Идея и научная теория


Особенность марксистской концепции - социализма состоит в следующем: во-первых, она формировалась в условиях достаточно высоко развитых производительных сил и обобществления производства, как бы сформировавших реальную базу для будущего общества; во-вторых, социализм в ней органично выводился из действительных тенденций, свойственных развитому капитализму; в-третьих, обоснование социализма давалось в рамках общеисторического развития человечества. Подобная целостность и основательность позволили Ф. Энгельсу (1820—1895) сделать вывод, что впервые Марксу удалось превратить социализм из утопии в науку.

Это превращение Энгельс непосредственно связывал с двумя открытиями Маркса. Первое — теория прибавочной стоимости, показавшая, как на базе концентрации и централизации капитала идет процесс обобществления производства, обострение внутренних экономических и политических противоречий этого общества, что и создает объективные и субъективные предпосылки его гибели.

Второе — материалистическое понимание исторического развития, показывающее обязательность смены одной ступени другой в ходе этого процесса и подчеркивающее исторический характер и «естественного» капиталистического рыночного хозяйства. Маркс определил в своей концепции социализм как первую фазу коммунистической формации и дал в общих чертах теоретическую схему будущего общества.

Глубокая обоснованность и целостность взглядов на социализм в марксовой концепции не снимает, однако, вопроса: состоялось ли все же в данном случае превращение утопической социалистической идеи в научную теорию социализма. Дело в том, что научная теория есть системное (раскрывающее связи субординированных элементов) отображение реального объекта. В марксовой теории социализма речь идет об объекте, который реально еще «не состоялся», а только «должен быть».

Конечно, экономическая наука имеет возможность на основе анализа реальных тенденций функционирования существующего общества немного заглянуть вперед. Однако научное предвидение в данном случае может быть лишь научной гипотезой, но не теорией. Это, очевидно, относится и к социалистической концепции К. Маркса.

В принципиальном плане гипотеза должна неизбежно нести и элементы утопизма, связанные с самим характером научного предвидения. Подобные элементы в концепции Маркса существенно усилились благодаря широкому использованию метода экстраполяции — уже конец XIX в. показал, что развитие капитализма идет не совсем так, как это вытекало из анализа Маркса в середине столетия.

Таким образом, мы не можем говорить о существовании в настоящее время подлинно научной теории социализма. Возможен ли вообще научный социализм? Такой вопрос был поставлен на рубеже веков Э. Бернштейном. Ответ на него, по существу, дан выше. Да, возможен, но только при условии появления как реальности такого общества. Без этого можно говорить лишь о научной гипотезе. Это подтверждается и практикой современного «научного творчества». Современные теоретические разработки социализма далеко не отвечают (и не могут в принципе отвечать по вышеуказанным причинам) признакам научной теории, носят расплывчатый характер, не далеко уходя от утопической социалистической идеи.

Так, леворадикальная политэкономия США, ставя задачу создания социалистического идеала, разрабатывает модели демократического планирования и нормативного регулирования экономики, самоуправления, методов гуманизации трудовых отношений и т.д. Правильно подчеркивая необходимость гуманизации всех отношений в будущем обществе, она вынуждена признавать, что социалистическая перспектива остается достаточно неопределенной.

Отсутствие до настоящего времени научной теории социализма означает, что положения социалистической гипотезы не могут выступить в качестве теоретического критерия при решении тех или иных вопросов о путях развития общества. Еще один признак теории — ее открытость, создающая возможность ее развитию под воздействием практики.

Особенно важно это для теории в общественных науках, в частности для учения о социализме. Сегодня это учение переживает сложный период. Фактическая «закрытость» его в странах, избравших «социалистический» путь развития, превратила его в совокупность догм, все более не соответствующих реалиям действительности и наносящих возрастающий вред практике. Дискредитация социалистической идеи, неприятие населением реальной практики в этих странах привели во многом к негативному отношению к самому термину «социализм».

Не означает ли это «конец» учения о социализме? Отвечая на этот вопрос, вспомним многовековую историю социалистической идеи. Многие ее ценности при всей их неопределенности выступают как общественный идеал и в этом смысле не могут быть «закрыты». Правда, как опять-таки показывает практика, эти ценности получают все большую реализацию в ходе поступательного развития человечества. Поэтому возникают две альтернативы решения проблемы.

Или этот процесс будет продолжаться и дальше, т.е. ценности социалистической идеи будут просто постепенно все полнее воплощаться в жизнь, не связываясь при этом лишь с какой-то определенной ступенью. Этот процесс идет в настоящее время. Или все же реализация этих ценностей в наиболее полной степени связана именно с определенной ступенью (социализмом). Но в этом случае, очевидно, необходима новая разработка учения о социализме, включая и определение фундаментальных основ такого учения, и наполнение его содержанием с учетом практики мирового развития и негативного опыта бывших социалистических стран.

Негативный характер этого опыта, начатого в России в 1917 г., прежде всего определен именно тем, что формирование плановой экономики здесь (а в последующем и в ряде других стран Европы и Азии) происходило на базе критериальной роли положений «закрытой» марксистской концепции социализма, а также марксистской концепции переходной экономики от капитализма к социализму.



Drkondratev.ru

drkondratev.ru протезирование зубов и современная стоматология Тверь

drkondratev.ru