Чили и Польша


Приватизация: что приватизировать, в каких случаях и кому передавать объекты приватизации?

Практически все исследователи согласны с тем, что в развивающихся странах долгое время существовал крен в сторону развития государственной собственности в экономике Во многих областях частные предприниматели действовали более эффективно, в ряде вопросов государство не обладает достаточной компетентностью, и оно должно заниматься лишь теми проблемами, где его вмешательство необходимо, а не "хвататься" за осуществление всех функций, до которых могут дотянуться его руки.

Для осуществления приватизации необходимо иметь ответы на ряд сложных вопросов. Кто имеет право приобретать государственные предприятия. Какие слои населения в наибольшей степени готовы к приватизации государственной собственности?

Должно ли приниматься во внимание несовершенство рыночного механизма в том смысле, что велика вероятность приобретения приватизируемых предприятий не теми, кто быстрее сможет мобилизовать необходимые денежные средства? Имеет ли значение национальная принадлежность покупателя является ли он жителем данной страны или это транснациональная корпорация? Кто в процессе приватизации получает основную долю акций, рабочие и управленческий персонал компании или сторонние лица?

Являются ли в политическом плане одни варианты приватизации предпочтительнее других? Происходит ли повышение эффективности при более творческом подходе к организации и финансированию процесса передачи прав собственности? Может ли приватизация осуществляться независимо от других экономических программ или же она должна рассматриваться в качестве неотъемлемой части стратегии национального развития?

Означает ли приватизация просто уменьшение в долговременной перспективе доли государственной собственности или в случае оптимального решения она приведет к модификации роли государства в экономическом развитии и его статуса собственника?

Предполагается, что в будущем основная часть реализуемых акций государственных компаний будет по-прежнему приобретаться частными национальными предпринимателями и иностранными инвесторами. В посткоммунистических, а также в ряде развивающихся стран система ваучеров позволит населению приобретать акции перспективных, по их мнению, компаний. Эти ваучеры распространяются среди населения на бесплатной основе.

Однако весьма серьезно рассматривается вариант приватизации, при котором значительная часть акций компании передается ее служащим, что аналогично опыту промышленно развитых стран, служащие фирм принимают долевое участие в собственности, процессе принятия решений и разделе прибылей. В известной мере эта тенденция отражает возрастание роли рыночных сил в изменяющейся мировой экономической системе, частично здесь сказывается значимость государственной политики в случаях несовершенства рыночных механизмов регулирования, а отчасти это свидетельствует о необходимости поиска политического согласия, особенно в вопросах приватизации. Законодательство в области приватизации государственной собственности относительно молодо, почти все правовые нормы были приняты после 1989 г.

Более того, это явление не носит специфически регионального характера Первые законодательные акты в сфере приватизации были приняты в Азии и Латинской Америке, затем законотворческая волна распространилась на посткоммунистические страны, а в настоящее время отмечается быстро нарастающий интерес к этой проблематике в странах Африки.

К 1992 г. более чем в 30 развивающихся странах были приняты законы или постановления, содержащие положения о стимулах и ограничениях прав собственности служащих (ПСС) приватизируемых предприятий, часто, но не всегда, это касается также приватизационных инициатив. Положения, регулирующие ПСС, весьма различаются как по сути, так и по масштабам собственности. Законодательство предусматривает сохранение в собственности служащих как весьма скромной доли акций предприятия (10%), так и владение акциями в некоторых случаях.

Статьи, регулирующие уровень цен на акции, приобретаемые служащими компании, также весьма существенно разнятся: от полного отсутствия каких-либо льгот или умеренных скидок от 10—15% до 70% стоимости акций. Подобная практика характерна для внутренних льгот, предоставленных американскими и японскими компаниями своим служащим. Примерно в половине стран уровень субсидий на приобретаемые служащими акции колеблется от 10 до 30%, в остальных странах субсидии превышают 30%-ную отметку. Более чем в половине случаев ограничивается число акций, приобретаемых на льготных условиях (обычно 20% или менее от общего числа купленных акций).

Мы исследуем проблемы, связанные с приватизацией, рассматривая этот процесс в двух существенно различающихся во многих отношениях странах: Чили и Польше. Однако они сравнимы по уровню дохода на душу населения. По данным World Development Report 1992 г., среди стран с численностью населения не менее 1 млн. чел. по показателю дохода на душу населения Польша занимает 59 место (1690 долл.), а Чили — 56 место (1940 долл.). Однако еще более значим тот факт, что на данный момент именно в этих двух странах процесс приватизации был наиболее хорошо организован, и в силу этого выработанный механизм двух указанных типов приватизации может быть и скорее всего будет использован в будущем как в посткоммунистических странах, так и в несоциалистических развивающихся странах. Опыт Чили и Польши иллюстрирует нам всю сложность процесса приватизации и ее роль в национальном развитии.

Чили

К середине 1990-х гг. в Чили, возглавившей приватизационный процесс, сложились экономические и социальные условия, благоприятствующие долговременному экономическому росту. Чили — страна с ярко выраженной рыночной экономикой, где государство играет активную роль лишь в тех сферах, которые определенно требуют его вмешательства, причем делает это компетентно.

Программа приватизации, разработанная в Чили, является наиболее всеобъемлющей и перспективной в странах Третьего мира. Она представляет собой неотъемлемую часть комплекса социально-экономических и политических преобразований, начало которому положил военный переворот 1973 г., приведший к власти диктатора Пиночета. В результате Чили, для которой в начале 1970-х гг. было характерно всестороннее государственное регулирование национальной экономики, превратилась в страну с наиболее открытой рыночно ориентированной экономикой в Латинской Америке. Государственный контроль был устранен практически из всех сфер, за исключением рынка труда. За 18-летний период было приватизировано 550 фирм, занятость на которых составляла 5% от общего числа рабочей силы.

Даже при режиме Пиночета Чили никогда не исповедовала полную свободу предпринимательства. Сохранялись скрытое субсидирование и стимулирование, а в 1982—1986 гг. осуществлялась массовая кампания спасения финансового сектора страны, на которую расходовалось до 4,6% ВВП. Многие ранее приватизированные банки вновь подверглись национализации в период финансового краха 1982.

В ходе самой приватизации субсидирование частного сектора осуществлялось посредством продажи активов по ценам, составлявшим практически чуть более 50% их реальной стоимости. Несмотря на то, что в 1970-е гг. рыболовецкие компании были приватизированы, государство продолжало играть роль в их деятельности посредством развития их экспортного рынка, оказания помощи и регулирования экосистем. Государство уделяет также огромное внимание развитию сельскохозяйственного сектора. Именно в этой сфере страна добилась значительного расширения экспортного ассортимента, особенно за счет фруктовых Государство играло активную роль в определении потенциальных экспортных создавало инфраструктуру, обеспечивало развитие рынков, финансировало исследовательскую деятельность и всячески способствовало повышению производительности агарного труда.

Можно отметить, что это явилось успешным примером реализации, пусть даже не столь масштабной, отраслевой политики и сыграло важную роль в достижении высоких показателей роста в конце 1980-х гг. Однако по-прежнему остается неясным, является ли такая политика стимулирования экспорта ресурсов, а также лесопродуктов на основе латифундий и агробизнеса достаточной для обеспечения долговременного развития. Большинство фермерских хозяйств невелико по размерам, и похоже, они почти ничего не выиграли, хотя в производстве сахарной свеклы агробизнес счел прибыльным для себя не только организацию сбыта продукции мелких производителей, но и предоставление кредитов и технической помощи.

Новое демократическое руководство Чили является сторонником осуществления рыночных реформ в национальной экономике, однако оно учитывает и явно обозначившуюся необходимость государственной поддержки экономики. Таким образом, приватизация призвана сыграть важную роль в развивающихся стран, однако ее нельзя рассматривать в контексте общей экономической политики и понимать, что она не является простым самоустранением государства из экономической жизни.

Приватизация в Чили осуществлялась в несколько взаимно переплетающихся этапов. В 1974 и 1975 гг. около 360 фирм, национализированных в начале 1970-х г., были возвращены прежним владельцам, остальные были реприватизированы к 1978 г. Процесс приватизации на этом первом этапе протекал гораздо легче, чем на последующих, когда дело дошло до предприятий, долгое время находившихся в государственной собственности (этот процесс больше напоминал, что еще предстояло совершить странам Восточной Европы, только в угрожающе больших масштабах).

Из предприятий, приватизированных в 1975—1983 гг., большую часть составляли государственные предприятия, созданные в начале 1970-х гг. правительством Сальвадора Альенде. Другие являлись частными компаниями с долевым участием государства. В период с 1978 по 1981 гг. осуществлялась приватизация сферы социального обеспечения. Государство продолжало предоставлять социальные услуги лишь беднейшим слоям населения и сконцентрировало усилия в большей степени на субсидировании спроса, чем предложения. К 1981 г. на государственных предприятиях создавалось лишь 24% ВВП, тогда как в г. этот показатель составлял 39%.

В 1976—1981 гг. экономика Чили развивалась высокими темпами, затем последовал глубокий трехгодичный спад, так как рост носил черты спекулятивного характера, включая дикие операции с ценными бумагами. После бума 1982 г. произошло падение курса ценных бумаг на 36% и еще на 33% в 1983 г., что привело к массовым банкротствам (в частности, потерпели банкротство 20% промышленных компаний с числом занятых 50 человек и более), уровень безработицы достиг 24%.

В 1986 г. многие предприятия, национализированные Пиночетом в годы финансового кризиса (1982—1983 гг.), были реприватизированы, а также приватизированы восемь из 15 крупнейших корпораций Чили.

Экономический рост в конце 1980-х гг. носил качественно иной характер, поскольку большее внимание уделялось макроэкономическому регулированию и управлению финансовой системой. Начиная с 1986 г. были приватизированы, по меньшей мере, 27 крупных промышленных предприятий, долгое время находившихся в собственности государства.

Однако для экономики Чили стала характерной тенденция снижения доли промышленного производства в ВВП, особенно в секторах, использующих местные природные ресурсы. Эта тенденция коренным образом отличает Чили от преуспевающих в течение длительного периода таких стран, как Южная Корея и Тайвань. Более того, она может стать препятствием на пути развития в том случае, если возможности для повышения эффективности производства сконцентрированы именно в обрабатывающем секторе промышленности. Однако в Чили такие промышленные компании часто представлены вновь созданными производствами, которые развиваются довольно медленно.

Начиная с середины 1980-х гг. приватизация осуществлялась в основном на аукционной основе, а также посредством продажи акций пенсионным фондам, мелким инвесторам ("народный капитализм") и работникам фирм ("трудовой капитализм"). На два последних типа приходится около 20% сделок по трансформации прав собственности. Государственные предприятия, не подлежавшие приватизации, подверглись серьезной внутренней реорганизации, что повысило эффективность производственных процессов и рентабельность.

Использование концепции "народного капитализма" должно было привести к распределению собственности среди многочисленных мелких инвесторов в целях популяризации идеи приватизации. Для получения значительных скидок на приобретаемые акции предприятий участники приватизации должны являться налогоплательщиками с погашенными обязательствами по налогам. Подобным способом была осуществлена приватизация двух крупнейших банков страны ("Банко де Чили" и "Банко де Сантьяго").

Концепция "трудового капитализма" предполагала, что работники могут приобрести акции собственных компаний в размере их отчислений в пенсионный фонд, при этом средства на эти цели они могли получить из пенсионного фонда досрочно. Пенсионные фонды также могли быть использованы в качестве залога для получения государственных ссуд на льготных условиях с целью приобретения дополнительного количества акций. К моменту выхода на пенсию рабочие могут продавать свои акции пенсионному фонду в размере своих взносов в него.

Таким образом, этот вариант давал рабочим возможность относительно безрисковых инвестиций. Подобный механизм приватизации использовали 21 000 работников (35% их общего числа), остальные акции были приобретены группами рабочих, объединившихся в инвестиционные общества. В период с 1985 по 1990 гг. 15 государственных предприятий было продано с использованием описанного выше механизма, три из них перешли в полную собственность рабочих. Еще три предприятия имели долевую собственность рабочих — 44%, 33% и 31%, а на остальных девяти предприятиях рабочим принадлежало 12% акций.

Этот тип приватизации был особенно успешным, поскольку на приватизированных предприятиях не только выросла производительность труда и повысилась стоимость акций, но и возросла занятость. Однако для того чтобы понять, как будут вести себя рабочие-собственники в будущем: сохранится ли на этих предприятиях высокая доля собственности рабочих или же с течением времени они продадут свои акции, и собственность сконцентрируется в руках сторонних инвесторов, необходимо время. Сейчас все свидетельствует о том, что рабочие относятся более ответственно к своим обязанностям и собственности компании, а в некоторых случаях руководство привлекает рабочих к процессу оценки деятельности компании.

В качестве примера можно привести National Computer and Information Corporation, долгое время находившуюся в государственной собственности. Дела корпорации обстояли довольно плохо, и никто из инвесторов, за исключением ее служащих, не проявлял интереса к приобретению ее акций. Приватизационная служба помогла работникам предприятия добиться специального финансирования для приобретения акций корпорации. За удивительно короткий промежуток времени корпорации удалось решить свои финансовые проблемы, несмотря на конкуренцию со стороны мощной транснациональной компьютерной корпорации.

До настоящего времени не удалось преодолеть стереотипное представление о том, что наличие прав собственности служащих может уменьшить привлекательность предприятия для иностранных инвесторов. Однако в качестве примера можно привести чилийскую компанию National Sugar Industry, приватизированную в г., при этом в собственность рабочих перешло 45% акций. Тем не менее несколько зарубежных инвесторов приобрели значительные пакеты акций, рассматривая их как высокодоходные инвестиции.

Многие фирмы знакомы с планами приобретения их акций своими работниками; подобные программы существуют и в зарубежных странах, известен и положительный опыт подобной реорганизации с целью повышения эффективности производства и улучшения взаимоотношений с работниками фирмы в стране. В случаях, когда иностранных инвесторов беспокоит лояльность коллектива компании и характер трудовых отношений на предприятии, идеальным вариантом осуществления приватизации может быть частичная передача прав собственности работникам предприятия.

Однако наиболее важным является, пожалуй, то, что приобретение акций трудовым коллективом служит позитивным сигналом прочим потенциальным инвесторам, располагающим эксклюзивной информацией о деятельности компании. В этой ситуации государственная политика, способствующая передаче части прав собственности работникам предприятия обеспечивающая условия и механизм ее реализации, может стать существенным стимулом для привлечения иностранных инвесторов.

Передача части акций в собственность работников предприятия может сыграть важную роль в обеспечении политической приемлемости идеи приватизации. Безусловно, что эта мера используется для уменьшения сопротивления работников предприятий, подлежащих приватизации. Кроме того, расширение числа собственников акций, в том числе и работников приватизируемых предприятий, часто является политической целью правящих сил, осуществляющих приватизацию и проводящих рыночно ориентированные реформы.

Передача акций в собственность служащих компаний способствует развитию рынка ценных бумаг, так как благодаря расширению увеличивается число участников. Во многих случаях работники—собственники акций с течением времени могут пожелать диверсифицировать свой портфель ценных бумаг, что даст толчок развитию сектора трансакционных услуг. Несомненно, снижение веса политического фактора при решении всегда сложного вопроса о роли государства в экономике также повысит возможность осуществления эффективной отраслевой

Участие работников предприятий в осуществлении приватизации может также способствовать смягчению усиливающегося в процессе либерализации экономики имущественного неравенства. В ходе 20-летней практически непрерывной "структурной адаптации" чилийской экономики выиграли лишь 10% наиболее обеспеченных слоев населения, остальные 90% по-прежнему остаются в проигрыше. Повсеместно увеличилась бедность, однако средства, выделенные на нужды беднейших слоев населения, несколько смягчили масштабы абсолютной нищеты. К концу 1980-х гг. удалось достичь высоких темпов роста, однако в начале 1990-х гг. вновь начался спад производства. Новому демократическому руководству страны предстоит решать две важнейшие национальные проблемы: борьбу с бедностью и ослабление неравенства. Новый министр финансов Алехандро Фоксли был одним из наиболее компетентных критиков крайне ортодоксальной экономической политики режима Пиночета.

Показатели экономического развития довольно противоречивы, и резкие колебания Чили от экспансионистской к ограничительной экономической политике не позволяют дать корректный долгосрочный прогноз. Однако все свидетельствует о том, что в настоящий момент в Чили сложились очень хорошие условия для поступательного движения. Впервые акцент на развитие образования и человеческого фактора был сделан в Чили еще в 1920-е годы; высокий стандарт базового образования и здравоохранения был сохранен и в годы диктаторского правления, поэтому в настоящее время страна пользуется результатами этой долгосрочной программы.

Несмотря на некоторые перегибы, за что страна расплатилась финансовым крахом, в период правления Пиночета произошло формирование современной рыночной институциональной структуры, характерной для экономики развитых стран. Существует надежда, что другие страны в процессе демократических преобразований смогут воспользоваться конструктивным опытом чилийских реформ. Новое демократическое руководство страны прозорливо уделяет большее внимание проблемам равенства, устраняя сложившийся в годы правления Пиночета дисбаланс в расходах на социальное обеспечение путем расширения программ в области образования, здравоохранения, питания, жилищного строительства, водоснабжения и канализации.

В результате налоговой реформы, проведенной в первый год правления президента Эйлвина, государство получило 1 млрд. долл. для осуществления социальных проектов и повышения заработной платы школьных учителей. Государство наращивает инвестиции в такие важные инфраструктурные проекты, как строительство дорог, портов и ирригационных систем. Оно также начинает расширять масштабы своей пока еще умеренной промышленной и экспортной политики для того, чтобы в большей мере поддерживать развитие обрабатывающей промышленности.

Чили является первой в Латинской Америке страной, которой, похоже, удается в течение длительного периода сдерживать инфляцию. Чили пришлось преодолеть сложный путь, однако в настоящее время перед экономикой страны, проведшей масштабную приватизацию при конструктивной государственной поддержке, открываются блестящие перспективы. Польша

Несмотря на серьезные социально-экономические проблемы, приватизация в Чили начала осуществляться в условиях сложившихся законодательной и финансовой структур. В полной мере функционировали рынки труда, капитала и товаров, а также многие формальные и неформальные социально- экономические структуры, органично присущие рыночной экономике. В странах же Восточной Европы все рыночные элементы хозяйственного механизма подавлялись главенствовавшим социалистическим укладом.

С целью перехода к рыночной экономике в начале 1990 г. правительство Польши разработало план радикальной стабилизации экономики, включавший пять составных элементов: дерегулирование цен, введение конвертируемости национальной валюты, контроль за заработной платой, повышение процентных ставок и меры по достижению сбалансированности государственного бюджета. Затем во второй половине 1990 г. были предприняты активные шаги по реформированию законодательства и административной системы для подготовки перехода к приватизации экономики.

На начальном этапе перехода к рынку ВВП Польши резко сократился (в 1990 г. на одновременно с этим высокого уровня достигла безработица. По мнению Всемирного банка, спад экономики в значительной степени объяснялся развалом существовавшей ранее в Восточной Европе интеграционной системы с участием СССР. Перестройку национальной экономики Польши необходимо было осуществлять одновременно с реорганизацией системы внешней торговли. Однако к концу 1992 г. налицо были признаки того, что период спада экономики подошел к концу.

План приватизации был принят в Польше летом 1990 г. На первом этапе приватизации государственных предприятий, так называемой (коммерциализации), часто требовалось образование акционерного общества с санкции и согласия соответствующих министерств, руководства и работников предприятия. Оценка предприятия производилась независимыми экспертами, и его работники получали право до 20% акционерного капитала с 50%-ной скидкой. В отраслях с капиталоинтенсивным производством размер предоставляемых при покупке акций субсидий мог ограничиваться фондом заработной платы предприятия в предшествовавшем году.

Таким образом, пакет льготных акций, приобретаемый работниками предприятия, мог быть меньше 20% предлагаемого к продаже акционерного капитала. С помощью этой меры обеспечить более равномерное целение собственности среди работников различных отраслей экономики. К более мелким предприятиям применялся второй вариант приватизации — приватизация посредством ликвидации. Этот вариант позволял выкупать предприятие с участием работников, что предусматривало возможность значительной части активов в рабочих и управленческого персонала.

Процесс приватизации при этом протекал таким образом. Директор-распорядитель работников предприятия проводили перед приватизацией финансовый анализ деятельности предприятия. В случае благоприятного результата направлялось представление министерству, в ведении которого предприятие находилось. Министерство выносило заключение о представленном финансовом состоянии предприятия и разрабатывало стратегию его приватизации. Затем Совет работников предприятия или общее собрание коллектива проводило голосование по условиям соглашения. Таким образом, государственное предприятие упразднялось, и новая фирма покупала часть бывшего предприятия, оставшееся же обычно бралось в аренду у государства. Стоимость арендуемых активов определялась в момент реорганизации предприятия не подлежала изменению в период действия контракта (независимо от темпов инфляции в стране). Фактически государство предоставляло значительную субсидию новым собственникам акционерного капитала.

Из 250 предприятий, на которых занято 10% рабочей силы, прошедших трансформацию статуса собственности к середине 1992 г., лишь около 10% было приватизировано полностью. И лишь 175 предприятий к этому времени осуществили приватизацию собственными усилиями. К этому моменту государство рассматривало план крупномасштабной приватизации нескольких сотен компаний (с общим числом занятых 10% от всех работников промышленности), в соответствии с которым все эти компании объединялись в закрытый совместный фонд.

Процесс приватизации в других постсоциалистических странах Восточной Европы протекал примерно теми же темпами. Единственным исключением, пожалуй, была Венгрия, где приватизация шла более активно за счет "спонтанной" деятельности менеджеров и представителей трудовых коллективов, самостоятельно определявших цену предприятия и осуществлявших выбор покупателя по своему усмотрению Это существенно ускоряло процесс приватизации, однако порой звучали суждения о том, что таким образом нарушается справедливость и, кроме того, возможно, эти действия не отвечают национальным интересам страны.

Некоторые менеджеры организовали продажу своих фирм транснациональным корпорациям на столь льготных условиях, что порой взамен фактически получали пожизненную синекуру в качестве вознаграждения за успешную сделку. Однако с целью ускорения процесса приватизации Венгрия по- прежнему разрешала самоприватизацию, и к середине 1992 г. около 300 мелких и средних предприятий провели спонтанную приватизацию.

На выработку оптимальной и эффективной схемы приватизации было затрачено немало времени, средств и усилий. Масштабы и сложность приватизации в странах Восточной Европы огромны, тем более, что следует принимать во внимание ограниченность выделяемых на эти цели ресурсов. В Польше в Министерстве по делам приватизации работало лишь 200 сотрудников, в то время как в бывшей Восточной Германии в Ведомстве по опеке занято 3500 человек. К тому же любую форму приватизации какая-то часть общества всегда может счесть несправедливой и нарушающей принцип равенства.

В Польше заместитель премьер-министра и министр финансов Л. Бальцерович выступал против передачи предприятий в собственность трудового коллектива как основы приватизационного процесса, однако позже он заметил, что если бы ему предстояло еще раз осуществлять приватизационную кампанию, то он просто передал бы всю собственность в руки менеджеров и рабочих с тем, чтобы они сами делали выбор, управлять этими компаниями или продавать их. Именно этот путь дал возможность провести приватизацию в максимально короткие сроки и задействовать рыночные стимулы.

В результате реализованный в Польше вариант приватизации не стимулировал ликвидационных продаж и ваучеризации, что могло бы привести к массовому приобретению собственности компаний трудовыми коллективами. Причины подобной антипатии к этому варианту трансформации государственной собственности различны, в их числе и боязнь забастовок, и опасения возникновения ассоциаций рабочих-собственников с советами рабочих, аналогичных тем, которые создавались в последние годы коммунистического режима на предприятиях в отчаянной попытке удержать власть.

К середине 1980-х гг. советы рабочих получили реальные имущественные права в Польше и в ряде других бывших социалистических стран. Сторонники стратегии приватизации, основанной на концепции свободного рынка консервативной школы прав собственности, представленной, в частности, лауреатом Нобелевской премии Джеймсом Бушананом, действовали бы следующим образом: сперва признали бы складывающиеся "де факто" имущественные права, затем легализовали бы их и лишь после этого позволили рыночным трендам формироваться вокруг сложившихся реалий.

Ваучерная же приватизация не признает сложившихся "де факто" имущественных прав, возвращает собственность государству, которое, в свою очередь, как это предполагается, должно передать эти права своим гражданам. В большинстве же случаев государство представлено старым аппаратом чиновников, которые стремятся замедлить процесс приватизации и подольше удерживать контроль над государственными предприятиями в своих руках. В целом приватизация с передачей прав собственности работникам предприятий позволит не допустить узурпации этих прав бывшей правящей верхушкой или номенклатурой, управлявшей предприятиями при социализме. Хотя подобный подход и является более плодотворным в смысле формирования прав собственности, он может привести к неприятным политическим последствиям.

Заключение

Несмотря на довольно ограниченные возможности определения оптимального плана осуществления приватизации и рыночных преобразований, автор представленного исследования строго придерживается точки зрения, в соответствии с которой приватизация позволит получить наилучший результат в том случае, если она будет являться не просто изолированной частью стратегии развития, но органичной частью общей программы развития рыночной экономики в стране. Преимущества приватизации не проявятся автоматически.

Роль государства в национальной экономике существенно модифицируется, однако не элиминируется. Институциональная структура, поддерживающая рыночные преобразования в экономике, должна будет расширяться и развиваться. Совсем непросто найти верное соотношение сил в национальной экономике.

Вместе с тем некоторые уроки из прошлого можно извлечь уже сейчас. Важное значение, в частности, имеет то, как шло формирование государственной собственности. Наиболее легко проходит приватизация в тех случаях, когда государственная собственность возникла в результате каких-либо исторических обстоятельств, а не в процессе осуществления системной политики или селективной политики государства, которое заранее определило приоритетные для национального развития отрасли промышленности. Ярким примером в этом отношении является Бангладеш, где крупный государственный сектор возник на основе брошенных в годы гражданской войны пакистанскими беженцами промышленных предприятий.

В итоге Бангладеш разработал одну из наиболее масштабных программ приватизации. Можно также привести пример Мексики, где после национализации банков во время финансового кризиса 1982 г. к государству перешло много компаний, прежде принадлежавших этим банкам. Они также явились базой для осуществления системной программы приватизации.

Легче также проводить приватизацию в тех случаях, когда государственный сектор образовался за счет национализации, особенно если это дело недалекого прошлого, как в случае с реприватизацией 1970-х гг. в Чили; когда мы имеем дело с достаточно развитой рыночной экономикой; когда существует жесткая политическая ориентация на приватизацию; и наконец, в тех случаях, когда рядовые работники предприятий и граждане страны позитивно настроены в отношении приватизации. Все эти факторы в значительной степени присутствовали в Чили.

В качестве другого успешного варианта приватизации с долевым участием в собственности служащих предприятий в последние годы можно привести Южную Корею. Наиболее сложно протекает приватизация в бывших социалистических странах, таких, как Польша, где, похоже, не действует ни один из отмеченных выше облегчающих процесс приватизации факторов.






Металлические двери с ламинатом

Металлические двери с ламинатом стальные входные двери с отделкой ламинатом.

gosdveri.ru