Последствия высокой плодовитости: несовместимые точки зрения


В течение многих лет продолжаются оживленные дебаты среди экономистов и других ученых, занятых проблемами развития, о последствиях быстрого роста населения. Особенно острыми они были на первой Конференции по народонаселению, которая состоялась в 1974 г. в Бухаресте. С одной стороны, мы должны признать, что рост населения — это не единственная и даже не основная причина низкого уровня жизни, отсутствия самоуважения и ограничений свободы людей, живущих в Третьем мире.

С другой стороны, было бы наивным полагать, что быстрый рост населения во многих странах и регионах не является серьезным фактором, усиливающим эти три взаимосвязанных компонента особенно первый и третий. Ниже суммируем основные аргументы за и против идеи о том, что последствия быстрого роста населения вызывают серьезные проблемы в развитии. Это позволит решить, возможно ли достичь согласия по вопросу о разработке специальной политики в данной области, формулировки ее целей и методов их достижения.

Действительная проблема — не рост населения

Можно выделить три основных направления аргументации сторонников точки зрения, в соответствии с которой рост населения не дает основания для беспокойства:

Многие специалисты как из богатых, так и из бедных стран считают, что действительная проблема — не рост населения сам по себе, а одна (или все) из перечисленных ниже проблем.

Слаборазвитость. Следование правильной стратегии, рассчитанной на рост уровня жизни, укрепление чувства собственного достоинства и свободы, дает старт процессу саморегулирования. Рост населения перестает быть проблемой, что демонстрируют все современные экономически развитые страны. Отсюда действительная проблема — это отсталость в развитии, и развитие — единственная цель. Вместе с ним приходят экономический прогресс и социальные механизмы, которые в той или иной степени автоматически регулируют прирост населения и его распределение. Пока бесчисленное множество людей в странах Третьего мира остаются бедными, необразованными, физически неразвитыми, большие семьи будут единственным реальным гарантом социальной безопасности. Сторонники данной точки зрения утверждают, что при отсутствии побудительных мотивов к ограничению размеров семьи, особенно бедной, программы контроля над рождаемостью обречены, как прежде, на провал.

Истощение мировых ресурсов и разрушение окружающей среды. Население может быть источником экономических проблем в связи с ограниченным количеством природных и материальных ресурсов. Известно, что развитые страны, где сосредоточено менее четверти мирового населения, потребляют почти 80% мировых ресурсов. В среднем житель Северной Америки или Европы расходует, непосредственно и опосредованно, почти в 16 раз больше ресурсов продовольствия, энергии и сырьевых материалов, чем его собрат из Третьего мира. Если говорить об исчерпании ограниченных мировых ресурсов, то в этом плане каждый новорожденный в развитой стране столь же "опасен", как 16 новорожденных в странах Третьего мира.

Поэтому развитым странам следует снизить свои чрезмерно высокие потребительские стандарты вместо того, чтобы требовать от менее развитых стран ограничить рост населения. Недавний всплеск рождаемости в этих странах был вызван низким жизненным уровнем, который в значительной степени является результатом чрезмерного потребления ограниченных ресурсов богатыми странами. Сочетание растущего богатства и расточительного потребления в развитых странах и среди богатых людей в бедных странах вызывает большую озабоченность, чем рост населения.

Распределение населения. He столько численность населения сама по себе создает проблемы, сколько его распределение по территории земного шара. Многие регионы мира и районы внутри стран (например, страны Африки южнее Сахары, бассейн Амазонки и северо-восток Бразилии) слабо заселены по отношению к имеющимся в них ресурсам Другие имеют слишком большую концентрацию людей на малых территориях (например, Центральная Ява, перенаселенные города развивающихся стран). Поэтому правительствам следует направлять усилия не на сдерживание темпов роста населения, а на сокращение миграции из сельской местности в города и добиваться более естественного пространственного распределения населения в зависимости от местоположения пригодных для обработки земель и других производственных ресурсов.

Положение женщин. Как уже сказано (подробнее этот вопрос рассмотрен несколько ниже), на долю женщин часто выпадает основное бремя нищеты, плохого образования, отсутствия работы и ограниченной социальной мобильности. Во многих случаях их подчиненное положение, низкий статус и ограниченные возможности влиять на рождаемость проявляются в их высокой плодовитости. Сторонники этой точки зрения считают, что рост населения — результат угнетенного положения женщины, ее недостаточных экономических возможностей.

Надуманная проблема

Вторая основная группа аргументов, отрицающая значение роста населения как источника многих проблем развития, тесно связана с теорией неоколониальной зависимости. В основе этой аргументации лежит мысль о том, что чрезмерная заинтересованность богатых стран проблемой роста населения бедных наций в действительности является попыткой затормозить их развитие с целью сохранения выгодного для себя международного статус-кво. Богатые страны побуждают развивающиеся страны выбирать жесткие программы контроля над численностью населения, хотя в их

собственной истории был период значительного роста населения, ускоривший процесс экономического развития.

Радикальная неомарксистская версия расценивает меры, предпринимаемые богатыми странами и их международными учреждениями, как расистские (геноцид), направленные на сокращение бедного, "цветного" населения, способного в один прекрасный день представить серьезную угрозу благополучию богатых стран с белым большинством. Широкие компании по контролю над рождаемостью рассматриваются как проявления страха экономически развитого мира перед лицом угрозы возможных радикальных изменений мирового порядка людьми, которые являются его жертвами.

Рост населения желателен

Более широко распространен аргумент, что рост населения стимулирует экономическое развитие. Более многочисленное население предъявляет больший потребительский спрос, что обеспечивает экономию на масштабах производства и снижение производственных издержек, а также увеличивает предложение недорогого труда для достижения больших объемов производства. Экономисты — "ревизионисты" неоклассической контрреволюционной школы 1980-х годов Джулиан Саймон и Николас Эберштадт утверждают, например, что свободные рынки в состоянии приспосабливаться к любым дефицитам, возникающим из-за роста населения.

Такие дефициты будут приводить в движение цены и сигнализировать о необходимости применения новых производственных технологий с более низкими издержками. В конце концов свободные рынки и человеческая изобретательность (Саймон считает "гениальность" "основным ресурсом") разрешат все проблемы роста населения. Эта точка зрения противоположна традиционной "ортодоксальной" аргументации 1950-1970-х годов, в соответствии с которой быстрый рост населения ведет к серьезным экономическим последствиям и без их корректировки замедляет экономическое развитие.

На другом конце политического спектра — пронационалистически настроенные неомарксисты Третьего мира — сторонники естественного прироста численности населения. Они считают, что многие сельские районы в развивающихся странах недостаточно населены: имеющиеся здесь большие массивы неиспользуемых пригодных для обработки земель могли бы давать значительный прирост производства сельскохозяйственной продукции при наличии достаточного числа рабочих рук. По их мнению, такая ситуация характерна для многих районов тропической Африки, Латинской Америки и частично для Азии. Что касается Африки, то некоторые наблюдатели отмечают, что во многих регионах здесь в отдаленном прошлом население было большим, чем сейчас.

Уменьшение численности сельского населения является не только результатом работорговли, но также следствием обязательной воинской повинности, политики резерваций и принудительного труда во времена колониальных режимов. По оценкам, в XVI веке численность населения на территории королевства Конго достигла примерно 2 млн. человек. Но за 300 лет колониальной зависимости работорговля сократила его численность на две трети. Сегодняшний Заир (до 1971 г. — Демократическая Республика Конго) только приближается по численности к уровню XVI века. Другие районы Западной и Восточной Африки также дают подобные примеры, по крайней мере в глазах защитников быстрого роста населения.

Если говорить о соотношении численности населения и потенциальных размеров пахотных земель (возделываемые земли, земли под парами, пастбища и лесные угодья), то страны Африки южнее Сахары (так считают защитники экспансии населения) имеют в целом 1,4 млрд. га пахотных земель. В действительности обрабатывается только 170 млн. га, или около 1 га на сельского жителя. Получается, что только 12% потенциально пахотных земель обрабатывается, и низкая плотность сельского населения рассматривается как серьезное препятствие на пути увеличения объемов сельскохозяйственного производства. Подобные аргументы выдвигаются и в отношении таких латиноамериканских стран, как Бразилия и Аргентина.

Еще три неэкономических аргумента завершают систему взглядов, в соответствии с которой рост населения желателен. Первый состоит в том, что во многих странах рост населения необходим для того, чтобы оградить малонаселенные пограничные районы от экспансионистских замыслов соседних стран. Второй аргумент утверждает, что в слаборазвитых странах много этнических, расовых и религиозных организаций, выступающих в защиту больших семей. Моральные и политические соображения диктуют целесообразность их поддержки. И, наконец, поддерживается тезис, что военная и политическая мощь страны зависит от численности молодой части населения.

Многие из этих аргументов содержат рациональные зерна и имеют сторонников и в развитых, и в развивающихся странах. Они отражают спектр мнений и точек зрения, которые должны серьезно анализироваться наряду с контраргументами противников быстрого роста населения, считающих его серьезнейшим препятствием экономического прогресса развивающихся стран. Рассмотрим некоторые из этих контраргументов.

Рост населения - реальная проблема

Позиция сторонников необходимости сокращения темпов роста населения из-за его негативных экономических, социальных и экологических последствий обычно основывается на одном из приведенных ниже аргументов.

Аргументация "ястребов"

Сторонники крайних взглядов настаивают на том, что практически все мировые экономические и социальные бедствия — последствия роста населения. Несдерживаемый рост населения лежит в основе таких кризисных явлений современности, как бедность, низкий уровень жизни, недоедание, плохое здоровье, разрушение окружающей среды. Употребляются такие сильные выражения, как "демографическая бомба" или "демографический взрыв".

Люди, предрекающие мировую продовольственную и экологическую катастрофы, связывают их возможность исключительно с ростом численности населения земного Сторонники этой экстремальной позиции отстаивают мысль о том, что стабилизация "мирового" (имеются в виду страны Третьего мира) населения и даже снижение его численности — настоятельная задача современности, даже если ее решение потребует жестких мер, таких как принудительная стерилизация с целью ограничения размеров семьи в некоторых из перенаселенных стран, например в Индии и Бангладеш.

Цикл "Рост населения — бедность — рост населения" наиболее часто выдвигается в качестве причины слишком быстрого роста населения и вызываемых им негативных последствий. Поэтому разрыву этого цикла следует уделять первостепенное внимание. Сторонники этой точки зрения считают, что рост населения усиливает и обостряет экономические, социальные и физиологические проблемы, препятствует развитию. Ухудшаются перспективы на лучшую жизнь для тех, кто уже родился, ограниченных доходов государства хватает только на поддержание архаичных экономической, медицинской и социальной тем для увеличивающейся численности людей, снижается вероятность каких-либо изменений к лучшему для живущих поколений.

В подтверждение этих выводов экономисты часто обращаются к упрощенному варианту неоклассической модели роста. Используется стандартная производственная функция Y = f(K, L, R, T), в которой выпуск продукции является функцией капитала, труда, ресурсов и технологии.

В неоклассической модели рост не может быть независим от темпа роста трудовых ресурсов (населения) (в действительности здесь обратная зависимость от из-за меньшего объема сбережений в силу необходимости поддержки большого количества нетрудоспособных). Поэтому отрицательный эффект роста населения может быть даже большим, чем показывает модель. Наконец, если низкие доходы стимулируют бедные семьи иметь больше детей как источник дешевого труда и финансовой поддержки в старости, получаем еще один порочный круг — бедные слои населения имеют большие семьи, чтобы частично ослабить нищету, а многодетные семьи означают быстрый рост населения, тяжелое бремя содержания нетрудоспособных, низкий уровень сбережений, меньше инвестиций, замедление экономического роста и в конечном счете — еще большую нищету. Рост населения рассматривается и как причина, и как следствие недостаточного экономического развития!

Широкие масштабы абсолютного обнищания и низкий уровень жизни рассматриваются как основные причины больших размеров семьи, что тормозит экономический рост. Переход к более справедливой модели экономического и социального развития является поэтому необходимым условием снижения или прекращения роста населения за счет достижения низких показателей рождаемости и смертности. Но такое условие не является достаточным: экономическое развитие побуждает людей ограничивать размеры семьи; но, кроме того, необходимо осуществлять программы планирования семьи и обеспечивать людей техническими средствами, помогающими избежать нежелательных последствий. И то, что в таких странах, как Франция, Япония, США, Великобритания (а позже Тайвань и Южная Корея) смогли сократить темпы роста населения без системы учреждений по планированию семьи, не означает, что наличие таких служб в других странах не будет способствовать более быстрому взятию под контроль чрезмерный рост населения.