Экономика развития сельского хозяйства: трансформация от крестьянского натурального хозяйства к специализированному товарному фермерству


Для удобства анализа можно выделить три стадии развития сельскохозяйственного производства. Первая, наиболее примитивная стадия — низкопроизводительное крестьянское натуральное хозяйство, ориентированное почти полностью на потребности крестьянской семьи. Вторая стадия представлена смешанным семейным хозяйством, где часть продукции использовалась для собственных нужд, а другая — для реализации на рынке. Третья стадия — возникновение современных высокоспециализированных эффективных фермерских хозяйств, работающих на рынок.

Модернизация сельского хозяйства в смешанной экономике развивающихся стран представляет собой постепенный, но устойчивый процесс перехода от натурального к смешанному диверсифицированному, а затем и к специализированному производству. Однако этот процесс не ограничивается изменениями структуры фермерского хозяйства и применяемых в нем технологий, так как в традиционном обществе аграрный сектор — не только вид экономической деятельности, но и образ жизни.

Любые попытки правительства трансформировать традиционную аграрную систему не могут ограничиться лишь мерами увеличения объема производства: необходимы и радикальные изменения социального, экономического и политического устройства сельского общества. Без таких изменений не удастся вообще вступить на дорогу развития или, что более вероятно, их результатом станет дальнейшее расширение и без того огромного разрыва между кучкой богатых землевладельцев и массой арендаторов, мелких фермеров и безземельных крестьян.

Прежде чем приступить к рассмотрению экономических проблем аграрного сектора развивающихся стран, необходимо получить представление о путях его преобразования от преимущественно натурального к более крупному диверсифицированному семейному хозяйству и от него — к крупным товарным фермам, занявшим ведущие позиции в сельскохозяйственном производстве.

Натуральное хозяйство: неприятие риска, неопределенность и борьба за выживание

Типичное натуральное хозяйство выращивает урожай преимущественно для потребления семьи (некоторая его часть может реализовываться на местном рынке). Основные продовольственные культуры включают пшеницу, ячмень, сорго и кукурузу. Объем производства невелик, так как применяются самые примитивные методы обработки земли. Капитальные инвестиции минимальны; главные факторы производства — земля и рабочая сила. Действует закон уменьшения доходности, так как все большее количество рабочей силы сопрягается с уменьшающимися по площади земельными участками.

Засухи, боязнь потери своего участка, появление ростовщика с требованием возврата долга — постоянные спутники, отравляющие жизнь крестьянина и ставящие под угрозу возможность его выживания. Рабочая сила используется полностью только в период сева и сбора урожая. Обрабатывается участок, который под силу семье крестьянина, иногда на некоторое время нанимаются один-два безземельных работника.

Окружающая среда сурова и статична. Примитивная техника, жесткие институциональные структуры, расчлененные рынки и системы сообщения между сельской и городской местностями не стимулируют роста производства. Денежный доход имеют только работающие по найму люди за пределами сельского хозяйства.

Для большинства стран Третьего мира наиболее типична описанная выше форма хозяйства. В условиях застывшего окружения, жестких социальных институтов и необходимости иметь гарантированный минимум производства для выживания сдержанная реакция большинства крестьян на предлагаемые изменения в методах обработки и в технологиях экономически вполне оправдана даже с учетом плачевного состояния их орудий труда. Неверно и мнение некоторых иностранцев, считающих подобный консерватизм проявлением некомпетентности и иррациональности.

Один из хорошо информированных исследователей крестьянского хозяйства отмечает:

При всем многообразии деревенские институты и методы ведения хозяйства имеют три общие характерные черты по отношению к изменениям: 1) обеспечивая выживание крестьян, они доказали с исторических позиций свое право на существование; 2) они относительно статичны, во всяком случае темпы происходящих изменений в них ниже считающихся приемлемыми в настоящее время, и 3) перемены часто встречаются в штыки, так как сложившиеся институты и процессы взаимосвязаны, а многие их элементы прочно вплетены в жизнь общества.

Традиционная двухсекторная неоклассическая модель производства, согласно которой земля (возможно и капитал) фиксирована и только рабочая сила является переменным фактором, дает определенное представление об экономике натурального хозяйства. Она объясняет причины низкой производительности такого хозяйства с помощью закона снижающейся предельной производительности.

К сожалению, эта модель не может объяснить, почему крестьяне часто сопротивляются применению новых технологий, орудий труда, семян и выращиванию товарных культур. Согласно общепринятой теории, ориентированная на получение дохода и максимизацию прибыли ферма или фирма всегда выбирает метод производства, обеспечивающий рост объема продукции при заданном уровне затрат (в данном случае — наличное рабочее время) или снижение затрат на заданный объем производства. Предполагается, что фермы обладают необходимыми знаниями о взаимодействии производственных факторов в устойчивой системе "затраты—выпуск" при выращивании урожая. Именно в этом ее слабое место при приложении к натуральному хозяйству Азии, Африки и Латинской Америки.

Натуральное сельское хозяйство — крайне рискованное и неустойчивое производство, тем более, что здесь на карту поставлена человеческая жизнь. В районах, где хозяйства крошечные и урожай зависит от количества осадков, резко различающихся от сезона к сезону, средний уровень урожайности низок, и в неудачные годы крестьянин и его семья стоят перед реальной угрозой голода. В данных условиях главной задачей становится максимизация не дохода, а шансов семьи на выживание.

Поэтому при больших неопределенности и риске мелкий фермер с неохотой отказывается от привычных орудий труда и культур в пользу новых и более доходных, но связанных с повышенной угрозой неурожая. Когда на карту поставлена жизнь, предпочтительнее избежать в неудачные годы потери всего урожая, чем добиваться его максимизации в лучшие годы. На языке экономической статистики это означает, что избегающие риска фермеры отдают предпочтение методам производства продовольствия, сочетающим низкую среднюю урожайность с низкой дисперсией, т.е. с меньшими колебаниями вокруг средней, а не альтернативным технологиям, обещающим более высокую урожайность, но и большую вероятность ее резких колебаний.

Рисунок иллюстрирует поведение мелкого фермера, который, опасаясь неустойчивости урожая, противится применению кажущихся целесообразными нововведений. На вертикальной оси показаны уровни производства и потребления, на горизонтальной — отрезки времени. Нижняя горизонтальная прямая отражает минимальные потребности семьи, необходимые ей для физического выживания. Урожай ниже данного уровня будет иметь катастрофические последствия для фермера и его семьи. Идущая вверх наклонная прямая показывает желательный минимальный уровень потребления при сложившихся в каждый временной отрезок условиях в сельском хозяйстве. Предполагается, что этот уровень поднимается по мере открытия традиционных обществ внешнему миру и растущим надеждам их членов. Отношение производителей к риску в значительной степени зависит от преобладающей в данный временной период производительности в аграрном секторе.

В момент уровень производительности фермера А очень близок к линии минимальной потребности его семьи: он едва удерживается на плаву и стремится любыми средствами избежать потери урожая. Его главная задача — свести к минимуму подобную возможность, в то время как фермер Б, уровень производства которого намного выше этой опасной линии и приближается к желаемому, может пойти на риск применения нововведений и изменений методов ведения хозяйства.

Многие программы повышения эффективности мелких фермерских хозяйств потерпели неудачу, так как не предусматривали достаточной страховки (финансовой и в форме буферных запасов) против как реальных, так и ожидаемых потерь в случае неурожая. Осознание решающей роли риска и неустойчивости в натуральном хозяйстве позволило бы избежать поспешных выводов о его технической отсталости и нерациональном экономическом поведении производителей, а также обвинений местного населения в природной лени в духе колониальных стереотипов.

Более глубокие исследования этой проблемы во многих частях Азии и Латинской Америки показали, что крестьянские фермы просто не могут воспользоваться "явно выгодными" альтернативами по ряду причин:

  1. весь выигрыш достается лендлорду,
  2. ростовщик забирает все прибыли,
  3. гарантированные правительством закупочные цены никогда не выдерживаются
  4. дополнительные ресурсы (удобрения, пестициды, водоснабжение, неростовщические кредиты и т. п.) никогда не удовлетворяют спроса.

Поэтому поведение крестьян и их реакцию на экономические стимулы и возможности можно считать рациональными. Причины неприятия нововведений следует искать не в отсутствии ума, не в иррациональности или консерватизме фермеров. Целесообразнее заняться тщательным экономическим анализом конкретных институциональных и экономических препятствий, блокирующих прогрессивные преобразования.

Кейт Гриффин отмечает:

Если крестьяне кажутся иногда враждебно настроенными или пассивными по отношению к техническим изменениям, то это, вероятно, объясняется высоким уровнем риска и низкой отдачей для производителя. Причинами могут быть местные обычаи, условия аренды, отсутствие кредита и неразвитость рынка, нехватка необходимых ресурсов, включая знания.

Поэтому меры по сведению к минимуму рисков, устранению коммерческих и институциональных препятствий на пути освоения мелкими фермерами нововведений являются важной составляющей программ роста сельскохозяйственного производства и комплексного развития деревни.

Издольщина и взаимопереплетенные рынки производственных факторов

Стремление крестьян избежать риска помогает понять причину широкого распространения издольщины во многих районах Азии и Латинской Америки. Хотя система взаимоотношений между владельцами земли и работающими на ней крестьянами (последние могут быть арендаторами или работать за денежное вознаграждение) многообразна, практически все сводится к издольщине. Она может принимать форму испольщины, когда арендатор отдает землевладельцу за аренду участка половину урожая риса или пшеницы.

Доля землевладельца может колебаться от 1/3 до более чем 2/3 урожая, в зависимости от состояния местного рынка рабочей силы и величины предоставляемых землевладельцем материальных ресурсов, таких, как зерно и орудия труда. В дальнейшем анализе примем раздел урожая между землевладельцем и арендатором порядка 50: 50.

Долгое время издольщина рассматривалась экономистами как неэффективная форма ведения хозяйства. Альфред Маршалл писал, что оплачивается лишь половина предельного продукта фермера и последнему нет смысла прилагать усилия в работе. Однако более поздние исследования говорят об эффективности издольщины в том смысле, что она наилучшим из возможных способов делит риски неустойчивого хозяйствования между участниками.

Если лендлорд оплачивает труд в денежной форме (это целесообразно при условии, что работник отдает все силы работе и не требуются дополнительные затраты на контроль), у арендатора сильны побуждения к получению денег и слабы — к хорошей работе. Если же арендатор платит за пользование землей деньгами, то в случае неурожая из- за засухи он может, после оплаты аренды, остаться без продовольствия и его семье грозит голод. Таким образом, издольщина представляет собой компромисс между двумя видами рисков: риска землевладельца, опасающегося лености арендатора, и риска арендатора остаться в неурожайный год вообще без дохода. Хотя издольщина в совершенной, устойчивой системе хозяйства неэффективна, ее применение обеспечивает уровень эффективности, возможный в конкретных условиях Третьего мира.

Надо учитывать, что система издольщины функционирует в условиях резкого неравенства и крайне несовершенных рыночных отношений. Когда крестьянин обращается к лендлорду с просьбой об аренде, то перед ним не только владелец земли, но его будущий наниматель, кредитор и часто единственный покупатель предназначенной на продажу части урожая. Здесь возникает явление, известное под названием "взаимопереплетенного рынка факторов производства", которое обеспечивает монополию и монопсонию крупным землевладельцам и препятствует реформированию традиционных аграрных экономических и социальных структур.

Оно исследовано теоретиками в ряде работ, посвященных положению в сельском хозяйстве отдельных стран. Предположим, например, что правительство установило верхнюю границу процента, который может взимать за кредит лендлорд. Его реакция может быть разнообразной: уменьшение денежной оплаты или доли арендатора в урожае, снижение цены за приобретаемую у последнего продукцию, скрытое повышение цены за семена и орудия труда. В условиях высокой эластичности предложения рабочей силы и возможности землевладельца делить свою землю на любое количество участков крестьянин-арендатор вынужден удовлетвориться первым же предложением на прежних условиях. При этом крестьянину приходится для получения того же объема урожая прилагать дополнительные усилия из-за сократившегося размера арендуемого участка.

Преимущество издольщины в условиях взаимопереплетенного рынка факторов производства состоит в том, что землевладелец заинтересован в получении издольщиком наиболее дешевого источника кредита. Попытки одновременного регулирования нескольких таких рынков в нестабильной экономике безуспешны, а многие арендаторы становятся безработными, так как землевладельцы имеют возможности использовать свою землю в других целях. Исследователи приходят к выводу, что положение арендаторов может быть улучшено лишь в ходе преобразований, близких по содержанию к земельной реформе. Аргументы "за" и "против" земельной реформы рассмотрены ниже.

Переход к смешанному диверсифицированному фермерству

Одномоментный переход традиционной аграрной системы — преобладающей формы хозяйства на протяжении жизни многих поколений — к высокоспециализированному фермерству неосуществим и нежелателен. Безоглядные попытки превратить натуральные хозяйства в товарные фермы чаще всего заканчивались переходом крестьянской земли в руки ростовщиков и крупных землевладельцев. Образ жизни на грани выживания сменяет борьба за выживание в сфере производства. Для мелкого фермера выращивание товарных культур связано с еще большим риском, чем ведение натурального хозяйства, так как добавляется еще один фактор неустойчивости — колебание цен

Поэтому диверсифицированное, или смешанное, хозяйство представляет собой логический переход от натурального к специализированному производству. В подобных хозяйствах основная культура уже не доминирует" одновременно выращиваются на продажу фрукты, овощи, кофе, чай и пиретрум, разводится скот. Такими операциями можно заниматься в межсезонье, когда особенно велика незанятость сельского населения. Это важно для большинства стран Третьего мира, так как позволяет более эффективно использовать избыточную рабочую силу.

Например, в период, когда земля свободна от основной культуры, ее можно засеять другими культурами, что улучшает использование и земли и рабочей силы фермерской семьи. Там же, где в пик сезона ощущается нехватка рабочих рук (подобная ситуация складывается во многих странах Африки), целесообразно применение простой техники (минитракторов, сеялок, металлических плугов), чтобы высвободить людей на трудоемкие операции.

Наконец, применение более качественных семян, удобрений и простых ирригационных сооружений повышает урожайность таких культур, как рис, высвобождая площадь для товарных культур без ущерба для снабжения земледельца продовольствием Продажа части урожая позволяет повышать уровень потребления семьи и осуществлять инвестиции в ферму. Диверсификация производства ослабляет тяжелые последствия неурожая основной культуры и повышает устойчивость дохода.

Результаты трансформации традиционного сельского хозяйства зависят не только от усилий и способностей фермера повысить производительность своего труда еще большее значение имеет социальная, экономическая и институциональная среда, в которой протекает этот процесс Особенно важно обеспечить фермеру доступ к кредиту, удобрениям, воде, информации о перспективах урожая и состоянии рынка Справедливые цены и уверенность в том, что преобразования осуществляются в его интересах, исключат возможность пассивной реакции фермера на экономические стимулы и предоставленные возможности улучшить условия своей жизни.

Практика таких разных стран, как Колумбия, Мексика, Нигерия, Гана, Кения, Индия, Пакистан, Таиланд и Филиппины, свидетельствует, что мелкие фермеры хорошо реагируют на ценовые стимулы и открывающиеся возможности: они осуществляют радикальные изменения в структуре и методах ведения сельского хозяйства. Следовательно, причина застоя в сельском хозяйстве не в боязни изменений и слабой мотивации, а в недостаточно учитывающих интересы фермеров методах преобразований.

От многообразия — к специализации: современное товарное хозяйство

В смешанной экономике специализированная ферма представляет высшую, завершающую стадию развития индивидуального хозяйства. В индустриальных странах это преобладающая форма сельскохозяйственного производства. Она возникла как ответ на потребности других секторов экономики и развивалась вместе с ними. Главными стимулами ее появления и роста стали общее повышение уровня жизни, прогресс в технике и биологии, расширение внутренних и международных рынков.

В специализированном сельскохозяйственном производстве выращивание урожая для собственных потребностей и продажа избыточной продукции перестают быть главной задачей Критерием успеха становится исключительно коммерческая прибыль, и фермер выращивает культуры, дающие наивысшую урожайность при применении ирригации, минеральных и естественных удобрений, элитных семян, пестицидов и т. п. Иначе говоря, вся продукция предназначена для рынка. Такие экономические понятия, как фиксированные и переменные издержки, сбережения, инвестиции, уровень дохода, оптимальное сочетание производственных факторов, максимальное использование имеющихся возможностей, рыночные цены и их поддержка, приобретают качественный и количественный смысл. Земле, воде и рабочей силе уже не уделяется главное внимание, как в натуральном и часто в смешанном фермерском хозяйстве. Главная роль в достижении высоких урожаев и росте производства принадлежит мобилизации капитала, технологическому прогрессу.

Специализированные фермы весьма различны как по размерам, так и по функциям: от высоко интенсивных овощных и фруктовых ферм до гигантских пшеничных и кукурузных полей в Северной Америке. Во многих случаях применение сложной трудосберегающей техники (мощных тракторов, комбайнов, сельскохозяйственной авиации и т.п.) позволяет одной семье обрабатывать участки площадью в несколько тысяч гектаров.

Общим для специализированных ферм являются концентрация на выращивании какой-либо одной культуры, использование капиталоемкой и трудосберегающей технологии, эффекта масштаба производства с целью снижения затрат на единицу продукции и максимизация прибыли. Специализированное фермерское хозяйство почти не отличается по методам функционирования от большого промышленного предприятия. Некоторые наиболее крупные специализированные хозяйства как в развитых, так и в развивающихся странах управляются мощными транснациональными корпорациями и принадлежат им.

Выводы

Почти во всех развивающихся странах сельскохозяйственное производство представлено тремя типами хозяйств — натуральным, смешанным и специализированным, причем и в настоящее время доминирующее положение занимают крестьянское натуральное хозяйство и небольшие смешанные семейные фермы. Их трансформация в товарные хозяйства встречает серьезные трудности и зависит от решения многих кратко- и среднесрочных проблем.

Поэтому в ближайшей перспективе повышение эффективности мелких и средних смешанных фермерских хозяйств позволит не только увеличить урожайность и доходы, но, при применении трудоемких технологий, поглотить избыточную рабочую силу. Подобный подход должен лежать в основе политики комплексного развития сельской местности. Количество крупных товарных ферм будет расти, но, учитывая демографические проблемы, бедность и масштабы городской безработицы в Третьем мире, их развитие не может стать главным направлением аграрной стратегии на 1990-е годы.






Kozaniye-divani.ru

Диван ланкастер кожа цвет коричневый: диван кожа коричневый цвет kozaniye-divani.ru.

kozaniye-divani.ru