Темпы и выбор модели экономического роста для России


Россия оказалась единственной страной в мировом сообществе, где темпы экономического роста снижались постоянно в течение почти 30-летнего периода. За последние 10 лет (1989-1999) производство общественного продукта сократилось в России почти в два раза. Основная причина смены советской модели хозяйствования на рыночную — замедление темпов экономического роста в связи со снижением эффективности экономики. Пока от решения этой проблемы Россия находится неизмеримо дальше, чем в начале перестройки.

Более того, именно первые попытки изменения ситуации привели к разрушению основных отраслей экономики страны — сельского хозяйства и обрабатывающей промышленности. Именно эти отрасли создают преобладающую долю добавленной (вновь созданной) стоимости, обеспечивают спрос населения на потребительские товары, определяют продовольственную независимость страны.

Главная причина разрушения названных выше отраслей — либерализация цен и открытие внутреннего рынка для зарубежных производителей потребительских товаров.

Реализация этих мер резко изменила социально-экономическую ситуацию в России, способствовала перераспределению доходов в пользу незначительной (не более 2%) части населения России при обнищании основной массы, что обесценило рыночные преобразования и вызвало социальную напряженность.

По определению профессора Дж. Стиглица, вице-президента Всемирного банка, России «удалось перевернуть «с ног на голову» теоретическое соотношение между неравенством доходов и экономическим ростом: в процессе сокращения ВВП степень неравенства доходов (измеряемая коэффициентом Джини) возросла вдвое».

Финансовый кризис августа 1998 г. исключил возможность ожидаемого подъема экономики России и усугубил социальное положение большинства населения страны.

После финансового кризиса 1998 г. Россия оказалась в ситуации системного кризиса, представляющего собой совокупность экономического (включая финансовый), политического (включая идеологический) и социального кризисов. Главным элементом в системном кризисе России является кризис российского производства. Только поднимая отечественное производство, можно наполнить бюджеты всех уровней, увеличить доходы населения, сократить безработицу, укрепить национальную валюту, поднять науку, образование и здравоохранение на качественно новый уровень.

Обобщение практики экономического развития стран мира за вторую половину XX в. позволяет выделить три модели экономического роста: устойчивого экономического роста; догоняющего роста; прорывного экономического роста.

Первая модель характерна для стран, достигших высокого уровня экономического развития (США и большинство стран Западной Европы), среднегодовые темпы роста национального дохода которых устойчиво равны 2-3%. Это страны, которые в полной мере смогли извлечь экономический эффект от реализации научно-технической революции второй половины 20 в.

Перейдя на интенсивный темп экономического роста, они достигли экономии ресурсов как живого, так и овеществленного труда, обеспечив прирост национального дохода почти без соответствующего роста затрат, направляя большую часть прибавочного продукта на развитие науки, социальной сферы и укрепление обороноспособности.

Вариант устойчивого экономического роста малопривлекателен для России. Сегодня среднедушевой доход в России почти в 10 раз ниже соответствующего показателя США. Нетрудно подсчитать, что развиваясь темпами, равными 1-2% в год, России потребуется не менее 150 лет для достижения современного уровня потребления среднего американца.

Модель догоняющего экономического роста характерна для новых индустриальных стран (Юго-Восточная Азия, Япония, Китай). Все они отличаются своеобразием в экономическом развитии.

Общим для всех служат высокие темпы прироста национальной экономики, благодаря которым уровень их экономического развития существенно повысился, доля в мировом хозяйстве возросла, потеснив экономически развитые страны Европы и США. За 1960-2000 гг. ВВП стран Азии возрос в 9 раз, США — в 3,3 раза, Европы — в 3,6 раза.

Общим для всех стран догоняющей модели является достижение высоких темпов экономического роста за счет применения уже использованных в западных странах техники и технологий. При этом общий экономический рост достигнут на первых этапах в основном за счет развития относительно примитивных видов национального производства.

Одна из особенностей высоких темпов экономического роста стран догоняющей модели — низкая цена рабочей силы. Этот фактор определил активность иностранных инвестиций в экономику стран догоняющей модели.

Характерен такой пример: когда концерн «БМВ» в 1994 г. начал сборку автомобилей во Вьетнаме, его менеджеры руководствовались прежде всего тем, что затраты на найм одного работника не превышали 1 долл. в день, тогда как в Германии они достигали 30 долл. в час.

Несмотря на высокие темпы экономического развития, все страны догоняющей модели остаются развивающимися, а не развитыми странами. По среднедушевому производству ВВП они все еще существенно отстают от развитых стран.

Но главная причина все еще сохраняющейся отсталости рассматриваемых стран заключается в проблемах образования, информации и науки. Среди группы стран догоняющей модели выделяется японская модель этого типа, основанная на высоком уровне общего (12-летнего) образования всех граждан страны, позволившем активно заимствовать все передовые технологии и эффективно их использовать в национальной экономике.

Большинство развивающихся стран, обеспечив высокие темпы по пути догоняющего развития, основанного на заимствовании западных технологий, не могут достигнуть успехов в научных разработках и производстве новых технологий, поднимающих общемировой уровень НТП. Это одна из существенных причин, сдерживающих социально-экономический прогресс и продвижение в группу экономически развитых стран мира.

Сколько времени потребуется странам догоняющей модели экономического роста для того, чтобы из потребляющих западные технологии превратиться в производящие новые, — предсказать трудно. Все зависит от возможностей, условий развития каждой страны и организационных усилий для достижения целей.

Для России вполне реален сырьевой вариант экономического роста. Практическая реализация этой модели наиболее отвечает интересам уже сложившихся богатых и политически влиятельных российских финансово-посреднических и промышленных групп. Эта стратегия соответствует экономическим интересам иностранного капитала, основная доля вложений которого приходится на топливно-энергетический комплекс. Развитие России по сырьевому варианту вызывает явные симпатии у МВФ. Нет необходимости доказывать бесперспективность для России сырьевого варианта развития.

Сырьевая направленность российской экономики превратит страну в сырьевой придаток обрабатывающих отраслей западных стран, население России никогда не выберется из нищеты и состояния социальной конфликтности. Экспорт сырья и неизбежный импорт потребительских товаров будет способствовать дальнейшему обогащению российских экспортеров нефти и торговых посредников, увеличивая одновременно занятость и доходы населения западных стран, поставляющих в Россию продукцию обрабатывающих отраслей.

Вместе с тем в отличие от стран догоняющей модели экономического роста Россия располагает факторами, отсутствовавшими в развивающихся странах к моменту их экономического подъема. Это высокий уровень образования российского населения, развитая система фундаментальных исследований, существенные достижения в машиностроении (особенно в ВПК и освоении космоса). Одновременно в большинстве отраслей промышленности Россия имеет изношенное и устаревшее оборудование. Отставание России в области уже известных технологий составляет около 20-25 лет. С учетом особенностей России для нее наиболее перспективной моделью экономического роста могла бы служить догоняюще-прорывная модель.

Ее суть состоит в следующем: учитывая техническую отсталость промышленного производства, Россия, используя вариант догоняющей модели экономического роста, могла бы в относительно короткие сроки обновить парк машин и оборудования за счет уже имеющихся на Западе их образцов. Одновременно, опираясь на отечественный научно-технический потенциал, Россия может достигнуть реального прорыва в технологиях и обеспечить выход на мировой рынок с новейшими технологиями.

Естественно, что модель догоняюще-прорывного развития требует научного обоснования, опирающегося на объективную оценку того, что осталось в России в результате происходящих в годы реформирования разрушений: в каких видах производств «прорыв» реален, каковы возможности сочетания добывающего сектора экономики России с высокотехнологичным наукоемким сектором, какой должна быть структура собственников, наиболее отвечающая эффективной реализации поставленных целей.

И наконец самый сложный аспект проблемы роста: оценки социальной составляющей «прорыва». Для «прорывного» развития требуется «экономика солидарности», сохраняющая приоритет надличностных целей, а не экономика, где общество распалось на группы и единицы, ведущие взаимную борьбу за личное обогащение. Последнее, по оценкам отечественных и западных аналитиков, выступает в числе основных препятствий к экономическому росту России.

Ситуация такова, что в результате произошедших в последнее десятилетие изменений в России сформировалась специфическая социально-экономическая структура общества, состоящая из трех групп экономических интересов: финансово-посреднической, сосредоточившей основную долю российского капитала; государства со всеми его властными подразделениями, а также криминалом и коррупцией; наемных работников, плохо организованных, не получающих заработанного и имеющих возможность протеста лишь в форме голодовок.

Сложность состоит в том, что интересы этих трех групп уже образовали систему, т.е. взаимосвязанную целостность, а всякая система, как известно, обладает способностью к саморазвитию и может быть обновлена через разрушение. Для подъема российской экономики необходима разработка и реализация всесторонне обдуманной, гибкой протекционистской политики. Финансово-посреднический же капитал заинтересован в открытой экономике, что сдерживает подъем производства российских потребительских товаров.

Между тем подъем национальной экономики остается для России единственной возможностью избежать неприемлемых для России вариантов будущего развития: или прекратить существование в качестве суверенного государства, или пойти по пути дальнейшего углубления социальных различий и вернуться к капитализму второй половины XIX в. с его социальными конфликтами и революционными катастрофами.

Есть надежда на политическое обновление и связанную с ним детально продуманную программу действий правительства, направленную на подъем экономики России, опирающийся на все жизнеспособное в каждом регионе страны.

Прием хирурга флеболога

Прием хирурга флеболога в клинике тгму ведет Прием.

phlebolog69.ru