«Многомерность» и «универсальность» предпринимательства


Изучение предпринимательства сопряжено с немалыми трудностями, обусловленными не только его собственным содержанием, но и очень неоднозначным отношением к нему общественного мнения, различных социальных групп. Здесь много предвзятости, догматизма и порой слишком горячей пристрастности, что мешает спокойной оценке и основательности понимания его природы, предпосылок, форм и роли в системе рыночной экономики и в переходной экономике.

Следует обратить внимание на затруднения другого рода, связанные с собственным содержанием предпринимательства, и хотя бы в общих чертах определить их.

Содержание предпринимательства, как оно выступает в многообразных суждениях о нем, оказывается постоянно связано с некоторой парадоксальностью или даже мистичностью. Здесь всегда есть недоговоренность по каким-то существенным обстоятельствам. Они отличаются обыденностью и очевидностью, с одной стороны, а с другой — какой-то таинственностью и неуловимостью конкретного содержания.

Такое сочетание очевидного, определенного и неуловимого, даже, кажется, неопределимого, принципиально составляет в суждениях о предпринимательстве главную трудность его понимания. Вполне допустимо предположить, что такая парадоксальность суждений о предпринимательстве объясняется не столько субъективными свойствами сознания, сколько специфической природой предпринимательства.

В обыденных представлениях о предпринимательстве сталкиваются противоположные суждения. Предпринимательство часто связывают с махинациями, спекуляцией или просто жульничеством. Противник предпринимательства решительно отвергает какое-либо научное углубление в вопрос заявлением типа: «Предпринимательство это мошенничество. Разве какой-нибудь мошенник позволит раскрыть способы, с помощью которых он достигает своих целей? Здесь нужен не теоретический анализ, а следственные действия».

Но не более вразумительно о предпринимательстве говорит и его защитник, когда утверждает: «Предпринимательство — это образ жизни. Предпринимателем надо родиться». В обоих случаях феномен предпринимательства переносится в область личных качеств некоторой группы людей, обладающих каким-то даром и ведущих поэтому особый образ жизни, отличающий их от непредпринимателей.

Конечно, приведенные суждения являются суждениями обыденного сознания, а не науки. Однако присутствующий в них элемент косвенности определения существа дела, ссылки на слишком общие или слишком узкие характеристики («образ жизни», «спекуляция») во многом присущи и утверждениям науки, которые оказываются то исключительно конкретны, то предельно абстрактны, то универсальны и всеобщи, то замыкаются на частностях, то утверждают некую повторяющуюся связь, то впадают в стихию случайности.

Все это дает некоторое основание предположить, что предпринимательство — явление сложное, многомерное и многоликое, обладающее к тому же свойством специфической «универсальности». В последующем мы попытаемся показать, что эти предположения имеют вполне реальную экономическую почву.

В настоящее время нет какой-то общепризнанной теории предпринимательства ни у нас, ни в остальном мире. То, что говорится сегодня теоретиками о предпринимательстве, представляет чаще всего некий конгломерат фрагментарных суждений. Одна часть из них базируется на предпосылках неоклассической теории и ведет речь о «предпринимательских способностях» как одном из факторов производства наряду с трудом и капиталом, не выделяя, однако, ничего специфического в этом факторе. Другая же часть представляет собой простое обобщение суммы эмпирических данных, не связанное с концептуальной основой экономической теории.

Так, например, волна развития малого бизнеса на Западе в 70—80-е годы породила представление, что только малый бизнес есть предпринимательский бизнес, и именно такое понимание предпринимательства получило наибольшее распространение в России. Малый бизнес, по существу, стал признаваться главным направлением российского предпринимательства. Формула «малое — великолепно» затмила тот факт, что до ее открытия «прекрасным» признавалось, наоборот, крупное, и что малый бизнес на Западе не отменил достоинств крупного и не сменил его, а ужился с ним к их обоюдной выгоде.

Кроме того, каждое малое предприятие имеет сильное стремление превратиться в крупное и иногда достигает цели, не теряя при этом предпринимательские качества. Во всяком случае, интерес к малому бизнесу пока никоим образом не повлиял на углубление представлений о предпринимательстве.



Центр изучения китайского языка

Открыта запись на курсы в центр изучения китайского языка по сниженной цене.

www.wokei.ru