Образование, общество и развитие: некоторые проблемы


Взаимосвязь между образованием и развитием невозможно понять без учета зависимости структуры системы образования от экономической и социальной природы Третьего мира. Например, если экономическая и социальная структуры строятся на принципах неравноправия, то они проявляются и в системе образования через отбор претендентов по имущественному признаку. В то же время образование может оказывать влияние на формирование будущего общества по многим направлениям.

Таким образом, связь образования с развитием — улица с двусторонним движением. Отражая социально-экономическое устройство общества (является ли оно равноправным или нет), система образования способствует его устойчивости, укреплению и воспроизводству сложившихся структур. С другой стороны, реформа системы образования, осуществленная в силу внутренних причин или под воздействием внешних влияний, обладает огромным потенциалом социального и экономического реформирования всего общества.

После этих общих рассуждений остановимся на пяти компонентах развития — росте, неравенстве и бедности, динамике населения и уровне рождаемости, миграции и комплексном развитии деревни. Проследим их влияние на образовательные системы и обратное воздействие последних на характер развития. Анализ покажет наличие взаимозависимости между образованием и развитием, что поможет понять проблемы развития, которые обсуждались в предшествующих главах.

Образование и экономический рост

На протяжении многих лет считалось, что расширение системы образования вносит вклад в ускорение темпов роста ВНП, а.в некоторых случаях и определяет их. Утверждение это выглядело вполне логично, так как страны Третьего мира ощущали острый дефицит полу- и квалифицированной рабочей силы. Считалось, что ее формирование возможно лишь в рамках системы формального образования. Пока же она не создана, нереально рассчитывать на эффективное управление развитием как в государственном, так и в частном секторах экономики.

Имеются обширная статистика и многочисленные количественные измерения источников экономического роста на Западе; их используют для доказательства, что прежде всего человеческий, а не физический, капитал (остаток в эконометрической производственной функции) был главным двигателем экономического прогресса в развитых странах. В новых независимых странах Азии и Африки сразу же возникла потребность в формировании как человеческого, так и физического капитала, чтобы дать государству возможность управлять процессами развития. Поэтому быстрое увеличение числа учащихся выглядело вполне оправданным в условиях острого кадрового дефицита 1950-х и 1960-х гг.

Хотя это не всегда можно доказать с помощью точных статистических выкладок, не вызывает сомнений, что расширение всех уровней образования внесло вклад в экономический рост в результате:

Даже если бы альтернативные варианты инвестиций в экономику вызвали более высокие темпы роста, это ни в коей мере не умаляет значения всестороннего вклада образования в совокупный экономический роет. Нельзя отрицать, что наличие образованной и обладающей специальностью рабочей силы является обязательным условием поддержания устойчивого экономического роста.

Однако любые оценки роли образования в экономическом развитии должны выходить за пределы общих показателей темпов роста: следует учитывать его структуру и характер, а также распределение плодов (кто пользуется ими).

Образование, неравенство и нищета

В прошлом работы по экономике образования как в развитых, так и в развивающихся странах концентрировали внимание на связи между образованием, производительностью труда и ростом производства. Это объясняется тем, что в 1950-х и 1960-х гг. главной задачей развития считалась максимизация темпов экономического роста. Вне поля зрения оставалось воздействие образования на распределение доходов и устранение абсолютного обнищания. Парадоксально, но недавние исследования показали, что системы образования многих развивающихся стран иногда скорее способствуют росту неравенства в доходах, чем препятствуют ему.

Главная причина этого неблагоприятного явления — наличие прямой корреляции между уровнем образования и суммарным уровнем дохода на протяжении жизни человека. Особенно заметна подобная корреляция у работников со средним образованием, чьи доходы могут составлять от 300 до 800% доходов работников с неполным или законченным начальным образованием. Поскольку уровень доходов зависит от продолжительности обучения, то непропорционально большое представительство в средней и высшей школах групп населения со средним и высоким уровнем доходов способствует усилению имущественного неравенства. Таким образом, если по финансовым или каким-либо другим соображениям доступ бедняков в среднюю и высшую школы закрыт, то такие системы образования сохраняют и даже усиливают неравенство в Третьем мире.

Специалист в области образования Джон Симонс следующим образом описывает отношение бедняков к образованию:

Во многих странах бедняки быстро начинают осознавать, что обучение дает возможность избавиться от нищеты лишь единицам. Они первыми покидают школу из-за необходимости зарабатывать на жизнь, их первыми отчисляют из нее, так как они засыпают на занятиях из-за недоедания; они, в отличие от детей из более обеспеченных семей, проваливаются на экзаменах по французскому или английскому языку. Надежды родителей, вызванные строительством в деревне школы, быстро рассеиваются. Родителям кажется, что получить достаточное образование их сыну, не говоря уже о дочери, чтобы иметь возможность заняться хотя бы ручным трудом, является недостижимой задачей.

Раньше любой срок пребывания в школе удовлетворял потребности бедняка в поисках работы. Теперь же необходим документ об окончании начальной школы. Некоторые утверждают, что даже получившие неполное среднее образование не могут найти постоянную работу и, тем более, не могут позволить себе послать в город сына для получения среднего образования.

Два важных экономических фактора дают основание считать, что система образования во многих развивающихся странах является неравноправной, оставляя меньше шансов беднякам на продолжение учебы на любом уровне по сравнению с выходцами из более обеспеченных семей.

Во-первых, индивидуальные затраты на получение начального образования (особенно если принимать во внимание альтернативную цену труда ребенка из бедной семьи) для бедных учащихся — более тяжелое бремя, чем для более обеспеченных.

Во-вторых, ожидаемые выгоды начального образования для бедных учащихся меньше, чем для обеспеченных детей. Вместе взятые эти два фактора означают, что отдача от инвестиций в образование ребенка из бедной семьи меньше, чем в других семьях. Именно поэтому бедные дети чаще покидают школу уже с первых лет обучения. Рассмотрим детальнее причины, почему их затраты оказываются большими, а выгоды — меньшими.

Даже если первые годы обучения бесплатные, бедная семья несет потери. Дети этого возраста обычно должны участвовать в работе на семейных фермах, но их отвлекают занятия в школе. Если ребенок идет в школу, то семья стоит перед большим выбором: или недобрать часть жизненно необходимого продовольствия или нанять со стороны дополнительную рабочую силу. В любом случае семья несет реальные потери из-за посещения физически здоровым ребенком школы во время работ на ферме. Эти потери не связаны со стоимостью обучения; они намного меньше для более обеспеченных семей, которые часто живут в городе, где не ощущается потребности в детском труде.

Более высокие альтернативные издержки являются причиной низкого уровня посещаемости и успеваемости детей бедных родителей. Поэтому, несмотря на наличие бесплатного и всеобщего начального образования во многих странах, дети из бедных семей, особенно в сельской местности, редко продолжают учебу после первых лет посещения школы. Их низкая успеваемость отнюдь не является следствием слабых умственных способностей: она порождена неблагоприятной экономической средой.

Процесс отсеивания относительно бедных учеников в первые годы обучения усиливается в результате необходимости вносить существенную плату за обучение в средней школе. Во многих развивающихся странах стоимость годового обучения, особенно в хороших частных школах, примерно равна средней величине дохода на душу населения, что делает обучение недоступным для бедных семей. Поэтому система школьного обучения и отбора основывается не на способностях обучающихся, а исключительно на их материальном положении. Таким образом, продолжается концентрация доходов определенными группами населения: наибольшие заработки имеют люди, сосредоточившие в своих руках большую часть богатства и составляющие имущественную элиту общества.

Неравноправный характер образования в Третьем мире еще более усиливается на университетском уровне, где государство может полностью взять на себя расходы по организации учебного процесса и даже давать студентам стипендии. Большинство студентов — выходцы из обеспеченных семей (отбор производится еще в средней школе), поэтому бесплатное высшее образование означает на деле массированное использование общественных фондов путем изъятия их от бедных групп в пользу имущественно благополучных.

Эти данные неоспоримо подтверждают, что учеба детей "белых воротничков" чрезмерно субсидируется, а на обучение детей фермеров выделяются скудные ресурсы. Например, во франкоязычных странах Африки дети "белых воротничков", живущие в основном в городах, получают в виде субсидий на учебу поддержку от государства в 10 раз большую, чем ученики из фермерских семей. Если к этой информации добавить сведения о размерах прямых и косвенных налогов, которые, часто регрессивны, то становится очевидным, что система образования в развивающихся странах не стала механизмом преодоления неравенства. Более того, во многих случаях она способствует его усилению.

Образование, внутренняя миграция и "утечка умов"

Образование — одна из важных причин миграции населения из сельской местности в города. Многочисленные исследования подтверждают наличие прямой зависимости между уровнем образования человека и его склонностью к такого рода миграции. В целом люди с более высоким уровнем образования могут рассчитывать на более высокие доходы в городе и имеют больше шансов получить работу в современном секторе экономики, чем претенденты с низким образовательным уровнем. На фоне растущей городской безработицы среди групп населения с незначительным образованием вероятность получения работы становится решающим фактором увеличения числа образованных мигрантов из деревни.

Велика роль образования и в международной миграции, известной под термином "утечки умов" из бедных в богатые страны. Она охватывает тысячи ученых, инженеров, врачей и других специалистов, на подготовку которых развивающиеся страны израсходовали крупные суммы, но отдачу от этих инвестиций получают и без того преуспевающие государства.

"Утечка умов" заслуживает внимания не только из-за ее влияния на темпы роста и структуру экономики, но и из-за ее воздействия на характер и ценностные установки системы образования в Третьем мире. Она лишает развивающиеся страны крайне необходимых им специалистов (см. гл. 4), но, еще более важно то, что она ослабляет внимание ученых, врачей, архитекторов, инженеров и преподавателей к жизненно важным проблемам своих стран. Это такие проблемы, как подходящие технологии, недорогие профилактические меры в здравоохранении, строительство дешевого жилья, больниц, школ и предприятий сферы обслуживания, проектирование и строительство дорог, мостов и производство оборудования с применением трудоемких процессов, разработка соответствующих учебников и пособий для высших учебных заведений, ориентация исследований и конструкторских работ на решение актуальных проблем внутреннего развития.

Ориентируясь на ценностные установки богатых государств, высокообразованные специалисты Третьего мира, не покидая своих стран, уходят во "внутреннюю миграцию". Ее отрицательные последствия для страны намного сильнее, чем от международной "утечки умов".

Так, многие врачи в развивающихся странах специализируются на кардиологии, работа в области профилактики тропических болезней считается непрестижной. Архитекторы заняты не разработкой проектов дешевых жилищ, школ и больниц, а созданием национальных монументов и современных зданий для государственных организаций. Вместо того чтобы сосредоточиться на производстве несложных инструментов, сельскохозяйственных механизмов с живой тягловой силой, строительстве недорогих систем водоснабжения и канализации, разработке трудоемких технологий, местные инженеры и ученые концентрируют свои усилия на современнейшем электронном оборудовании, оставляя иностранным специалистам "привилегию" искать нужные для своей страны решения.

В учебных заведениях экономисты читают лекции и заняты исследованиями сложных математических моделей конкурентной экономики, не существующей в развивающихся странах, в то время как проблемы бедности, безработицы, комплексного развития деревни и образования не вызывают у них интереса. Критерием успеха во всех видах подобной деятельности становится не вклад в развитие страны, а высокая оценка маститыми учеными в развитых странах. Часто публикация работы исследователя из развивающейся страны в международном журнале или приглашение участвовать во встрече со специалистами в Лондоне, Париже, Нью-Йорке и Москве считаются более важным делом, чем успешное решение какой-либо местной технологической, аграрной, медицинской или экологической проблемы.

Образование женщин, плодовитость, здоровье детей

Существует четкая корреляция между образованием и плодовитостью женщин. Большинство исследований отмечают наличие обратной связи между образованием женщины (особенно на начальном этапе) и размером семьи. Поскольку снижение уровня городской безработицы (особенно среди лиц с образованием) и плодовитости являются важными элементами политики стран Третьего мира, следует выяснить, как быстрое распространение грамотности (соответственно и выделяемые на эти цели ресурсы) влияет на взаимосвязанные проблемы ускорения внутренней миграции и быстрого роста населения — смягчают или обостряют их. Теория и практика свидетельствуют, что в условиях дефицита ресурсов у государства количественное расширение системы образования за пределы начальной школы, видимо, неразумно и нецелесообразно по двум причинам.

Во-первых, быстрое расширение начального образования, как отмечалось выше, вызывает чрезмерно большой спрос на среднее и высшее образование, который не может быть удовлетворен из-за дефицита ресурсов. К тому же усиливается миграция из сельской местности в города, а армия городских безработных во все большей мере пополняется образованными и политически активными мигрантами.

Во-вторых, если, как утверждают многие исследователи, получение образования оказывает воздействие на снижение плодовитости женщин через механизм повышения альтернативных издержек воспитания детей, то политика ограничения рождаемости, базирующаяся на распространении образования, окажется намного менее эффективной без параллельного расширения возможностей занятости как для женщин, так, впрочем, и для мужчин. Поэтому переориентация имеющихся ресурсов на образование женщин в сочетании с активной программой расширения женской занятости в деревне и городе может принести хорошие результаты в решении взаимосвязанных проблем сокращения плодовитости и смягчения бедности.

Наконец, обучение женщин — важнейшее средство в попытках разорвать многовековой порочный круг: плохое здоровье детей — отставание в развитии — низкие доходы — высокая плодовитость — плохое здоровье детей. Имеются многочисленные свидетельства, что обучение женщин грамоте снижает уровень младенческой смертности; также указывается, что более позднее вступление в детородный период не только способствует лучшему физическому здоровью детей, но и повышает их интеллект в результате большего внимания к каждому ребенку в семье небольших размеров.

Образование и комплексное развитие деревни

В предшествующие десятилетия большинство программ отдавали приоритет модернизации и развитию городского сектора экономики, поэтому новые программы должны уделять первостепенное внимание сельской местности. Хотя развитие сельского хозяйства представляет собой главный компонент программ комплексного развития деревни (70% деревенского населения прямо или косвенно занято в сельскохозяйственном производстве), эти программы следует рассматривать в более широком аспекте.

Прежде всего надо учитывать их роль в радикальной трансформации экономических, социальных и институциональных структур, производственных процессов, а также взаимоотношений в сельской местности. Задачи комплексного развития деревни не сводятся лишь к проблемам роста продукции и улучшения экономических показателей. Главное здесь — сбалансированное социальное и экономическое развитие с упором на справедливое распределение доходов и быстрое создание предпосылок для повышения уровня жизни. В более широком контексте это: повышение производительности труда фермеров и других работников сельского хозяйства, равноправие в доступе к обрабатываемой земле, более равномерное распределение доходов, улучшение здоровья, питания и жилищных условий сельского населения, расширение возможностей формального и неформального образования для взрослых и детей в увязке с реальными потребностями и стремлениями.

В какой степени системы образования Третьего мира отвечают этому сложному сочетанию задач комплексного развития деревни? В целом, в весьма невысокой. Формальная система начального школьного образования в большинстве стран представляет собой лишь слегка модифицированный слепок системы развитых государств. Ее главная задача — подготовка учеников к поступлению в среднюю школу, поэтому программы обучения ориентированы на город.

Почти совсем не учитываются жизненные интересы большинства учеников, которые будут жить и работать в деревне. Программы как формального, так и неформального обучения не отражают потребности множества деревенских детей, не посещающих школу, в получении необходимого минимума знаний и навыков. Поэтому образование в сельских общинах развивающихся стран почти не вносит вклада в повышение производительности труда в аграрном секторе и мало способствует адаптации учеников к условиям окружающей жизни.

Каковы же должны быть задачи школы в контексте комплексного развития деревни? Филипп X. Кумбз и Мансур Ахмед предложили весьма привлекательную схему. Они свели потребности обучающихся молодежи и взрослых (мужчин и женщин) в четыре блока:

  1. Общее, или базовое, образование (грамотность, арифметика, элементарное представление о науке, окружающей среде и т.п.). Такую задачу ставят перед собой большинство начальных и средних школ.
  2. Основы семьи, чтобы вооружить учеников знаниями о семейной жизни, методах сохранения здоровья, поддержания нормального пищевого рациона, изготовления домашних поделок и производства ремонтных работ, ухода за детьми и планирования семьи.
  3. Улучшение обучения в общине. Знакомство с функционированием локальных и государственных учреждений, кооперативов, а также программами развития общины, что должно обеспечивать активное участие населения в ее управлении.
  4. Обучение какой-либо специальности в увязке с реальными возможностями, чтобы ученики могли зарабатывать на жизнь.

В развивающихся странах чаще всего делается упор на первый из четырех компонентов обучения. Потребности фермеров, наемных рабочих в аграрном секторе, представителей других специальностей и сельского населения в целом почти не находят отражения в программах формального обучения. В таблице показаны специфические потребности каждой из трех групп сельского населения в рамках школьных программ. Образование сможет вносить существенный вклад в комплексное развитие деревни при условии, что хорошо составленные школьные программы будут учитывать интересы и потребности основных групп населения, занятых в различных производствах аграрного сектора.






Www.yurist.ru.com

Зеленоград юрист юридическое бюро тихонова юрист зеленоград www.yurist.ru.com.

www.yurist.ru.com