с продуктом труда, выраженного в произведенных товарах (а это, как мы увидим, явления различные).

Однако и в этом случае они отличали текущую заработную плату, т.е. конкретную зарплату, складывавшуюся в данный момент на рынке, от нормальной, или естественной, или долгосрочной заработной платы, как они отличали текущую стоимость от нормальной стоимости, цену — от стоимости.

Законы, которые они исследовали, относились к стоимости и, следовательно, в данном случае к естественной, или нормальной, заработной плате, поскольку она представляла центральное явление — уровень, вокруг которого под воздействием изменений спроса и предложения колебались текущие стоимости, или цены (в данном случае заработная плата). Классики говорили: если труд (лучше говорить, как мы увидим, «рабочая сила») является товаром, он должен продаваться по своей стоимости, по своим издержкам производства.

Но какова может быть нормальная стоимость этого товара? Его стоимость определяется тем, что необходимо для производства этого товара, т.е. тем, что необходимо для поддержания жизни рабочего и для его воспроизводства. Это и составляет цену, или стоимость, товара труд, и заработан плата будет колебаться вокруг этой стоимости.

Первые представители классической теории понимали этот уровень цены весьма жестко, а именно как цену простого минимума средств существования рабочего. Это соответствовало ужасному положению рабочего класса в ту эпоху — во время и сразу же после промышленной революции. Рикардо последним исправил этот чрезмерно жесткий подход, но, по сути дела, он всегда сохранялся в натуралистической и пессимистической концепции классиков, потому что в основе закона заработной платы, пусть косвенно и не всегда явно, лежал другой пессимистический закон, который в течение многих лет являлся, как говорит Маркс, догмой экономистов.

Это закон народонаселения, сформулированный главным историческим противником Рикардо Мальтусом. Как известно, согласно закону народонаселения Мальтуса, население имеет тенденцию непрерывно возрастать в геометрической прогрессии, в то время как средства существования — вследствие закона убывающей производительности сельского хозяйства, исчезновения свободных земель — имеют тенденцию увеличиваться в арифметической прогрессии.

Из этих расходящихся тенденций вытекали, по Мальтусу, многочисленные последствия, признаваемые также и Рикардо, для экономического и социального развития. Это косвенно касалось также закона заработной платы, или естественной заработной платы, как таковой. Действительно, если население имеет тенденцию возрастать в геометрической прогрессии, то возникает тенденция к наличию неограниченного и предельно эластичного предложения труда — по сути дела, тенденция к постоянному превышению предложения труда над спросом, предъявляемым на труд капиталистами.

Как это происходит с любым товаром, цена товара рабочая сила в этом случае никогда не сможет постоянно превышать его минимальную стоимость, представленную средствами существования, необходимыми для поддержания жизни рабочего, а будет колебаться на ее уровне. Если она опустится ниже этого уровня, последует увеличение смертности, болезней и т.д., произойдет снижение рождаемости, стихийное или сознательное, и соответственно уменьшится предложение труда.

Если заработная плата поднимется выше своего «естественного» уровня, произойдет рост предложения труда, вытекающий из роста населения, и заработная плата опустится до своего естественного уровня. Как мы видим, речь идет о натуралистической, механистической, пессимистической концепции, которая основывается не на обстоятельствах, вытекающих из системы производства, а на естественных условиях, посторонних для этой системы,

Некоторые экономисты утверждают, что закон народонаселения Мальтуса предназначен для того, чтобы уяснить, как в тенденции происходит распределение общественного продукта между тремя «классами общества»: землевладельцами, капиталистами, рабочими,— а не для выявления закона заработной платы, что и Рикардо видел в этом главную проблему, которой должна заниматься политическая экономия, что принятие закона заработной платы привело бы даже к противоречиям с другими законами, открытыми классиками.

Другими словами, закон Мальтуса должен был показать, что при распределении общественного продукта будет наблюдаться тенденция к росту ренты и уменьшению прибыли, поскольку приходится переходить к обработке все менее плодородных земель и, следовательно, к производству сельскохозяйственных продуктов с возрастающими издержками и поскольку часть доход?, передаваемая рабочим в качестве заработной платы, хотя и остается постоянной в реальном выражении, должна увеличиваться в ценовом выражении, или номинально, ибо она должна соответствовать стоимости рабочей силы, представленной стоимостью средств существования.

Следовательно, закон Мальтуса объяснял будто бы динамику распределения и не имел значения для объяснения закона заработной платы, или «естественной» заработной платы. Она была поставлена в зависимость от соотношения между предложением труда и спросом на него, определяемым накоплением капитала.

Это возражение не соответствует реально существовавшей логической конструкции классиков. К тому же оно исходит из той предпосылки, что экономисты-классики первого периода якобы занимались «полной занятостью» рабочей силы и других ресурсов, т.е. якобы стремились изобразить равновесие в условиях максимальной занятости. По крайней мере в первое время, до внедрения машин, эта проблема не рассматривалась: «бедняки» не интересовали экономистов, которых заботило только достижение максимального чистого дохода, а динамика занятости, хотя она и определяется внутренними закономерностями системы, не принималась во внимание.

Напротив, было удобно считать, что существует будто бы «естественный» закон, оправдывающий существование заработной платы, сведенной к минимуму средств существования. Наличие незанятой рабочей силы и «дремлющих» капиталов означало лишь то, что эти ресурсы не могли быть использованы с прибылью.

Разумеется, Рикардо в последних частях своих «Начал» вносит радикальное изменение в эту позицию, когда признает, что введение машин идет на пользу не всем классам общества, и объясняет эту перемену своего мнения, говоря: «Моя ошибка вытекала из предположения, что при всяком возрастании чистого дохода общества необходимо должен также возрастать и его валовой доход. Теперь я имею основание думать, что фонд, из которого получают свой доход землевладельцы и капиталисты, может возрастать, в то время как другой фонд, от которого главным образом зависит трудящийся класс, может уменьшаться».

Он исправляет, таким образом, то, что говорил в тех же «Началах» в других частях, и вводит, поскольку это касается заработной платы, динамику не «естественную», а вытекающую из экономической системы, — позицию, которая будет диалектически развита Марксом. Тем не менее, в главе о заработной плате Рикардо, не обходя молчанием значение накопления капитала как источника спроса на труд, представляет предложение труда по-прежнему сведенным к естественному росту населения, а повышение зарплаты сверх ее естественного уровня определяет увеличением населения и вследствие этого предложением труда.

Именно из-за этой косвенной связи и этого натуралистического подхода рассматриваемый закон будет назван позже «железным законом заработной платы».

Этот закон и в его последующем исследовании, в общем, гласит: зарплата жестко заключена в границах Стоимости средств существования рабочего класса. Если вследствие возросшего спроса со стороны капиталистов уровень зарплаты временно возрастет, то произойдет увеличение населения, и очень скоро со стороны увеличившегося населения возрастет предложение труда. Настолько, что зарплата сведется к ее естественному уровню. По существу, здесь лишь повторяется то, что говорили классики.

Многие экономисты ложно приписывали «железный закон» заработной платы Марксу или социалистическому движению. Это неверно, хотя немецкий социалист Лассаль, который вовсе не был марксистом, и говорил об этом законе.

Подобная теория совершенно чужда марксистской концепции. Она крайне пессимистична и заключает в себе отрицание полезности борьбы рабочего класса и профсоюзных организаций трудящихся. Действительно, если признать, что стоимость товара рабочая сила определяется только тем, что необходимо для непосредственного физического существования рабочего, поскольку иначе возрастет население и предложение труда, то это поставило бы под сомнение необходимость профсоюзной борьбы. Эта теория превращает в естественный закон то, что является законом общественным, поэтому она противоречит общей позиции марксизма.

И все же сегодня многие экономисты и даже некоторые из тех, кто называет себя социалистами, не понимают марксистскую концепцию стоимости рабочей силы и впадают в ошибку, как это недавно случилось со Стрэчи.

Http://remontpk72.ru/

http://remontpk72.ru/ ремонт компьютеров на дому в тюмени.

www.remontpk72.ru