Система стимулирования в переходной экономике: идеалы и реалии


Какова система современных стимулов к труду?

Во-первых, это система материального денежного стимулирования труда. Здесь важнейшей задачей является не просто выплата некоторого денежного вознаграждения, а обеспечение прямой позитивно воспринимаемой работником связи между мерой его труда и мерой получаемого им денежного дохода.

Такого рода прямая связь между качеством и количеством труда, с одной стороны, и объемом денежного дохода, с другой — должна быть обеспечена как на уровне отдельного работника, так и для коллективов работников. Такими коллективами могут быть и являются (независимо от форм собственности) бригады, цеха, предприятия.

Определенного рода поощрение за коллективные результаты трудовой деятельности — это правило не только для бывшей «социалистической» экономики, где такое поощрение, как правило, было бюрократически организовано и тяготело к уравниловке, но и для экономики современных промышленно развитых стран, где крупные индустриальные комплексы являются доминирующими, составляют основную часть технологического базиса. Соответственно коллективные формы денежного стимулирования являются важнейшей составной частью экономики развитых стран.

Для переходной экономики эта принципиально важная, хотя и предельно простая связка также должна быть реализована в полной мере. Тем более это важно подчеркнуть сегодня, когда даже прежняя, тяготеющая к уравниловке система стимулирования, основанная на определенной дифференциации доходов (разрыв в оплате труда низко- и высококвалифицированного работника фактически был 1 к 5, иногда 1 к 10), оказалась разрушена.

Ныне господствуют обломки этой старой системы, деформированные случайной дифференциацией доходов между различными регионами и предприятиями, гиперинфляцией, разовыми подачками. Все это приводит к крайне слабой зависимости доходов работников от реальных трудовых усилий.

Во-вторых, существует система материальных, но не денежных, а так называемых «социальных» стимулов, позволяющих существенно мотивировать труд как наемного работника, так и работника коллективных или самоуправляющихся государственных предприятий. К таким стимулам относится создание достойных условий труда; мотивация труда переходом к более интересному, творческому, содержательному трудовому процессу; стимулирование свободным временем; улучшение отношений в коллективе.

Весь этот набор стимулов может и должен быть задействован на основе того практического опыта, который имеется как в отечественной экономике (этот опыт пробивал себе дорогу вопреки господству авторитарно-бюрократической системы), так и в условиях развитых буржуазных государств.

В качестве одного из примеров можно упомянуть об очень любопытном опыте, появившимся в последние годы существования Восточной Германии, где широко использовалась система поощрения творческого квалифицированного труда в рамках бригады по очень простому принципу. Известно, что на любом производстве требуется постепенное сокращение числа занятых по мере роста производительности труда.

Традиционно высвобождаются те работники, которые наименее качественно, наименее дисциплинированно, наименее эффективно работают. В условиях германского эксперимента было принято другое решение: в бригаде сокращаются наиболее квалифицированные, наиболее творческие работники, но сокращаются весьма своеобразным образом. Бригаде ставится условие: ваши лидеры, т.е. те, кто умеет работать лучше всех, смогут перейти через год, может быть даже раньше, на более интересную, творческую работу (как правило, в экспериментальное производство в рамках научно-производственного комплекса), но при одном условии: бригада без них в сокращенном составе сумеет работать столь же качественно и столь же эффективно, как и прежде.

Перед лидерами, теми, кто работает наиболее квалифицированно, стоит очень интересная задача: суметь научить своих товарищей по коллективу работать в меньшем составе, но с такой же или может быть даже большей эффективностью. В этом случае они получат возможность уйти от монотонного, скучного труда на конвейере (или в условиях другого индустриального производства) и заняться интересной поисковой, творческой деятельностью в рамках экспериментального производства, с получением такого же или даже более высокого дохода.

Сказанное — не более чем простейший пример того, как в коллективе рождаются новые отношения — отношения партнерства, как возникают стимулы к повышению производительности труда, связанные с возможностью получить более интересную, творческую работу, причем не только для того, кто уйдет из этого коллектива, но и для всей бригады, которая начнет работать более интенсивно, более качественно; интегрируются различные неденежные стимулы, создавая мощную- мотивацию роста производительности труда и эффективности производства.

Эти материальные неденежные стимулы могут особенно- широко использоваться в переходной экономике, где объективно узки возможности денежного стимулирования и глубоки традиции социального равенства и коллективизма, развивавшихся в мутантных, но реальных формах.

Наконец, в-третьих, весьма существенную роль в современной экономике играют стимулы, которые традиционно назывались «моральными». В действительности же они ориентированы на мотивацию человека как личности, а не только механизма, призванного выполнять производственные функции.

Возможности воздействия на человека через его личностные, психологические качества играют весьма значительную роль в экономике. Модели такого стимулирования разработаны как теорией «научной организации труда» (опыт «реального социализма»), так и теоретиками трудовых отношений в современных западных корпорациях (прежде всего, «доктрина человеческих отношений»).

Эти стимулы могут быть самыми разнообразными. К примеру, социологи заметили, что в коллективе, состоящем преимущественно из женщин, публичная похвала молодого руководителя в адрес женщин 30—40 лет, сделанная в интеллигентной, «джентльменской» форме на общем собрании коллектива, с цветами, целованием ручки и т.д., может составить конкуренцию крупной премии, сравнимой с месячным доходом работника.

Более того, в большинстве случае именно эта похвала оказывает большее стимулирующее значение, чем крупная денежная премия. Важно иметь в виду, что «моральные» стимулы — это сложная система методов демократического воздействия на человека как личность с целью повышения эффективности и инициативности его трудовой деятельности. Чем в большей степени труд человека превращается в собственно творческую деятельность, тем в большей мере возрастает роль «моральных» стимулов.

Завершая характеристику этих трех основных компонентов стимулирования труда, хотелось бы подчеркнуть, что они должны составлять единую систему мотивации труда, применяемую и по отношению к отдельной конкретной личности и по отношению к коллективу. Более того, необходимо соответствие между системой стимулов и «мотивационным портретом» как отдельного работника, так и коллектива.

Дело в том, что разные люди имеют разную систему мотивов, которые позволяют задействовать их опять-таки различные способности. Для одного наиболее значимым оказывается денежный стимул, для другого — наличие свободного времени или возможность перейти на более творческую работу, для третьего — простая похвала.

Создание «мотивационного портрета» коллектива и каждого работника — важнейшая задача, если мы хотим, чтобы система стимулов работала не «вообще», а создавало сильные мотивы для конкретного человека, коллектива. Это из важнейших слагаемых стимулирования эффективности в переходной экономике, без них невозможно создание таких систем распределения и стимулирования, которые были бы нацелены на рост экономической эффективности.

Рассуждая о стимулах предпринимательства, подчеркнем, во-первых, необходимость снятия бюрократических ограничений при наличии четкого нормативного государственного и общественного регулирования предпринимательской деятельности. Наличие реальных равных возможностей для осуществления предпринимательской деятельности и стабильных нормативных условий («правил») деятельности предпринимательских структур в условиях смешанной экономики является объективно необходимым и не так уж труднореализуемым условием, без которого невозможно создавать стимулы предпринимательства.

Во-вторых, необходимо обеспечить возможности создания ассоциаций предпринимателей с целью защиты этими предпринимательскими структурами своих интересов, их демократического представительства в органах государственной власти и экономического регулирования с целью создания партнерских, «контрактных» отношений между основными субъектами экономической деятельности.

Как частные предприниматели, так и предприниматели, представляющие государственные и коллективные предприятия, а также другие хозяйственные структуры, могли бы в полной мере защитить свои интересы при условии их ассоциирования и партнерских деловых отношений, основанных на открытом диалоге различного рода ассоциаций (при участии в такого рода диалогах представителей трудовых коллективов, профессиональных союзов и других общественных организаций) под эгидой представительных органов государственной власти.

Такого рода демократическая модель взаимодействия могла бы привести к тому, что правила, регулирующие предпринимательскую деятельность, стали бы последовательно демократическими, балансирующими противоположные, но и в чем-то единые интересы различных слоев общества.

Наконец, в-третьих, проблема стимулирования предпринимательства включает в себя соединение точечной поддержки отдельных сфер экономической жизни в рамках реализации социальных программ, программ структурной перестройки экономики, решения экологических, гуманитарных проблем с наличием сильного антимонопольного регулирования, призванного преодолеть фактическое неравенство различных предпринимательских структур.

Это должно происходить в зависимости от того, каким потенциалом развития экономики, повышения эффективности, решения как частных, так и общественных задач обладает та или другая предпринимательская структура, а не от того, насколько близко та или другая такая структура оказалась либо к частным монополистическим объединениям, либо к государственным структурам, монополизирующим те или иные функции экономической жизни.

Наконец, в-четвертых, важнейшей задачей стимулирования предпринимательской деятельности является поддержка наиболее важных сфер предпринимательской активности не только по принципу точечного регулирования отдельных сфер экономики, но и по принципу приоритетности определенных секторов экономики или определенных форм его организации. Например, такой сферой могла бы стать поддержка производительного частного бизнеса или частного бизнеса, обеспечивающего удовлетворение непосредственно потребительских запросов по основным товарам народного потребления.

Завершая характеристику системы стимулирования переходной экономики, нужно подчеркнуть, что ее различные слагаемые должны быть по возможности постепенно соединены в единую программу, нацеленную на создание стимулов для решения той важнейшей стратегической проблемы, которую собственно и призвана реализовывать экономика, т.е. сформировать «экономику для человека».

Целостная система стимулирования— это не бюрократическая иерархическая структура, проникающая во все сферы жизни общества, а прямо противоположный, демократический механизм косвенной поддержки и прямого поощрения различных форм стимулирования труда, предпринимательской активности, социальной защиты, реализующих единую задачу, в которой социальная справедливость оказывается стимулом экономического роста.

Такая система должна обеспечить реальное равенство стартовых возможностей для различных слоев общества; минимальный уровень доходов, гарантии работы и стимулы активного труда для трудоспособных, а также гарантии нормальной жизни уже и еще нетрудоспособных. Таковы базисные предпосылки для того, чтобы каждый человек был уверен, что его способности могут и должны быть реализованы.

Для того, чтобы реализация этих способностей не оказалась благопожеланием, а была объективной необходимостью, должна работать, во-первых, система жестких стимулов, обеспечивающих возможности получения человеком значимых результатов в своей жизни (не только утилитарных, но и других — связанных со свободным временем, интересным трудом, социальным престижем и т.д.) только при условии, что он осуществляет интенсивный, творческий, инновационный процесс, как в труде, так и в предпринимательской деятельности и, во-вторых, должна действовать система, обеспечивающая «выдавливание» паразитических слоев, таких, как рантье, люмпены, лица, не желающие работать и создающие криминогенную обстановку в общества.

«Выдавливание» этих слоев может осуществляться посредством налоговой политики, системы регулирования занятости, системы социальной поддержки одних групп населения (например, временно безработных, осуществляющих переквалификацию) при отсутствии такой поддержки для других (тех, кто не хочет переучиваться или повышать квалификацию) и, наконец, посредством организации общественных работ для люмпенской части населения, для тех, кто не желает ни работать, ни учиться для получения новых возможностей.

Предложенные выше модальности являются не просто благопожеланиями, они фактически интегрируют тот позитивный опыт, которым обладала как наша собственная экономика (хотя и в мутантных, превратных формах), так и экономика современных развитых стран. Другое дело, что возможность реализации этих модальностей связана во многом с тем, по какому пути пойдет развитие нашей переходной экономики, то есть, будет ли реализована модель «экономика для человека» или же победит модель «номенклатурного капитализма» в той или другой ее разновидности.

Наличие последнего варианта, как одного из наиболее вероятных, заставляет еще раз подчеркнуть, что все сказанное выше может во многом остаться всего лишь некоторой стратегической установкой в случае, если не произойдет перелома в рамках современной переходной экономики, находящейся в глобальном социально-экономическом кризисе, оставляющем пока еще возможности для выбора того или иного сценария его преодоления. Какой из сценариев будет выбран, покажет практика и время.



Изготовление магнитопроводов

изготовление магнитопроводов

z-en.ru