Механизм перетока денежных металлов


«Механизм перетока денежных металлов» является аналитической моделью автоматического, или рыночного, выравнивания баланса международных платежей. На конкурентных рынках в условиях функционирования институтов, характерных для системы металлического стандарта, национальные уровни цен и потоки доходов автоматически приводятся в соответствие с равновесием международных платежей, под которым в данном контексте обычно понимается нулевое сальдо торгового баланса.

Классическое изложение принципов действия этого механизма, которое на протяжении почти двух столетий пользовалось — по крайней мере в качестве первой аппроксимации — практически повсеместным признанием, было предложено в эссе Дэвида Юма «О торговом балансе», увидевшем свет в 1752 г. Хотя авторство данной модели по праву принадлежит Юму, основные элементы его аргументации были разработаны задолго до него.

Более того, и прежде предпринимались примечательные попытки создать на базе разрозненных аналитических аргументов целостную модель. Кроме того, даже если мы признаем все заслуги Юма в области систематизации и четкой формулировки модели, его модель нельзя считать всеобъемлющим описанием механизма перетока денежных металлов; в свою очередь, рассмотрением этого механизма не ограничивается анализ выравнивания платежного баланса.

Модель Юма представляет собой простое приложение количественной теории денег к случаю международной торговли и ее финансирования. При «чистом» золотом стандарте, предусматривающем стопроцентное обеспечение денег золотом, и при условии, что до этого платежный баланс находился в равновесии, сокращение денежной массы в стране А ведет к прямо пропорциональному падению уровня цен — как абсолютному, так и по отношению к первоначально неизменным уровням цен в других странах.

Реакция потребителей на падение цен в стране А, по Юму, будет выражаться в сокращении импорта и росте экспорта. Когда валютный курс достигнет «золотой точки», положительное сальдо торгового баланса будет финансироваться за счет притока золота в страну А, который приведет к такому росту цен в стране А и снижению уровня цен за границей, что исчезнут как международные различия цен, так и чистые торговые потоки.

Причинная цепочка при этом идет от изменения денежной массы к изменению уровня цен, затем — к изменению чистых торговых потоков и далее — к международному перетоку золота, который ведет к исчезновению первоначальных международных различий в уровнях цен, а потому обусловливает выравнивание торговых балансов и прекращение перетока золота между странами. В условиях равновесия распределение золота между странами (а также между регионами отдельных стран) обеспечивает установление таких национальных (и региональных) уровней цен, которые соответствуют нулевому сальдо торгового баланса.

Данная теория равновесия торгового баланса связана с теорией специализации производства Рикардо. В модели сравнительных преимуществ, рассматривающей случай двух стран, двух товаров и одного фактора производства (труда), страна А имеет абсолютные преимущества в производстве обоих товаров.

Чтобы имела место двусторонняя торговля, ставка заработной платы в стране А должна быть выше, чем за рубежом, причем границы допустимого соотношения ставок заработной платы определяются степенью превосходства страны А в сфере производства обоих товаров. Переток золота будет иметь место до тех пор, пока соотношение ставок заработной платы в обеих странах не примет такое значение, которое обеспечивает равенство стоимостных объемов импорта и экспорта.

Вывод о том, что неравновесие торгового баланса — а значит, и переток золота — не может существовать на протяжении длительного времени, резко контрастировал с меркантилистскими указаниями на необходимость перманентно поддерживать положительное сальдо торгового баланса и обеспечивать непрерывное накопление золота. Вместе с тем меркантилисты четко прослеживали связь между притоком золота и чистым экспортом товаров и услуг; значительное число авторов указывали на прямую зависимость между денежной массой и уровнем цен; равным образом утверждалось, что относительные изменения национального уровня цен оказывают влияние на внешнеторговые потоки.

Однако, хотя нам и следует отдать должное за попытки построить модель выравнивания торгового баланса таким предшественникам Юма, как Исаак Жервез и Ричард Кантильон, а отчасти и Жерар де Малин, никто из них не может сравниться с Юмом по логической стройности объединения всех перечисленных элементов, по осознанию аналитических следствий описанного механизма и по влиянию на последующие поколения исследователей.

Предложенный Юмом вариант модели описывает ценовой механизм перетока денежных металлов, где в качестве «цен» выступают национальные уровни цен (и валютные курсы). Однако модель Юма, даже если ее рассматривать как модель ценового механизма, не свободна от недостатков.

Хотя следует признать разумным предположение о том, что изменения в уровнях цен будут происходить в том же направлении (пусть даже не в той же пропорции), что и рассматриваемые Юмом масштабные изменения денежной массы; тем не менее, остаются вопросы относительно динамики расходов на импортируемые и экспортируемые товары. Если графики функций спроса страны А на импорт и спроса остальных стран на экспортируемые страной А товары вертикальны, изменение цен не окажет никакого влияния на физический объем импорта и экспорта.

Если вслед за Юмом мы рассмотрим нарушение изначального равновесия в результате резкого сокращения денежной массы — а значит, и уровня цен — в стране А, зарубежные расходы на экспортируемые страной А товары сократятся пропорционально падению цен. Отрицательное сальдо торгового баланса страны А будет финансироваться за счет оттока золота, что повлечет за собой дальнейшее падение национального уровня цен и стоимостного объема экспорта, а также рост цен за рубежом и увеличение расходов страны А на импорт.

Вместо того чтобы выравнивать торговый баланс, переток золота при нулевых (или достаточно незначительных) эластичностях спроса увеличивает отрицательное сальдо торгового баланса страны А. Эмпирически правдоподобные условия, при которых эластичности спроса и предложения для экспорта и импорта обеспечивают выравнивание торгового баланса вслед за изменением цен (включая изменения валютных курсов), были сформулированы гораздо позже как «условие Маршалла — Лернера».

При наиболее неблагоприятных обстоятельствах, когда эластичности предложения бесконечно велики, восстановление равновесия торгового баланса требует, чтобы арифметическая сумма эластичностей зарубежного спроса на экспортную продукцию страны А и спроса страны А на импорт превышала единицу.

Однако, даже оставляя в стороне проблемы, связанные с определением условий стабильности в терминах эластичностей, мы сталкиваемся с вопросом: корректно ли формулировать модель в терминах различий национальных уровней цен или изменений цен на импортируемую какой-либо страной продукцию относительно экспортных цен данной страны?

Предположим, страна А имеет положительное сальдо торгового баланса, обусловленное, к примеру, изменением структуры международного спроса, которое отражает сдвиг предпочтений в пользу производимых страной А товаров, или введение страной А импортного тарифа, или последствия неурожая в зарубежных странах. По мере притока золота в страну А расходы в ней возрастают и ожидается рост уровня цен.

Цены на товары внутренней торговли, которые не входят во внешнеторговые потоки, в стране А действительно возрастают; однако цены товаров, являющихся объектами международной торговли, если и претерпевают какое-либо изменение, то небольшое, поскольку одновременно с ростом спроса на эти товары в стране А происходит падение спроса на них в странах, испытывающих отток золота.

Спрос потребителей в стране А, столкнувшихся с различием между национальным и международным уровнями цен, переключается с относительно более дорогих товаров внутренней торговли на относительно более дешевые товары международной торговли (т.е. импортируемые и экспортируемые товары), благодаря чему растет стоимостный объем импорта и национальное потребление товаров, являющихся объектами экспорта.

Производители в стране А изменяют структуру выпуска в пользу товаров внутренней торговли за счет товаров международной торговли, что ведет к сокращению экспорта и росту импорта. В зарубежных странах наблюдаются зеркально противоположные тенденции изменения структуры спроса и производства. Описанные изменения в сфере внутреннего потребления и производства будут происходить до тех пор, пока не прекратится международный переток золота и не будет восстановлено равновесие торгового баланса.

Однако значительное число современных эмпирических исследований подтверждают скорее наличие описанных Юмом изменений в условиях торговли или временных расхождений относительных цен на товары, являющиеся объектами международной и внутренней торговли, чем предполагаемое инвариантное действие равновесного «закона единой цены», обычно используемого в рамках современного «монетарного подхода» к анализу платежного баланса.

Когда наблюдается приток золота в страну А, равновесие портфелей активов индивидов и фирм нарушается, поскольку запасы наличных денег оказываются излишними. Люди пытаются израсходовать излишки наличности; расходы растут, а номинальные доходы повышаются. Рост дохода обусловливает рост спроса на товары, включая импортируемые товары: при любом конкретном уровне товарных цен объем спроса оказывается более высоким. Физический и стоимостный объем импорта растет.

За рубежом изменения денежной массы приводят к противоположной корректировке портфелей активов и противоположным изменениям в уровне доходов, а следовательно, к сокращению экспорта страны А. При этом наблюдаются определенные изменения цен товаров внутренней торговли и факторов производства (повышательные в стране А, понижательные за границей), однако наряду с изменениями цен процесс выравнивания торгового баланса предусматривает также и изменения в уровне доходов.

Роль изменений денежного дохода и сдвига функций спроса отмечалась — в различных контекстах и с разной степенью четкости и акцентированности — многими авторами XIX в. и начала XX в. Однако полная концентрация внимания на переменной дохода (при отрицании — или сведении к минимуму — явной роли денежной массы и цен) явилась результатом приложения к проблеме выравнивания торгового баланса разработанной Дж.М. Кейнсом теории национального дохода.

Возможности такого приложения — с преимущественным акцентом на «предельные склонности» и вторичные мультипликативные эффекты — никак не связаны с функционированием системы международного золотого стандарта. Далее, очень серьезным упущением является игнорирование роли денег в анализе мультипликатора внешней торговли. Равновесие в модели доходов характеризуется равенством «утечек», т.е. суммы сбережений, налоговых платежей и расходов на импорт, и «впрыскиваний», т.е. суммы инвестиций, государственных расходов и поступлений от экспорта.

Однако подобное равенство «утечек» и «впрыскиваний» допускает наличие устойчивого неравновесия торгового баланса. А неравновесие торгового баланса, финансируемое за счет перетока золота, — или, в общем случае, связанное с изменением денежной массы — ведет к последующему изменению дохода; таким образом, доход не достигает истинно равновесного уровня.

Реальные институты и процессы, даже в условиях классического золотого стандарта в предшествующую Первой мировой войне эпоху, плохо соответствовали аналитической конструкции Юма. Мир, для которого в целом характерны использование неразменных на золото бумажных денег, всеобщее распространение практики банковских вкладов до востребования, а также банковская деятельность с частичным резервным покрытием и дискреционная денежная политика, мир, в котором действует такой институт, как Международный валютный фонд, ориентированный на искусственную поддержку валютных курсов на протяжении неопределенно длительного времени, в большей степени опирается не на автоматический механизм выравнивания торгового баланса, а на набор специальных процедур.

Таким образом, сама по себе модель Юма является неадекватной и даже некорректной во многих важных эмпирических аспектах. Однако на раннем этапе дискуссии (которая продолжается и в наше время) она позволила добиться целостности аналитических построений и ясности изложения.




Мода для беременных 2018

Мода для беременных 2018 детская мода 2018 материнство беременность.

trendfashion.me