Неоклассическая контрреволюция


Вызов статичному подходу: приватизация и свободные рынки

Приход к власти в 1980-е гг. консервативных правительств в США, Канаде, Великобритании и ФРГ сопровождался неоклассической контрреволюцией в экономической теории и политике. Она отдавала предпочтение стимулированию совокупного предложения и приватизации государственных предприятий в развитых странах. В Третьем мире сторонники этой теории также выступали за сокращение государственного вмешательства в экономику.

Последователи неоклассической школы взяли верх в двух ведущих международных институтах — МВФ и Всемирном банке, а такие организации, как Международная организация труда (МОТ), Программа развития ООН (ПРООН), Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) (где всегда были сильны позиции представителей Третьего мира), утратили былое влияние. В связи с этим аргументы неоконсерваторов, основанные на идее свободного рынка, начали одерживать вверх над сторонниками подхода зависимости.

Главным аргументом неоклассической контрреволюции стало нерациональное распределение ресурсов в Третьем мире из-за искажений цен, вызванных вмешательством государства. Ведущие теоретики неоклассической школы, такие, как Питер Бауэр, Дипак Лал, Ян Литл, Гарри Джонсон, Белла Балаша, Джулиан Саймон, Джагдиш Бхагвати и Энн Крюгер, доказывали, что именно вмешательство государства тормозит экономический рост в странах Третьего мира.

Неоконсерваторы считали, что можно ускорить рост, поощряя свободные рынки, приватизацию государственных предприятий, устраняя преграды для экспорта и привлекая иностранные инвестиции. Смысл всех этих мер состоит в уменьшении вмешательства государства в экономику, сокращении искажений цен на рынках товаров, факторов производства и финансовых услуг. В отличие от рекомендаций теоретиков зависимости неоклассические авторы доказывали, что Третий мир (многие, кстати, даже не употребляли этот термин) отстает в своем развитии не из-за хищнической деятельности Первого мира и созданных им международных организаций, а из-за чрезмерного вмешательства государства, коррупции и недостатка частной инициативы.

По мнению неоконсерваторов, для успеха развития нужны не международные реформы, не перестройка дуальной экономики, не рост иностранной помощи, не попытки контролировать рост населения или более эффективное центральное планирование. Следует лишь поощрять свободные рынки и предпринимательскую инициативу, чтобы "невидимая рука" рынка привела к рациональному распределению ресурсов и тем самым — к ускорению роста. В качестве примеров "свободных рынков" приводились Южная Корея, Тайвань, Гонконг и Сингапур (хотя, как мы увидим далее, хозяйства этих стран лишь с большой натяжкой можно назвать свободно-рыночными) Еще одним аргументом неоконсерваторов были неудачи активного вмешательства государства в экономику в Африке и Латинской Америке.

Традиционная ("старая") неоклассическая теория роста

Одним из краеугольных камней неоклассической теории является тезис, согласно которому либерализация внутреннего рынка и внешней торговли увеличивает сумму внутренних и внешних иностранных инвестиций в стране и ускоряет накопление капитала. Это в свою очередь ведет к росту нормы накопления, показателя капиталовооруженности труда и подушевых доходов в развивающихся странах, испытывающих дефицит капитала.

Традиционные неоклассические модели роста строятся на моделях Харрода—Домара и Солоу, которые среди всех прочих факторов роста отдают приоритет сбережениям. Согласно традиционной ("старой") неоклассической теории роста последний вызывается тремя главными факторами: ростом количества и качества применяемого труда (через прирост населения и развитие системы образования), накоплением капитала (через сбережения и инвестиции) и прогрессом в технологиях.

В закрытой экономике страны с более низкой нормой накопления, при прочих равных условиях, растут медленнее, чем страны с высоким уровнем накоплений, и сохраняют низкий уровень дохода на душу населения. В открытой экономике (при наличии внешней торговли, иностранных инвестиций и т.д.) увеличение доходов происходит по достижение более высокого уровня развития, когда начинается перелив капиталов из богатых стран в бедные, где коэффициент ниже, а доходы на инвестиции выше. Затрудняя приток иностранных инвестиций, правительства стран Третьего мира своими действиями тормозят экономический рост.

Выводы

Как и революционная теория зависимости в 1970-е годы, неоклассическая контрреволюция 1980-х годов возникла на базе экономических и идеологических взглядов и проблем Третьего мира. Теоретики зависимости (чаще всего представители Третьего мира) рассматривали экономическую отсталость как явление, привнесенное извне, а их неоклассические оппоненты (в основном экономисты из западных стран) видели в слаборазвитости прежде всего внутренние корни, связанные с чрезмерным вмешательством государства в экономику и неэффективной экономической политикой. Подобные взаимные обвинения — не редкость в дискуссиях богатых и бедных стран.

Теперь необходимо рассмотреть неоклассический тезис о том, что свободные рынки и сокращение вмешательства государства в экономику — главные условия развития Третьего мира. С точки зрения критерия эффективности (абстрагируясь от проблем распределения доходов) нет никаких сомнений в том, что рыночные цены ведут к более эффективному использованию ресурсов, чем механизм государственного регулирования. Проблема здесь только в том, что экономика многих стран Третьего мира очень сильно отличается от хозяйства стран Запада как по структуре, так и по принципам организации.

Поэтому для Третьего мира оказываются спорными и часто некорректными положения неоклассической теории относительно поведения экономических субъектов, равно как и рецепты этой теории в области политики. Конкурентные рынки там просто отсутствуют, и вряд ли их появление желательно как инструмент долгосрочного развития при тех институциональных, культурных и исторических условиях, которые сложились в большинстве развивающихся стран. Потребители здесь не обладают суверенитетом — ни в во - просе о том, какие товары и в каком количестве производить, ни в том, для кого эти товары предназначены. Информированность участников рынка весьма ограничена, сами рынки фрагментарны и в целом значительная часть экономики имеет натуральный или полунатуральный характер".

В крупных масштабах проявляются так называемые внешние эффекты (экстерналии — ущерб либо выгоды производителей и потребителей по не зависимым от них действиям третьих лиц). К внешним эффектам относятся также сбои в производстве и неизбежный рост масштабов производства под влиянием технического прогресса. Производители, неважно, частные или государственные предприятия, имеют широкие возможности установления цен на свою продукцию и объемов продаж. Все это очень далеко от понятия совершенной конкуренции.

И потому неоклассическая модель рыночного равновесия тут часто не подходит — анализировать такие рынки надо с позиций хронического неравновесия, по модели структурного приспособления, в которой эффекты от изменения цен и зарплаты могут быть обратными тем, которые предполагаются в обычных моделях свободного рынка. Хотя монополизм на рынках ресурсов и товаров — обычное явление для Третьего мира, традиционная неоклассическая теория монополии неприменима здесь для анализа повседневной деятельности частных и государственных предприятий. Максимизация прибыли может быть отнюдь не главным мотивом принятия решений — на первом плане могут быть создание рабочих мест или замена иностранных менеджеров на местные кадры. Наконец, "невидимая рука" часто содействует не общему росту благосостояния, а делает богатых еще богаче, а массу бедных — беднее.

Неоклассическая теория имеет большое значение при простейшем анализе спроса и предложения на рынке для определения "правильных" цен на товары и факторы, соответствующих эффективному распределению ресурсов. Впрочем, не надо отождествлять такие цены со свободным рынком, это может делать и грамотное правительство, используя цены как стимул для оптимального с общественной точки зрения распределения ресурсов. Далее мы еще не раз убедимся в полезности инструментария неоклассической теории при анализе таких проблем, как рост населения, стагнация аграрного сектора, безработица в открытой и скрытой формах, охрана окружающей среды, задачи образования и планирования, выбор между стратегиями импортзамещения и экспортной ориентации, девальвация национальной валюты, кредитно-денежная политика и приватизация.

Разработка эффективной экономической политики для Третьего мира, сочетающей рыночные механизмы и разумное государственное регулирование, является крайне сложной задачей именно из-за особенностей институциональной и политической структуры входящих в него стран (не говоря уж о специфике общественного сознания и всей системы ценностей).

В условиях закостенелости институциональной структуры и глубокого социально-экономического неравенства ни рыночный механизм, ни государственное регулирование не в состоянии справиться с поставленными задачами. Их решение невозможно в рамках какой- либо одной идеологии: все зависит от анализа конкретной ситуации в стране. Специалисты в области развития должны уметь соизмерять "чистую" неоклассическую теорию с институциональными и политическими реалиями в большинстве развивающихся стран. Нужно уметь отличать неоклассические концепции, которые способны внести ясность в анализ проблем Третьего мира, от тех, которые здесь ничем не могут помочь.






Http://strana-veschey.ru/

http://strana-veschey.ru/ белалко о водке травник святая трава зубровка.

strana-veschey.ru