Что мы имеем в виду под термином развитие


Поскольку термин "развитие" понимается по-разному, необходимо с самого начала дать его рабочую формулировку, определить суть самого понятия. Без такого понимания и согласованных инструментов измерения невозможно определить, развивается ли исследуемая страна.

Традиционные экономические показатели

В чисто экономическом понимании термин "развитие" означает способность экономики, долгое время находившейся в состоянии относительного статического равновесия, создавать импульсы и поддерживать годовые темпы роста валового национального продукта (ВНП) на уровне 5—7% и более. Используется и показатель ВВП — валовой внутренний продукт, близкий к ВНП.

Для выяснения способности страны наращивать производство более высокими темпами, чем прирост населения, применяют показатель дохода на душу населения, или размер ВНП на одного жителя. Общий уровень материального благосостояния — количество реальных товаров и услуг приходится в среднем на одного человека для потребления и сбережений — обычно измеряется с помощью уровня и темпов роста "реального" ВНП в расчете на душу населения (рост ВНП в денежном выражении на одного жителя минус темпы инфляции).

В прошлом экономическое развитие обычно ассоциировалось с ожидаемыми изменениями в структуре производства и занятости за счет повышения в них доли обрабатывающей промышленности и сферы услуг при сокращении удельного веса аграрного сектора. Соответственно стратегии развития сосредоточивали усилия на быстрой индустриализации, часто за счет агарного сектора и развития деревни. Наконец, в дополнение к основным экономическим упоминались и неэкономические социальные показатели, например, рост грамотности, число школьников, улучшение здоровья населения, обеспеченность жильем. Описание различных попыток дополнить показатель ВНП на душу населения социальными показателями развития приводится в конце гл.2, где особое внимание уделяется индексу развития человека.

В период, предшествующий 70-м годам, развитие чаще всего рассматривалось как чисто экономическое явление. Считалось, что быстрое увеличение абсолютного объема ВНП и ВВП в расчете на одного жителя автоматически принесет блага за счет создания новых рабочих мест и других возможностей или в результате формирования необходимых условий для распространения экономических и социальных плодов роста на более широкие слои населения. Проблемы бедности, безработицы и распределения доходов в работе по ускорению развития отодвигались на второй план.

Новый подход к развитию

Неудачный опыт 50-60-х гг., когда многие страны Третьего мира сформулировали цели своего развития и добились высоких темпов роста, но не смогли в подавляющем большинстве случаев повысить уровень жизни населения, сигнализировал о серьезных пороках узкой трактовки понятия развития. Теперь все большее число экономистов и политиков требуют "свержения с трона" показателя ВНП и прямых действий по борьбе с абсолютным обнищанием, растущим неравенством в распределении доходов и увеличивающейся безработицей.

Уже в 70-х годах понятие развития подверглось модификации: внимание сосредоточивалось на устранении или сокращении масштабов нищеты, неравенства и безработицы в процессе экономического роста. Общим стал лозунг "Распределение через рост". Профессор Дадли Сиирс в сжатой форме сформулировал сущность развития:

Для того чтобы выяснить, развивается ли страна, следует задать вопросы: Что стало с нищетой? Как изменился уровень безработицы? Какова степень неравенства? Если все три показателя сократились по сравнению с высоким начальным уровнем, то страна, вне всякого сомнения, переживает период развития. Если один или два из них, и особенно все три, ухудшились, то странно говорить о развитии даже при двойном росте дохода на душу населения.

Это утверждение нельзя считать ни безосновательной спекуляцией, ни описанием гипотетической ситуации. Ряд развивающихся стран достиг в 60-70-х годах сравнительно высоких темпов роста душевого дохода, но при этом положение в сферах занятости, распределения богатства и условия жизни 40% беднейших слоев населения или улучшилось незначительно, или не изменилось, или даже ухудшилось.

Согласно прежнему определению эти страны "развивались", но по новым критериям (уровень бедности, равенства и занятости) этого нельзя утверждать. В 80-х годах ситуация ухудшилась, так как во многих развивающихся странах показатели темпов роста стали отрицательными, и правительствам пришлось пойти на свертывание и без того ограниченных программ экономического и социального развития под давлением растущей внешней задолженности.

Но развитие или застойная слаборазвитость не являются лишь проблемами экономике и количественного измерения уровней доходов, занятости и неравенства. Слаборазвитость — реальный факт жизни для 3 миллиардов человек — в такой же мере состояние духа, как бедность — показатель материального положения страны.

Дениз Гуле рисует яркую картину подобного состояния:

Слаборазвитость ужасна: запустение, болезни, преждевременные смерти и полная безнадежность! Люди не могут смириться с тем, что слаборазвитость является лишь отражением в статистике их низких доходов, жалких жилищ, ранней смерти и безработицы. Даже наиболее благожелательный наблюдатель может получить объективное представление о слаборазвито- сти, только испытав непосредственно на себе ее шок или будучи в состоянии полностью проникнуться чувствами живущих в этих ужасных условиях людей.

Подобному уникальному шоку подвержен каждый, кто впервые сталкивается с настроениями и чувствами, господствующими в "культуре нищеты". Противоположный шок обрушивается на живущих в нужде, когда они начинают осознавать и бесчеловечность своих условий, и бессмысленность жизни... Доминирующие чувства в атмосфере слаборазвитости — личная и общественная беспомощность перед лицом болезней и смерти, растерянность и слепота в поисках выхода, покорность власть имущим, фатальное отношение к неизбежности голода и природным катастрофам. Хроническая нищета сродни аду, и нельзя понять степень ее жестокости, наблюдая эту трагедию со стороны.

В 1987 г. Эдгар Оуэне в своей книге привел аналогичные соображения:

Экономисты подходят к развитию всего лишь как к упражнению в прикладной экономике, не связанному с политическими идеями, формой государственного управления и ролью людей в общественной жизни. Настало время объединить политическую и экономическую теории, с тем чтобы рассматривать не только пути повышения производительной силы общества, но и его качественные характеристики по мере достижения им более высокой ступени производительности, т.е. отдавать предпочтение развитию людей, а не вещей.

Даже Всемирный банк, который в 80-e годы провозглашал экономический рост целью развития, присоединился к этой точке зрения.

Таким образом, развитие следует рассматривать как многоплановый процесс, ведущий к радикальным изменениям в социальных структурах, поведении людей, общественных институтах, а также к ускорению экономического роста, сокращению неравенства и искоренению безработицы.

По своей сути развитие представляет собой комплекс изменений, посредством которых ориентированная на удовлетворение основных потребностей и запросов отдельных людей и групп населения социальная система движется от состояния всеобщей неудовлетворенности к новым более благоприятным материальным и духовным условиям жизни.






Штампы

Штампы на Юго-Востоке Москвы

www.vp-s.com