Причины высокой плодовитости в развивающихся странах: мальтузианская и семейная модели


Мальтузианская демографическая "ловушка"

Почти 200 лет назад Томас Мальтус выдвинул теорию о связи между ростом населения и экономическим развитием, которая жива до сих пор. Выпустив в 1798 г. книгу "Опыт о законе народонаселения", в которой был сформулирован закон убывающей доходности, Мальтус постулировал универсальную тенденцию роста населения в геометрической профессий, с удвоением каждые 30—40 лет, если этот рост не сдерживается ограниченными ресурсами продовольствия. В силу закона убывающей доходности такие факторы, как земля и ресурсы продовольствия, увеличиваются только в арифметической профессии.

В результате из-за того, что на каждого человека будет приходиться все меньше земли, пригодной для обработки, предельный вклад каждого в производство продукции обязательно начнет падать. Поскольку рост ресурсов продовольствия не может идти наравне с ростом населения, доход на душу населения (определяемый в аграрных сообществах как производство продовольствия на душу населения) снизится до уровня, обеспечивающего лишь прожиточный минимум (или чуть выше), что неизбежно потребует стабилизации численности населения. Поэтому Мальтус считал, что избежать хронически низкого уровня жизни или абсолютного обнищания можно только с помощью моральных ограничений, сокращая размеры семьи. Следовательно, с некоторыми оговорками мы можем считать Мальтуса "отцом" современного движения за ограничение рождаемости.

Мальтузианская демографическая ловушка

Современные экономисты назвали мальтузианскую теорию "ловушкой" равновесия на низком уровне или мальтузианской демографической "ловушкой". На рисунке мальтузианская модель демонстрируется путем сопоставления кривых темпов роста населения и темпов роста совокупных доходов на фоне изменения уровней доходов на душу населения.

По вертикальной оси даны процентные изменения, как положительные, так и отрицательные значения двух принципиально важных в данном случае переменных — общей численности населения и совокупных доходов. По горизонтальной оси — уровни доходов на душу населения. Кривая Р отражает взаимосвязь между темпами роста населения (измеряемыми по вертикали) и уровнем доходов на душу населения — Y/P (измеряемым по горизонтали). При очень низком уровне доходов на душу населения Y0, — темп изменений его величины будет нулевым, а численность населения — постоянной. Таким образом, точка Y0 демонстрирует ситуацию абсолютного обнищания.

Коэффициенты рождаемости и смертности равны, и численность населения остается неизменной. Это ситуация, сходная со стадией I демографического переходного периода. При росте уровня душевых доходов (на графике — вправо от Y0) население начинает увеличиваться в результате снижения коэффициентов смертности. Более высокие доходы означают меньше голода и болезней. При коэффициентах рождаемости, близких к биологическому максимуму, падение смертности дает импульс к увеличению численности населения (стадия II).

На рисунке рост численности населения достигает максимума примерно в 3,3% при уровне доходов на душу населения, равном Y2. Скорее всего он сохранится на этом уровне до достижения значительно более высокого показателя дохода на душу населения. За пределами Y5 процесс вступает в стадию Ш демографической трансформации: рождаемость начинает сокращаться, и кривая роста населения меняет направление, вновь приближаясь к горизонтальной оси.

Другая часть мальтузианской теории требует рассмотрения взаимосвязи между темпами роста совокупных доходов (при условии отсутствия роста численности населения) и уровнем доходов на душу населения. Затем можно сравнить два показателя (совокупные доходы и общую численность населения). Если совокупный доход (совокупный продукт) обгоняет рост населения, доходы на душу населения растут; если численность населения растет быстрее, чем совокупный доход, доходы на душу населения снижаются.

На рисунке темп роста совокупных доходов (также измеряемый по вертикали) вначале прямо пропорционален доходам на душу населения (т. е. чем выше уровень доходов на душу населения, тем выше темп роста совокупных доходов). Экономическая причина такой взаимосвязи строится на предположении, что сбережения идут "в ногу" с изменениями доходов на душу населения. Страны с высокими доходами на душу населения генерируют больше сбережений и соответственно инвестиций.

В модели Харрода—Домара более высокие темпы роста сбережений означают более высокие темпы роста совокупного дохода. При величине Y3 дохода на душу населения кривая темпов роста доходов достигает максимума и затем начинает падать, поскольку все больше инвестиций и людей требуется для работы при ограниченных природных ресурсах и земле. В мальтузианской модели — это точка убывания доходности (отметим, что модель не учитывает возможности технического прогресса). Кривая роста совокупных доходов, следовательно, аналогична кривой совокупного продукта в общей теории производства.

Кривые на рисунке пересекаются в трех точках — А, В и С. А — это точка уровня мальтузианской демографической "ловушки" (Y1). Здесь достигается состояние равновесия — небольшое отклонение вправо или влево от точки А вызовет возвращение размера доходов на душу населения в позицию Y1. Например, если доход на душу населения вырастет от величины Y1 до Y2, темп роста населения превысит темп роста совокупного дохода (кривая P по вертикали выше, чем кривая Y). Мы знаем, что всякий раз, когда население растет быстрее, чем совокупные доходы, доход на душу населения падает. Стрелка, направленная на точку А сверху справа, показывает, что доходы на душу населения должны падать до уровня Y1 во всех точках между Y1 и Y2. Аналогично слева от точки А доходы растут быстрее, чем население, вызывая повышение уровня доходов на душу до. Y1.

В соответствии с неомальтузианской теорией, бедные страны никогда не смогут поднять нищенский уровень доходов на душу населения, если не станут применять превентивных ограничителей с целью контроля численности населения. При отсутствии таких мер в качестве ограничителей роста численности населения обязательно выступят мальтузианские "позитивные ограничители" (голод, болезни, войны).

Чтобы завершить описание демографической "ловушки", изображенной на рисунке, посмотрим на точку "неустойчивого" равновесия В. Если доходы на душу населения смогут когда-либо быстро перескочить с уровня Y1 на уровень Y2 (например, в результате осуществления инвестиционной программы индустриализации — "большого толчка"), прежде чем мальтузианские "позитивные ограничители" возвестят о себе, они будут продолжать рост, пока не будет достигнута другая точка устойчивого равновесия С, которой соответствует уровень доходов Y4. Точка В — позиция неустойчивого равновесия, поскольку движение вправо или влево продолжается до тех пор, пока не достигается точка А или С.

Критика мальтузианской модели

Мальтузианская демографическая "ловушка" является простой теорией, во многом перекликающейся с теорией взаимосвязи между ростом населения и экономическим развитием. К сожалению, она базируется на некоторых упрощающих допущениях и гипотезах, которые не выдерживают испытания практикой. Критиковать демографическую "ловушку" следует по двум основным направлениям.

Первое и самое важное: мальтузианская модель игнорирует огромное значение технического прогресса как силы, способной сдержать рост населения. Из гл. 4 следует, что история современного экономического развития непосредственно связана с развертыванием технического прогресса, с внедрением инноваций и изобретений в производство, инфраструктуру и социальную сферу. Говоря об ограниченности земельных ресурсов, Мальтус в целом был прав — в то время он не мог предвидеть возможностей технического прогресса в увеличении продуктивности земли.

Воспользовавшись понятиями концепции демографической "ловушки", можно сказать, что быстрый и устойчивый технический прогресс приводит к такому сдвигу кривой роста доходов (совокупного продукта), что при всех уровнях дохода на душу населения эта кривая по вертикали выше кривой роста населения. В результате доходы на душу населения будут устойчиво расти. Таким образом, все страны имеют возможность избежать демографической "ловушки" Мальтуса.

Технологический и социальный прогресс позволяет стране избежать демографической ловушки

Второй подвергаемый критике момент в концепции мальтузианской "ловушки" — это предположение, что темпы роста численности населения стран прямо пропорциональны изменениям размеров доходов на душу населения. В соответствии с этим предположением при низких доходах на душу населения темпы роста населения должны быть тоже низкими. Однако анализ этих показателей в странах современного Третьего мира не подтверждает наличия подобной зависимости между темпами роста и уровнем доходов на душу населения. В результате применения достижений современной медицины и осуществления программ улучшения здоровья населения коэффициенты смертности быстро снижаются и в меньшей степени зависят от уровня доходов на душу населения. Более того, на рисунке видно, что между уровнями рождаемости и доходов на душу населения нет сколь либо четкой взаимосвязи.

Заметьте, как широко варьируют коэффициенты рождаемости в странах с одинаковыми уровнями доходов на душу населения, в особенности с уровнем ниже 1000 долл. Отсюда можно сделать вывод: не столь важно, как уровень доходов на душу населения влияет на рост его численности, важнее, как этот доход распределяется. И здесь речь идет уже не о доходах на душу населения, а о доходах на семью, что гораздо важнее. Национальные экономические и социальные институты с их философией развития являются, вероятно, более весомым фактором, определяющим темпы роста населения, чем совокупность экономических переменных и упрощенные модели макроэкономического развития.

Связь между плодовитостью женщин и доходом в развивающихся странах в 1982 г.

Высказанные выше соображения дают достаточные основания для неприятия мальтузианской и неомальтузианской концепций применительно к странам современного Третьего мира по следующим причинам.

Эти концепции не учитывают роли научно-технического прогресса.

В их основе лежит гипотеза о взаимосвязи между ростом населения и уровнями доходов на душу населения, что не подтверждается эмпирическими наблюдениями.

Они исходят из неверной посылки о роли дохода на душу населения как основного детерминанта темпов роста населения. Гораздо более продуктивен микроэкономический подход к численности населения и развитию, основанный на планировании размеров семьи, когда не усредненный жизненный уровень, а индивидуальные доходы и решения становятся факторами, определяющими количество детей в семье.

Спрос на детей в развивающихся странах

Итак, из экономической теории плодовитости следует, что спрос семьи на детей определяется родительскими предпочтениями относительно числа выживающих детей, прежде всего мальчиков. В регионах с высокой смертностью родители могут "произвести" на свет больше детей, чем им реально хотелось бы иметь, предполагая, что не все дети выживут, учитывая высокий уровень младенческой и детской смертности.

Дети в бедных странах рассматриваются отчасти как инвестиционный товар, поскольку предполагается отдача в виде детского труда и обеспечения финансовой поддержки родителей в старости. Как заметил Саймон Кузнец в своем исчерпывающем эмпирическом исследовании, развивающиеся страны плодовиты, потому что в существующих здесь экономических и социальных условиях значительная часть населения находит свой экономический и социальный интерес в том, чтобы иметь большее количество детей, поскольку они могут выполнять работы по дому, служат средством генетического обогащения семьи и средством обеспечения ее благосостояния в экономически и социально незащищенном обществе.

Тем не менее, во многих развивающихся странах сложились устоявшиеся психологические и культурные стереотипы, определяющие размеры семьи, когда первые два или три ребенка рассматриваются как "товар", спрос на который не очень сильно реагирует на ценовые изменения.

Применительно к менее развитым странам положения экономической теории плодовитости относятся прежде всего к детям за этими пределами, появление которых рассматривается аналогично инвестиционному товару. Решая, иметь или не иметь дополнительных детей, родители соотносят выгоду и издержки, причем под выгодой понимаются ожидаемые доходы от детского труда, особенно в сельском хозяйстве, и финансовая поддержка родителей в старости.

Противовесом служат два основных элемента издержек:

Из традиционной теории потребительских предпочтений в применении к семейной плодовитости в Третьем мире следует, что если расходы на детей растут (расширение для женщин возможностей получить образование и работу; рост платы за обучение детей; законы, запрещающие детям работать до достижения определенного возраста, улучшение социального обеспечения в старости), то родителям требуется меньшее количество дополнительных детей.

Имеет место замещение количества качеством или предпочтение работы с хорошей оплатой домашнему воспитанию детей. Отсюда один из путей побудить семьи иметь меньше детей — увеличить расходы на их воспитание посредством предоставления больших возможностей для образования и получения высокооплачиваемой работы для молодых женщин.

Некоторые подтверждения теории практикой

Опыт Чили, Филиппин, Тайваня и Таиланда подтверждает выводы теории плодовитости. Например, обнаружилось, что снижение уровня рождаемости связано с ростом женской занятости вне дома, с большей посещаемостью школ представителями обоих полов, особенно начальной школы и первых классов школ второй ступени. Более образованная женщина стремится вносить больший вклад в семейный бюджет и иметь меньше детей.

Кроме того, эти исследования подтверждают устойчивую связь между снижением детской смертности и последующим падением уровня рождаемости. Растущие доходы и более высокий уровень жизни семьи снижают детскую смертность, у первенцев растут шансы на выживание. В результате меньшее число рождений может быть достаточным для получения такого же количества выживающих детей. Этот факт подчеркивает значение лучшего питания и защиты здоровья детей в программах снижения уровня рождаемости в странах Третьего мира.

Наконец, хотя рост доходов теоретически дает семье возможность вырастить большее количество детей, жизнь подтверждает, что с увеличением доходов родители стремятся заменить количество детей их "качеством", вкладывая средства в образование, чтобы повысить шансы немногочисленных, но хорошо обученных детей на высокооплачиваемую работу в будущем. Рост доходов может содействовать снижению рождаемости еще и потому, что его результатом является увеличение относительных потребностей в материальных благах, особенно среди населения с низкими доходами, чей напряженный бюджет не позволял ранее покупать доступные теперь товары. Другими словами, дети сверх социально приемлемого уровня становятся "второстепенным товаром" в странах с низкими доходами; увеличение доходов выше порога выживания побуждает семьи иметь меньшее количество детей.

Развитие и уровень плодовитости

Роль экономического и социального прогресса в снижении плодовитости в развивающихся странах будет значительной, если большинство населения, и особенно малообеспеченные слои, ощутят непосредственно ее результаты.

Условиями снижения темпов рождаемости среди беднейших слоев населения являются:

Следовательно, усилия по созданию рабочих мест, систем образования и охраны здоровья в интересах беднейших слоев населения в странах Третьего мира будут не только способствовать улучшению их экономического и физического состояния (т. е. их развитию), но также служить побудительным мотивом к уменьшению семьи и сокращению темпов роста населения. Эффективным средством могут быть хорошо разработанные программы планирования семьи. Но прежде чем обсуждать задачи политики в этой области и возможности правительств, нам следует обратить внимание на то, что если в определении причин роста населения достигнуто определенное согласие, то проблема последствий роста населения вызывает значительные разногласия и полемику.






Dutyfree-sigarets.com

Белоруссия снова повысила цены на импортные сигареты dutyfree-sigarets.com.

dutyfree-sigarets.info