Тарифы на услуги и структура рынка телекоммуникаций


Индустрия телекоммуникаций в США предлагает широкий спектр услуг, которые до недавнего времени поставлялись потребителям в качестве совместной продукции производителей, входящих в состав защищенной законом монополии. Когда существованию монополии ничего не угрожало и правомерность ее существования никем не оспаривалась, проблема ценообразования состояла в том, как построить систему тарифов, чтобы она позволяла покрывать совместные и постоянные издержки с минимальной потерей эффективности (т.е. с минимальной потерей клиентов).

Позже вопрос о том, насколько правомерно предположение о естественной природе монополии применительно к телекоммуникациям, все же возник, и тогда проблема оптимальных тарифов начала приобретать новое измерение — как построить цены так, чтобы соответствующие сигналы доходили до потенциальных участников рынка в неискаженном виде и чтобы структура рынка могла эффективно развиваться.

Чтобы разобраться в том, что осталось от проблемы формирования тарифов на услуги телефонной сети, необходимо иметь представление об основных технических особенностях этого вида связи. Традиционную телефонную систему можно представить в виде совокупности четырех компонентов: терминальное оборудование у клиентов (телефонные аппараты, компьютеры, коммутаторы); телефонные линии, соединяющие каждый такой терминал с телефонной станцией; местная телефонная станция, которая обслуживает окружающую территорию; иерархия каналов приемопередачи и коммутаторов следующего уровня, через которые соединяются между собой местные телефонные станции.

Плата за телефон складывается обычно из трех элементов: плата за установку аппарата, которая взимается за прокладку телефонного провода и подключение к телефонной линии; ежемесячная абонентная плата, которая берется за аренду терминала (телефонного аппарата) и линии; повременная плата за междугородные телефонные звонки. Обычно за установку телефона берут низкую плату, покрывающую лишь небольшую долю реальных издержек, — это делается для того, чтобы обеспечить максимальный охват телефонизацией всех потенциальных абонентов; месячная плата тоже, как правило, не покрывает издержек, поскольку обычно она дает абоненту право на неограниченное число местных телефонных звонков, причем часто не только местных, т.е. звонков абонентам той же самой телефонной станции, но по большей территории, включая звонки через смежные местные коммутаторы.

Обычно месячная абонентная плата за телефон для фирм намного (в 2—3 раза) выше, чем для владельцев домашних телефонов, но внутри каждой из этих двух категорий пользователей она, как правило, одинакова для всех независимо от конкретного местонахождения абонента на обслуживаемой территории и от разницы в истинных издержках предоставления им услуг.

До начала 60-х годов платежи за установку телефона и месячные абонентные платежи примерно покрывали издержки местной телефонной связи, включая издержки эксплуатации телефонных станций. Но с ростом удельного веса междугородных звонков телефонные компании стали все больше перекладывать груз местных издержек на клиентов, пользующихся междугородной связью. При этом им даже не нужно было повышать цены за междугородные переговоры, эти цены даже постоянно снижались, так как технология в этой сфере совершенствовалась необычайно быстрыми темпами.

Достаточно было просто чуть-чуть задержать снижение цен, чтобы они снижались с некоторым отставанием от снижения издержек, и этого было достаточно, чтобы за счет междугородных звонков покрывать большую и постоянно растущую долю затрат на обслуживание местной связи. Нередко эти «излишки» пускались на телефонизацию сельских районов, где издержки телефонной связи значительно выше, чем в городах, но цены на базовые услуги телефонной сети при этом обычно сохранялись на том же уровне, что и в городах, — опять-таки для стимулирования всеобщей телефонизации.

Поскольку междугородные звонки проходят через местные телефонные станции, они создают издержки для локальной сети, так как местные станции приходится с самого начала проектировать достаточно емкими и сложными, чтобы они могли принимать и передавать звонки в другие города и из других городов. Следовательно, при эффективной структуре тарифов тарифы на междугородные переговоры должны включать определенный компонент на покрытие местных издержек. Но чтобы междугородная связь стала возможной, необходим еще определенный объем постоянных издержек (на терминальное оборудование, провода и т.д.), которые также должны покрываться за счет междугородных тарифов, хотя ясно, что объем инвестиций на эти цели не зависит от количества и продолжительности звонков.

Ясно, что подобная система тарифов не только способствовала всеобщей телефонизации и поощряла и местные звонки (поскольку их предельная цена была нулевой), но и создавала отрицательные стимулы для пользования междугородной связью, которая использовалась в меньшем объеме, чем того требовал стандарт эффективности. Поощрение максимально широкой телефонизации, возможно, оправдано с точки зрения эффективности, хотя величина внешнего эффекта от массовой телефонизации, т.е. то, насколько возрастает потребность в услугах телефонной связи в зависимости от полноты охвата потенциальных абонентов, никем так и не была просчитана, и потому сказать, оправданы ли эти субсидии в таком размере, невозможно.

Точно так же само по себе субсидирование местных звонков, может быть, и необходимо, но метод субсидирования, используемый ныне, вызывает сомнения. Ведь все внешние выгоды (как, впрочем, и издержки) от получения телефонного звонка достаются тем, кому звонят, а не обществу в целом.

Таким образом, оптимальная структура цен должна предусматривать разделение издержек на телефонный разговор между теми, кто в этом разговоре участвует. При этом под издержками мы понимаем как затраты на эксплуатацию системы, так и воздействие числа и продолжительности разговоров на требуемую емкость коммутационного оборудования. Брать плату за местные переговоры не имело бы смысла только в том случае, если бы хронометраж стоил дорого по сравнению со стоимостью самого телефонного времени, но при современных электронных коммутаторах, когда установить счетчик времени буквально ничего не стоит, продолжающееся субсидирование местных телефонных разговоров оправдать совершенно невозможно.

Кроме того, невозможно оправдать взимание дани с тех, кто пользуется услугами междугородной связи, чтобы за их счет субсидировать местные звонки, если только нет уверенности в том, что от местных звонков общество получает больше положительных внешних эффектов, чем от междугородных.

Оптимальную структуру тарифов на услуги телефонной связи с учетом неэкономической важности этих услуг для общества и того, что телефонная связь относится к разряду естественных монополий, можно построить следующим образом. Начать нужно с базового месячного тарифа, который должен покрывать предельные издержки эксплуатации терминалов и телефонных линий, соединяющих эти терминалы с местной телефонной станцией, а также с введения повременной платы за все звонки — как междугородные, так и местные, — которая покрывала бы предельные издержки эксплуатации коммутаторного и приемно-передаточного оборудования в зависимости от рабочей нагрузки на линию со стороны каждого абонента.

Эти цены необходимо будет впоследствии откорректировать, поскольку они могут давать слишком много или слишком мало совокупных поступлений. Но еще до этой корректировки их необходимо сдвинуть вниз, чтобы отразить внешние положительные эффекты поголовной телефонизации и телефонной связи (исходя из того предположения, что люди любят, чтобы им звонили). При установлении тарифов за телефонные разговоры часть повременной платы можно переложить на того, кому адресован звонок, но месячная абонентная плата должна быть снижена для всех. На этом этапе, скорее всего, получится, что месячная абонентная плата не будет покрывать фиксированных издержек, так что потребуется дальнейшая корректировка.

Один из возможных вариантов — дотировать телефон за счет отчислений от какого-нибудь местного налога с широкой базой, но проще и лучше покрывать эти расходы за счет структуры тарифов самой телефонной компании. Наилучшим вариантом может быть, например, повышение тарифов на определенное количество первых звонков в каждом месяце (фактически это означает предоставление скидки в зависимости от количества сделанных телефонных звонков). Другой вариант — поднять цены в первую очередь на те услуги, спрос на которые неэластичен по ценам (ценообразование по Рамсею).

Полученная в результате структура тарифов будет иметь ряд очень интересных особенностей. Определенную часть стоимости каждого звонка оплачивали бы те, кому звонят. При этом, чтобы не заставлять человека платить за те звонки, которые ему неприятны и нежелательны, начислять плату получателю звонка можно было бы не с того момента, как он снял трубку, а после некоторого интервала. При желании звонящие могут заранее сообщить телефонной компании, что они будут сами оплачивать полную стоимость своих звонков.

Все цены строились бы на основе предельных издержек, т.е. исходя из стоимости обслуживания связи в условиях пиковой нагрузки. Цены за подключение и звонки в периферийных районах должны быть выше. Если предполагается устанавливать повышенные (рамсеевские) тарифы на услуги с неэластичным спросом, то первыми кандидатами на такое повышение будут месячные абонентские тарифы, поскольку эластичность спроса по ним самая низкая: по оценкам она колеблется где-то от — 0,02 до — 0,10. Таким образом, даже если новые подключения к сети производят значительный положительный внешний эффект, при данном методе калькуляции тарифов оплата этого эффекта производится за счет повышения базовой платы за доступ к сети. То же самое можно сформулировать иначе: неучет указанного внешнего эффекта при Назначении тарифов окажет лишь очень незначительное влияние на численность абонентов телефонной сети и потому практически не скажется на эффективности.

И, наконец, разницу между месячной абонентной платой за телефон для населения и фирм следовало бы сохранить лишь в том случае, если бы удалось показать, что внешний эффект или польза от этих звонков для всего общества различны, что они дают разную нагрузку на систему или имеют разную эластичность спроса по цене.

Ясно, что реальные прейскуранты телефонных услуг никогда не строились по этим принципам. До начала 70-х годов представители соответствующих государственных агентств США считали, что вопрос о степени неэффективности тарифов на услуги телефонной сети их вообще никак не касается и может представлять лишь чисто научный интерес. Но технологический прогресс и ложные сигналы, которые действующие цены давали потенциальным участникам рынка телефонных услуг, привели к возникновению сильного давления со стороны потенциальных конкурентов, желающих проникнуть на прежде заповедную территорию телефонной монополии.

Благодаря компьютерным технологиям произошла широкая диверсификация спроса на телекоммуникации, резко увеличился его объем, при этом использование компьютеров и другой микроэлектроники изменило и технологию предложения. Примерами из широкого спектра новых компьютерных услуг могут служить оперативное подключение по коммутируемым телефонным линиям к хранящимся компьютерным базам данных технического и коммерческого профиля, банкоматы, дистанционный контроль за срабатыванием противопожарной и противовзломной сигнализации, заказ билетов, гостиниц и пр. через компьютер.

Каждая из этих функций предъявляет свои технические требования, так что оптимальной структурой рынка для этой отрасли вполне может оказаться олигополия при определенной степени дифференциации продукта, даже если в рамках каждого такого функционального сегмента не будет полностью реализована экономия на масштабе. К тому же возросший в результате технического прогресса спрос позволяет получать весьма ощутимую экономию на масштабе даже при сегментированной системе.

Что касается предложения, то прогресс в электронике позволил совершенно преобразовать местные телефонные сети. Высокоплотные сети, в которых к каждому телефонному терминалу шел отдельный телефонный провод, ушли в прошлое. Микроэлектронная технология позволяет по одному и тому же проводу посылать и принимать множество сигналов, так что теперь в каждой местной сети существует множество малых коммутаторов, которые выполняют функции концентраторов, преобразующих сигналы, идущие от многих терминалов, в небольшое число активных цепей — это возможно, так как все телефоны одновременно никогда не используются.

Это резко снижает стоимость единицы мощности и дает значительную экономию на масштабе на уровне местных сетей. Появление таких технологий заставляет пересмотреть предложенную нами выше оптимальную структуру тарифов, поскольку с их внедрением в телефонной сети практически не остается фиксированных издержек, не зависящих от объема предоставляемых услуг.

Сегодня терминальное оборудование практически полностью принадлежит не телефонной компании, а самим клиентам, и если концентрация линии начинается с небольшого числа терминалов, которые подсоединены к многоканальной линии, ведущей к первому коммутатору, то это значит, что практически все физическое оборудование, принадлежащее телефонной компании, состоит из элементов, износ и обслуживание которых определяются объемом проходящего через них трафика. А раз так, то необходимо постепенно отходить от месячной абонентной платы как основного источника поступлений и все больше полагаться на повременную оплату.

То, что действующая система тарифов не отражает реальных издержек и используемой технологии, создает дополнительное конкурентное давление со стороны альтернативных поставщиков тех услуг, которые телефонная компания продает по цене выше издержек. В частности, практика взимания повышенной платы за междугородные разговоры, чтобы за счет этого источника субсидировать местную связь, приводит к тому, что те, кто часто звонит в другие города, просто уходят к конкуренту, который специализируется на междугородной связи.

Крупные предприятия, которым нужно много телефонных номеров, могут вообще установить свои собственные внутренние АТС, чтобы не выходить лишний раз в городскую сеть. Существуют и другие альтернативные способы связи — например, по каналам кабельного телевидения, выделенным частотам радиосвязи и т.д.

До сих пор лица, отвечающие за политику в области телекоммуникаций — как руководители государственных предприятий связи, так и руководители ведомств, регулирующих работу частных предприятий в этой области, — главное внимание уделяли не тарифам, а структурным проблемам развития отрасли. Даже в Соединенных Штатах, где ориентация на рыночную конкуренцию сильна как ни в какой другой стране, государственная политика по отношению к компаниям, желающим выйти на рынок телекоммуникаций, исходила прежде всего из целей ограничения конкуренции, и в результате действующая структура тарифов до сих пор еще далека от эффективной.

Скорее всего, такое положение дел объясняется тем, что, по мнению политиков, стоимость телефонных услуг для населения — это в первую очередь то, сколько им приходится платить за местную связь, и что если структуру тарифов сделать более эффективной, то для большинства жителей телефон станет более дорогим: придется платить более высокую месячную плату или оплачивать местные разговоры на повременной основе. Политики рассуждают примерно так: чтобы не вызывать недовольства населения, нельзя допускать роста базовых телефонных тарифов, а это значит, что за некоторые другие, не базовые, услуги цены придется поднять выше издержек.

В свою очередь, чтобы цены не опускались ниже этого искусственно завышенного уровня в условиях, когда естественная монополия угасает или вообще исчезает, необходимо воздвигать барьеры и не допускать на этот рынок потенциальных конкурентов, готовых предложить свои услуги по более низкой цене.




Http://gidrosila24.ru/

http://gidrosila24.ru/ аварийка аварийная служба прочистки канализации.

gidrosila24.ru