Обменные курсы иностранной валюты, валютный контроль и решения о девальвации


Мы уже касались вопроса об обменных курсах валюты. Напомним, что официальный обменный курс — это такой курс, по которому центральный банк страны готов производить обмен местной валюты на другие валюты на санкционированных валютных рынках. Котировка официальных обменных курсов обычно производится в долларах США — столько-то песо, крузейро, фунтов, шиллингов, рупий, бат или йен за доллар. Так, в 1992 г. официальный обменный курс египетского фунта к американскому доллару составлял примерно 0,30 за доллар, а курс индийской рупии — примерно 29 рупий за доллар. Если египетский промышленник хотел импортировать индийский текстиль на 29000 рупий, для этой закупки ему требовалось 300 фунтов. Но поскольку почти все валютные операции осуществляются в американских долларах, египетский импортер должен был за 300 фунтов купить в своем центральном банке 1000 долл. и затем по официальным каналам перевести эти доллары индийскому экспортеру.

Официальные обменные курсы не обязательно устанавливаются на уровне равновесной цены или близко к ней, т.е. к курсу, при котором внутренний спрос на иностранную валюту, в частности доллары, был бы действительно равен ее предложению при отсутствии государственного регулирования или вмешательства. На самом деле, как видно из таблице. 14.2, обменный курс валют большинства стран Третьего мира завышается. Когда официальная цена иностранной валюты устанавливается на уровне, при котором в отсутствие любых государственных ограничений или контроля местный спрос превышает реальное предложение иностранной валюты, говорят, что курс этой валюты завышен.

Экономические последствия политики завышения курса валюты кратко суммированы в одном из ранее издававшихся экономических обзоров Азии и Дальнего Востока:

От всех экспортеров (торгующих главным образом сельскохозяйственными товарами) требуют сдавать валютную выручку по официальному обменному курсу. Это очевидный налог на сельскохозяйственный сектор экономики. При официальном обменном курсе спрос на импорт оставался во многом неудовлетворенным. Поэтому приходилось прибегать к прямому рационированию прав на импорт посредством лицензий. В результате завышенного обменного курса и связанной с этим неудовлетворенности спроса на импорт внутренние цены импортных товаров были выше мировых. Эта разница в ценах не аккумулировалась правительством через продажу лицензий на импортные закупки, а конвертировалась в монопольную прибыль владельцев лицензий и служила главным источником инвестиционных ресурсов частного сектора. Избыточный спрос, генерируемый прямым количественным контролем импорта, в итоге открывал высокоприбыльные возможности для инвесторов в импортозамещающую промышленность.

При наличии неудовлетворенного спроса центральные банки развивающихся стран имеют три основных варианта поддержания официального обменного курса. Они могут: попытаться приспособиться к излишнему спросу, сокращая свои валютные резервы или прибегая к дополнительным займам, и таким образом еще больше залезать в долги; попытаться уменьшить излишний спрос на иностранную валюту, проводя торговую и налоговую политику, нацеленную на сокращение импортного спроса (через тарифы, количественные квоты и лицензирование); 3) регулировать и вмешиваться в рыночные операции с иностранной валютой, рационируя ее ограниченное предложение в пользу "привилегированных" покупателей. Такое рационирование больше известно как валютный контроль. Эта политика широко используется в Третьем мире и, вероятно, служит основным финансовым механизмом для сохранения определенного уровня резервов иностранной валюты при официальном обменном курсе.

Механизм валютного контроля можно проиллюстрировать диаграммой, которая изображена на рисунке. В условиях свободного рынка равновесной ценой иностранной валюты была бы Pe при общем объеме спроса и предложения иностранной валюты, равном М. Если, однако, правительство поддерживает искусственно низкую цену иностранной валюты (т.е. завышает обменный курс местной валюты) на уровне Pa, предложение иностранной валюты составит только М единиц, так как цены экспортной продукции окажутся завышенными. Но при цене Pa спрос на иностранную валюту составит М" единиц, в результате возникнет "избыточный спрос", равный М" — М единиц.

Отсюда потребность в механизме нормирования имеющегося предложения М. Если бы правительство организовало продажу валюты на аукционе, импортеры были бы готовы купить иностранную валюту по цене Рb В этом случае правительство получило бы прибыль Рb—Рa с единицы валюты. Однако такие открытые аукционы устраиваются редко и ограниченное предложение иностранной валюты распределяется с помощью административных квот или лицензий. Поскольку импортеры готовы покупать иностранную валюту по цене за единицу, создается возможность для коррупции, уклонений и появления черных рынков.

Курсы обмена иностранной валюты на свободном рынке и при государственном регулировании

Почему большинство правительств в Третьем мире предпочитают завышенный официальный обменный курс? В основном, как мы видели, они делают так для осуществления крупных программ индустриализации и импортзамещения. Завышенный обменный курс уменьшает цену импорта в местной валюте ниже уровня, который мог бы сложиться на свободном валютном рынке (т. е. определяться предложением и спросом). Удешевление импорта инвестиционных и промежуточных товаров используется для стимулирования индустриализации. Но одновременно завышенный обменный курс снижает цены в местной валюте на импорт потребительских товаров, особенно дорогих предметов роскоши.

Развивающимся странам, желающим ограничить такой ненужный и дорогой импорт, часто приходится устанавливать контроль над импортом (в основном посредством его квотирования) или вводить систему двойного обменного курса. Один из курсов, применяемый к импорту инвестиционных и промежуточных товаров, как правило, значительно завышается, а другой, используемый для импорта дорогих потребительских товаров, напротив, занижается. Такая система двойного обменного курса существенно повышает внутренние цены на дорогие импортные товары и в то же время субсидирует цены на производственные товары, удерживая их на искусственно низком уровне. Нет необходимости говорить, что система двойного обменного курса так же, как валютный контроль и импортные лицензии, создает серьезные административные проблемы, способствует коррупции, обходу законов и поиску ренты.

Вместе с тем завышенные курсы валют уменьшают прибыли местных, не защищенных высокими тарифами или количественными квотами экспортеров и промышленников, конкурирующих с импортом. Экспортеры получают за свою продукцию меньше отечественной валюты, чем это было бы при рыночном обменном курсе. Кроме того, при отсутствии экспортных субсидий, снижающих цену иностранной валюты, выручаемой от экспорта развивающихся стран, экспортеры, прежде всего фермеры, теряют конкурентоспособность на мировых рынках, так как цены на их продукцию искусственно увеличиваются в результате завышенного обменного курса. В случае с местной промышленностью, которая конкурирует с импортом, но не имеет защиты, завышенный обменный курс искусственно занижает цены на импорт аналогичной продукции в местной валюте (например, радиоаппаратура, шины, велосипеды, предметы домашнего обихода).

Следовательно, в отсутствие эффективного государственного вмешательства и регулирования сделок местных граждан с иностранной валютой завышенные обменные курсы в тенденции обостряют проблемы платежного баланса и внешнего долга просто потому, что импорт обходится дешевле, а экспорт — дороже. Как отмечалось при рассмотрении платежного баланса, проблема хронического дефицита поступлений прежде всего по текущим операциям (экспорт и импорт) может решаться посредством девальвации местной валюты. Попросту говоря, валюта страны девальвируется или, точнее, обесценивается, когда официальный курс, по которому ее центральный банк готов обменивать местную валюту на доллары, увеличивается.

Например, девальвация египетского фунта и индийской рупии произойдет в том случае, если их официальные обменные курсы, составляющие примерно 0,30 фунта и 29 рупий за доллар, изменились бы, скажем, до 2 фунтов и 40 рупий за доллар соответственно. После этих девальваций американские импортеры египетских и индийских товаров могут тратить на их покупку меньше долларов. Но американский экспорт в Египте и Индии станет дороже, так как потребует от покупателя большего количества фунтов или рупий, чем прежде. Короче, снижая цену своего экспорта в иностранной валюте (и таким образом генерируя рост иностранного спроса) и повышая цену своего импорта в местной валюте (и таким образом уменьшая внутренний спрос), страны Третьего мира девальвируют свою валюту, рассчитывая улучшить баланс своей торговли с остальным миром. В этом одна из главных причин того, что девальвация обычно является ключевым компонентом стабилизационных программ МВФ.

Альтернативу девальвации валюты представляет политика, допускающая свободные колебания валютного курса в соответствии с изменяющимися условиями международного спроса и предложения. Идея свободных, или плавающих, обменных курсов, особенно применительно к странам Третьего мира, сильно зависящим от экспорта и импорта, из-за их непредсказуемости, большой неконтролируемой амплитуды колебаний и возможности широких спекуляций с и иностранной валютой раньше не пользовалась поддержкой.

Такие непредсказуемые колебания могут наносить огромный ущерб как кратко-, так и долгосрочным планам развития. Тем не менее, в 1980-е годы во время глобального кризиса платежных балансов и внешней задолженности некоторые развивающиеся страны, включая Мексику, Аргентину, Чили и Филиппины, под давлением МВФ ввели свободно плавающие курсы своих валют, чтобы скорректировать огромный дисбаланс платежей и приостановить бегство капиталов.

Нынешняя международная система плавающих обменных курсов, формально легализованная на заседании МВФ 1976 г. на Ямайке, является компромиссом между системой фиксированных (искусственно "закрепленных") и свободно плавающих валютных курсов. При этой "управляемой" эластичной системе допускаются свободные колебания курсов основных международных валют при ограничении хаотических изменений посредством интервенций центральных банков. Большинство развивающихся стран, однако, сохраняют привязку своих валют к валютам развитых стран. Некоторые из них, например Кения, пошли дальше и решили привязать свою валюту не к какой-то отдельно взятой валюте, а к так называемой корзине, составленной из ведущих валют мира путем их взвешивания.

Говоря о девальвации валют стран Третьего мира, в свете предшествующего обсуждения следует остановиться еще и на том, как она влияет на внутренние цены. Девальвация непосредственно повышает цены в местной валюте на импортные товары. Импортные рубашки, обувь, радиоаппаратура, магнитофоны, продукты питания, велосипеды, ранее стоившие х рупий, теперь будут обходиться в х + у рупий, где у зависит от масштабов девальвации. Если в результате этого повышения цен местные рабочие не захотят допустить снижения своей реальной покупательной способности, они, очевидно, будут добиваться увеличения заработной платы.

Но ее рост увеличивает издержки производства, которые в тенденции давят на цены в сторону их дальнейшего повышения. Так приводится в движение инфляционная спираль заработной платы-цены, создающая порочный круг: с увеличением заработной платы и цен повышаются цены на экспортные товары и ухудшается торговый баланс, что ставит в повестку дня вопрос о новой девальвации. Словом, решение о девальвации может легко обострить проблему платежного баланса и вызвать галопирующую инфляцию. Опыт многих латиноамериканских стран с высокой хронической неконтролируемой инфляцией при неспособности государства сдерживать рост заработной платы, несмотря на давление МВФ и протесты западных стран, заставляет их сопротивляться использованию такого инструмента экономической политики, как девальвация.

Что касается влияния девальвации на распределение доходов, то очевидно, что, изменяя внутренние цены и доходы от торговли экспортными и импортными товарами и создавая стимулы для экспортного производства в отличие от ориентированного на внутренний рынок, она обеспечивает выгоды одним группам за счет других. В общем лица с фиксированными доходами, работающие в городах, безработные, мелкие фермеры и мелкие бизнесмены города и деревни, не участвующие в экспортном производстве, терпят финансовый ущерб от инфляции, которая обычно сопутствует девальвации.

Напротив, крупные экспортеры (такие, как крупные землевладельцы и иностранные корпорации) и средний бизнес, занимающийся внешней торговлей, получают наибольшие выгоды. Хотя у нас нет оснований категорически утверждать, что девальвация имеет тенденцию ухудшать распределение доходов, но можно полагать, что с увеличением концентрации собственности и контроля в экспортном секторе в частных руках повышается вероятность негативного воздействия девальвации на распределение доходов.

По этой причине, помимо прочего, международные торговые и финансовые проблемы стран Третьего мира (например, хронические дефициты платежного баланса) не могут быть отделены от их внутренних проблем (например, бедности и неравенства). Политика, направленная на решение одной проблемы, может улучшить или ухудшить состояние другой.






Http://nochuem.ru/

http://nochuem.ru/ частный сектор в крыму 2018 цены цена на отдых без посредников.

nochuem.ru