Корея и Аргентина


Четыре различных подхода к проблеме развития

Более внимательный взгляд на экономическую историю Кореи и Аргентины подтверждает вывод о том, что каждая из четырех концепций развития — модель стадий роста, структуралистский подход, теория зависимого развития и неоклассический подход — содержит важные идеи и положения о сущности процесса и политики развития. Выбор Южной Кореи и Аргентины удачен, так как позволяет осуществить корректный сравнительный анализ.

Обе страны относятся к средним по численности населения (32 млн. человек в Аргентине и 43 млн. — в Южной Корее) и по показателю подушевого дохода. Интересно отметить, что в настоящее время показатель подушевого дохода в Южной Корее более чем в два раза превышает аналогичный показатель для Аргентины, тогда как 20 лет назад ситуация была прямо противоположной.

Южная Корея

Модель стадий роста

Пример Южной Кореи, хотя и с определенной степенью условности, подтверждает идеи сторонников модели стадийного роста. В последние годы показатель доли инвестиций в национальном доходе был одним из самых высоких в мире, и именно это объясняет быстрый рост ее экономики. Чтобы получить представление о том, насколько стремительным был этот рост, нам необходимо вспомнить, что в работе У. Ростоу "Стадии экономического роста" Южная Корея даже не упоминается. В 1960 г., когда вышла в свет эта книга, в стране имелись лишь отдельные условия, необходимые для осуществления рывка.

За последующие 25 лет ежегодный прирост валовых внутренних инвестиций превышал 14%, но их доля в ВНП составляла 15%, что было ниже уровня, необходимого для перехода к стадии рывка, к 1990 г. этот показатель резко увеличился и составил 37%. В настоящее время Южная Корея достигла позиции, которая по классификации У. Ростоу соответствует середине пути к стадии зрелости (освоение существующих современных технологий).

У. Ростоу считал, что для достижения стадии зрелости необходимо примерно 60 лет с момента осуществления рывка, однако он никогда не отрицал возможности возникновения уникальной ситуации в национальной экономике, при которой переход от традиционной к передовой технологии может осуществиться гораздо быстрее. Несомненно, чем выше производительность, тем быстрее может происходить рост дохода с момента достижения страной стадии рывка. Так, Великобритания добилась удвоения подушевого дохода только через 60 лет после начала промышленной революции; США удалось сделать это через 45 лет, а в Южной Корее задача была решена за десятилетие (1966—1977 гг.).

Трудно поверить, но китайская провинция Гуандун преодолела этот путь менее чем за пять лет. Степень интегрированности в мировую экономическую систему посредством экспорта и импорта новых товаров такова, что Южная Корея, несомненно, удовлетворяет критерию зрелости. Тот факт, что У. Ростоу в качестве иллюстрации рывка взял пример Индии, а не Южной Кореи, свидетельствует об ограниченных возможностях теории стадий роста в области предсказания будущего. Тем не менее, история развития Кореи дает определенное подтверждение ее значимости.

Структуралистский подход

Опыт Южной Кореи также подтверждает некоторые положения структуралистских моделей. В частности, развитие страны на протяжении жизни одного поколения характеризовалось быстрым ростом производительности в сельском хозяйстве, перетоком рабочей силы из сельскохозяйственного в промышленный сектор, устойчивым ростом основных фондов, образовательного уровня и квалификации трудовых ресурсов, а также снижением показателя рождаемости. Отмеченные изменения происходили в период, когда годовые темпы роста дохода на душу населения превышали 7% (1965—1990 гг.). Преобразования коснулись и сельского хозяйства: в конце 40-х и в 50-е гг. в Южной Корее проводилась радикальная земельная реформа.

Экономический рост, связанный с резким увеличением числа занятых в промышленности за счет перетока части населения из сельского хозяйства, является прямым подтверждением модели развития, предложенной Льюисом. Примерно после 1970 г. начался быстрый рост производительности труда и в сельском хозяйстве, отчасти объяснявшийся успешным осуществлением комплексной программы развития сельскохозяйственных районов.

Теория зависимого развития

Пример Южной Кореи подвергает серьезному сомнению универсальность теории зависимого развития. В данном случае мы имеем бедную страну, тесно связанную с мировым хозяйством. В прошлом она сильно зависела от

внешних воздействий, поскольку до 1945 г. была колонией Японии, а позднее ее защита от Северной Кореи полностью зависела от поддержки США. В 50-е годы помощь США составляла значительную часть бюджета Южной Кореи, операции были в основном ориентированы на промышленно развитые страны, особенно на США и Японию. Таким образом, характер экономического развития в значительной степени определялся возможностями экспорта товаров в развитые страны, что в соответствии с постулатами теории зависимого развития должно было бы приводить к замедлению развития страны.

Тем не менее, в настоящее время общепризнанно, что Южная Корея является кандидатом №1 на получение статуса промышленно развитой страны (ее доход на душу населения почти сравнялся с Грецией и равен почти половине дохода жителя Новой Зеландии). Сторонники теории зависимого развития могут утверждать, что Южная Корея является исключением из правила, поскольку, во-первых, она получала значительную помощь из-за рубежа и, во-вторых, индустриальные страны были заинтересованы в ее быстром развитии в качестве бастиона в борьбе с коммунизмом. Правительство Кореи к тому же проводило политику, которая не могла не приветствоваться представителями школы зависимого развития, включающую активную промышленную политику, жесткое ограничение роли ТНК и крайне решительные шаги по созданию национального промышленного потенциала.

Финансирование масштабных инвестиций осуществлялось в большей степени путем заимствований, а не за счет привлечения в экономику прямых иностранных инвестиций. Очень важное значение для национальной экономики имело осуществление земельной реформы (одной из наиболее радикальных в развивающихся странах) и программы первоочередного развития системы школьного образования (в противовес университетскому). Однако все это не объясняет, как подобная политика помогла стране преодолеть "барьер зависимости" уже на начальном этапе.

А слишком большое число исключений свидетельствует обычно о том, что данная теория не полностью отражает реальность.

Неоклассическая контрреволюция

В той же степени опыт развития Южной Кореи опровергает и постулаты неоклассической теории. Хотя некоторые ее представители утверждают, что развитие Южной Кореи вписывается в постулаты неоклассической школы, многие исследователи обращают внимание на крайне интервенционистскую политику в национальной экономике и во внешней торговле. Правительство широко применяло плановые методы, активно используя весь арсенал средств налогового регулирования, чтобы заставить фирмы выполнять директивы правительства и сотрудничать с ним. Оно также занималось разработкой экспортной стратегии для каждой отдельно взятой фирмы, осуществляло координацию усилий различных отраслей экономики для повышения уровня технологии и осуществляло контроль за лицензионной политикой в области получения иностранной технологии.

Кроме того, государство использовало свое монопольное положение для достижения оптимальных условий сотрудничества с конкурирующими ТНК, побуждало фирмы наращивать сравнительные (динамические) преимущества. Цель подобной политики — устранение провалов рынков технологии и квалифицированной рабочей силы. Необходимо отметить, что в этой области государственная политика практически не имела срывов, что, несомненно, свидетельствует о высокой степени реагирования национальных фирм на систему мер экономического стимулирования со стороны государства.

Аргентина

По отношению к Аргентине применение моделей стадий роста и различных моделей развития мало что дает для понимания ее экономической истории. Закономерности ее развития лучше разъясняют теории зависимого развития и неоклассической контрреволюции.

Модель стадий роста

Экономическая история Аргентины в значительной степени опровергает модель стадий роста. У. Ростоу определял стадию рывка как "промежуток времени, в течение которого разрушаются старые экономические формы и устраняются, наконец, все препятствия на пути устойчивого роста Рост становится нормальным состоянием экономики." В 1870 г. Аргентина занимала 11-е место в мире по уровню национального дохода на душу населения, опередив Германию; сегодня она даже не входит в первые пятьдесят стран. У. Ростоу считал, что решающим в определении стадии развития экономики является уровень технологии, а не доход на душу населения, поэтому он полагал, что в течение достаточно длительного периода времени, вплоть до 1914 г., в Аргентине шла подготовка условий для рывка.

Это позволило ему сделать вывод о том, что "в известном смысле" страна вошла в стадию рывка во время Первой мировой войны и "... в середине 1930-х годов действительно начался длительный рывок, который в целом к настоящему времени (1960 г.) можно считать успешным". Далее он заключает: "... в Латинской Америке стадия рывка была полностью пройдена лишь в Мексике и Аргентине". У. Ростоу объясняет наличие условий для рывка еще до момента вхождения страны в эту стадию развития тем фактом, что в течение длительного времени в нее притекал огромный объем иностранного капитала, однако при этом не отмечалось роста внутренних сбережений. Заметим, однако, что до недавнего времени Южная Корея также являлась крупным заемщиком иностранного капитала. При этом Аргентина, безусловно, отвечает критерию У. Ростоу в отношении быстрого развития промышленного сектора.

Однако обратимся к экономической истории Аргентины после того, как У. Ростоу избрал ее в качестве образца для подтверждения своей теории. По данным Всемирного банка, в период с 1965 по 1990 гг. Аргентина имела отрицательные показатели экономического роста, а в 1980-х гг. объем внутренних инвестиций сократился на 8,3%, что опустило страну ниже инвестиционного порога, необходимого для стадии рывка. Аргентина, как и многие другие страны Латинской Америки и Африки в 1970—1980 гг., подтвердила феномен обратимости экономического прогресса и возможность прекращения казалось бы устойчивого роста.

Структуралистский подход

В экономической истории Аргентины можно отыскать много моментов, характерных для сруктуралистского подхода к развитию. По мере возрастания производительности сельскохозяйственного сектора отмечался (хотя и медленный) рост занятости в промышленности и урбанизации, снижалась рождаемость и т.п. Однако наличие многих показателей развития, типичных для структуралистского подхода, даже в условиях стагнации жизненного уровня свидетельствует о несовершенстве теории, придающей слишком большое значение отдельным показателям и не учитывающей в должной мере их взаимосвязи.

Теория зависимого развития

В противоположность Южной Корее экономические реалии Аргентины в определенной степени подтверждают постулаты теории зависимого развития. Страна сильно зависела от экспорта сырья, а реальные цены на эту группу товаров упали по отношению к ценам на импортные товары. Значительную роль в экономике играли транснациональные корпорации, и Аргентина оказалась не в состоянии создать жизнеспособный национальный промышленный сектор, ориентированный на экспорт, поскольку была вынуждена полностью подчиниться жестким требованиям программ структурной адаптации, осуществить продажу государственных предприятий иностранным компаниям, а также следовать ряду других ограничений. Сторонники теории зависимого развития с полным основанием могут утверждать, что страна стала жертвой экономических интересов промышленно развитых стран, чьим требованиям она оказалась не в состоянии противостоять. Особенно велика зависимость Аргентины от британских и американских транснациональных корпораций.

Неоклассическая контрреволюция

Развитие Аргентины подтверждает правильность ряда положений теории неоклассической контрреволюции, в частности, об ошибочном введении различных ограничений экономической деятельности, неэффективном государственном предпринимательстве, предубеждении против экспорториентированного производства и пагубных последствиях бюрократического засилья. Все это наносит ущерб развитию промышленности и предпринимательству в целом.

Политика государства, последовательно поддерживающего интересы привилегированных классов, а не приоритеты национального развития, имеет своим следствием провалы, которые, как правило, оказываются намного тяжелее, чем провалы, вызванные сбоями рыночного механизма. В начале 1990-х гг. появились признаки того, что либерализация национальной экономики и осуществление программы приватизации способствуют возобновлению роста в Аргентине.

Заключение

Если экономическая история Южной Кореи опровергает положения как теории зависимого развития, так и неоклассической теории, то опыт Аргентины, наоборот, подтверждает постулаты указанных направлений экономической теории. Путь Южной Кореи свидетельствует о правильности модели стадий роста и структуралистского подхода к проблемам развития, тогда как реалии Аргентины ставят под сомнение универсальную значимость этих двух направлений экономической мысли. Представляется, что каждое из четырех рассмотренных выше направлений экономической теории внесло важный вклад в наше понимание проблем развития и дало возможность оценить перспективы экономического роста Аргентины и Южной Кореи.






Www.agatmeb.ru/catalog/kuhni-na-zakaz/

Кухни под заказ www.agatmeb.ru/catalog/kuhni-na-zakaz/.

www.agatmeb.ru